Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Парламент – самый открытый институт власти (интервью с Аидой Саляновой – полномочным представителем Президента Кыргызской Республики в Жогорку кенеше)

Дата: 16 марта 2011 в 16:22 Категория: Новости политики

Парламент – самый открытый институт власти

 

Наша справка

Аида Салянова – полномочный представитель Президента Кыргызской Республики в Жогорку кенеше, кандидат юридических наук, государственный советник юстиции третьего класса, эксперт по парламентскому праву Института конституционной политики. Окончила юридический факультет Кыргызского государственного (ныне – Национального) университета. Занималась преподавательской деятельностью, работала экспертом экспертно-юридического отдела аппарата Собрания народных представителей Жогорку кенеша, заведующей отделом конституционного законодательства, государственного устройства, законности и судебно-правовой реформы в Жогорку кенеше, статс-секретарем Министерства юстиции, министром юстиции, членом рабочей группы по разработке новой Конституции Кыргызской Республики. В 2010 году являлась председателем Совета министров юстиции государств – членов ЕврАзЭС.

 

Штрихи к портрету

Аида Женишбековна родилась 6 августа 1972 года в г. Нарыне Нарынской области. Сегодня в ее обязанности входит представление интересов Президента Кыргызстана в Жогорку кенеше и налаживание между ними конструктивного взаимодействия. Успешно сочетает парламентскую деятельность с научной, преподает в Национальном университете на юридическом факультете, пишет научные статьи на темы политического устройства, соотношения между ветвями власти, судебного производства, правами человека.

В свободное время любит читать, играть в теннис, популяризировать народное творчество, готовить. Особенно любит бешбармак, лагман, плов. В одежде предпочитает национальные орнаменты, с удовольствием носит сумки, женские украшения из войлока. Дом украшает изделиями народных умельцев, коврами с национальными орнаментами. Мечтает создать картины из лоскутков ткани – кураков. Услугами домработницы не пользуется, все делает сама.

Жизнь хочет прожить так, чтобы потом не захотелось в ней что-то менять. Свою страну хочет видеть сильной, процветающей.

Муж – предприниматель. Сын Бакай оканчивает среднюю школу в Америке, дочь Жасмин учится во 2-м классе.

 

Беседу ведет Торгын НУРСЕИТОВА

 

 

Муж никогда не ставит меня перед выбором – работа или семья

 

– Аида Женишбековна, Вы достигли вершины в своей профессии, были министром юстиции, сейчас являетесь полномочным представителем Президента в Жогорку кенеше. Вы целенаправленно делали себе карьеру?

– Честно говоря, я никогда не думала стать именно тем-то и тем-то, просто хотелось стать хорошим человеком и квалифицированным специалистом. Да и родители мои тоже этого хотели. Мне скоро сорок лет, и я поняла, что карьера никогда не должна быть самоцелью. Если человек работает хорошо, честно, отдает всю свою душу работе, то работа сама найдет этого человека. В моей жизни так и случилось.

– То есть у Вас не было «крыши», протеже…

– Ну что вы! Вот этого нет! Я родилась в семье простых людей. Папа всю жизнь проработал в сфере коммунального хозяйства, строил дороги, другие объекты и оттуда вышел на пенсию. В прошлом году страна оценила его заслуги, и он стал заслуженным работником коммунального хозяйства. Мама большую часть своей жизни посвятила системе социального обеспечения. Влиятельных, богатых родственников, которые приняли бы участие в моей жизни, карьере, у нас нет. Все, чего я добилась в жизни, это только благодаря Аллаху. Он посылал мне людей, которые верили в меня, продвигали меня, давали шанс работать, показать себя.

– Чем занимается Ваш муж? Он тоже госслужащий?

– Нет, он бизнесмен.

– Многие мужчины, независимо от национальности, образования, материального, социального положения очень ревностно, неоднозначно относятся к успехам жены… А как в Вашей семье?

– Я работаю благодаря тому, что мне дает возможность работать мой муж. Он никогда не ставит меня перед выбором – работа, карьера или семья. Но если я буду стоять перед таким выбором, то я однозначно выберу семью. Я буду работать ровно столько, сколько мне это будет позволять мой муж. Он мне не просто муж, он мой самый надежный товарищ, друг, советчик. Скоро двадцать лет, как мы в браке. Он из многодетной семьи, их восемь детей, он младший. Я счастлива с ним, это самый добрый человек на свете, у нас двое замечательных детей. Сын Бакай учится в Штатах, Жасмин дома, с нами, ходит уже во второй класс, отличница. С именем нашего сына вышла интересная история.

Мы с Бакытом хотели, чтобы имя нашего первенца состояло из его имени и моего. Но у киргизов, как и у казахов, первенца называют родители мужа, это их монопольное право. Посоветовавшись с детьми, старики решили назвать своего внука Бакай, так как в эти годы страна готовилась к празднованию тысячелетия «Манаса», и имена из этого знаменитого киргизского эпоса были модными. Конечно, нам это имя понравилось, оно было придумано как будто по нашему желанию – Бак и Ай. Меня с детства все родные зовут не Аидой, а Айкой. Вот такое приятное совпадение.

– Вы отдаете много сил и времени работе. Кто занимается воспитанием Жасмин, уборкой дома?

– Я сама убираю дом, содержу его в чистоте и порядке. Конечно, мне много помогает мама, она у меня как палочка-выручалочка, но воспитанием дочери я в основном занимаюсь сама. И вообще все свое свободное время я без остатка посвящаю детям, стараюсь передать им все лучшее, стараюсь, чтобы они придерживались добрых семейных традиций, обычаев нашего народа, уважали и слушались старших, любили детей. Хочу и надеюсь, что наши дети будут хорошими, порядочными людьми и востребованными специалистами.

– Вы выглядите просто потрясающе, это я Вам говорю как женщина. Вы пользуетесь услугами какого-то элитного салона?

– Нет. Я просто знаю, что не надо пользоваться одной и той же косметикой, ее надо менять, и все, других методов у меня нет.

– Что, если не секрет, является источником Вашей титанической трудоспособности?

– Дети и работа. Когда человек любит свою работу, он не чувствует усталости. Мои дети никогда не слышали от меня, что, вот, я пришла с работы, я устала, мне надо отдохнуть, меня не надо трогать.

– У Вас есть близкие подруги?

– Да, конечно, но самая близкая подруга – это Ирина Еркенова, она тоже юрист. Мы с ней дружим уже почти двадцать лет, вместе учились в техникуме советской торговли на отделении правоведения, потом в Национальном университете на юридическом факультете, потом вместе работали, в том числе в отделе конституционного законодательства комитета Жогорку кенеша. Ирина – замечательный человек, и я горжусь, что у меня есть такая подруга. Она в любую минуту рядом – и в горе, и в радости. Мы поймем друг друга в любой ситуации, поймем, простим, и никогда друг друга не осудим, мы друг для друга как хорошая психотерапия.

– Вы были председателем Совета министров юстиции государств – членов ЕврАзЭС. Какие вопросы Вам удалось решить на этом поприще?

– В этом авторитетном сообществе Кыргызстан председательствовал два года. За время моего председательствования нам удалось провести два заседания – одно в Астане, другое в Казани. Был принят ряд решений по разработке Концепции гармонизации гражданского законодательства. ведь, несмотря на то, что государства – члены ЕврАзЭС имеют достаточно схожее гражданское законодательство, есть немало правовых вопросов, требующих сближения. Это особенно актуально в условиях интеграции практически во всех отраслях – экономической, культурной, социальной, и она должна сопровождаться качественным гармоничным правовым инструментарием на всем пространстве ЕврАзЭС. Были одобрены Основные принципы оказания гражданам бесплатной юридической помощи, этот вопрос является архиважным в каждой стране – участнице ЕврАзЭС. Также в рамках сообщества продолжен традиционный обмен опытом в вопросах внедрения медиации, развития адвокатуры, исполнения судебных решений.

Хочу отметить, что, будучи министром юстиции, я большое внимание уделяла обучению и подготовке кадров, и в прошлом году десять сотрудников нашего Министерства юстиции прошли курсы повышения квалификации в Министерстве юстиции России, в частности, обучались правилам нормотворческой техники и проведения экспертизы.

 

Председателей судов будут избирать сами судьи

 

– Советом правозащитников Кыргызстана Вы признаны лучшим представителем власти в 2010 году. Можно узнать, за какие заслуги?

– Вы, наверное, знаете, что министром юстиции меня назначили после известных апрельских событий в Кыргызстане, до этого я два года была статс-секретарем министерства. И передо мной была поставлена задача – обеспечить качественное правовое сопровождение конституционной реформы, в частности, по разработке новой Конституции. Рабочая группа разработала проект новой Конституции, затем презентовала его на конституционном совещании. Когда конституционное совещание выработало окончательный вариант, мы представили его временному правительству, и временное правительство вынесло проект на референдум.

Во время разработки Конституции очень слаженно поработали наши правозащитники. Стоит отметить, что разделы Конституции, посвященные правам человека, получили очень высокую оценку у авторитетных международных организаций.

Но с принятием новой Конституции работа не закончилась, напротив, она только началась, дел было непочатый край, предстояло разработать около шестидесяти очень важных законопроектов, привести в соответствие с новой Конституцией действующие законы, которые Министерство юстиции выявило в ходе инвентаризации законодательства. Причем почти половина законопроектов была признана как срочные, неотложные, и они в первую очередь касались вопросов защиты прав человека. Совместно с гражданским обществом мы поработали очень плодотворно, и мне приятно, что Совет правозащитников Кыргызстана высоко оценил нашу работу. Для меня его награда является одной из самых дорогих, ведь мы, можно сказать, работали в экстремальных условиях, по ряду вопросов шли просто ожесточенные дискуссии, споры, высказывались совершенно полярные мнения, были демарши со стороны тех же правозащитников, но и конструктивное оппонирование тоже было. В общем, все было, но правозащитники в итоге увидели рациональное зерно нашей работы и по достоинству ее оценили.

После принятия обозначенных законов нужно будет разрабатывать вторичное законодательство, то есть подзаконные акты, и это, условно говоря, будет уже третьим этапом конституционного реформирования. Согласитесь, без формирования нового добротного законодательства нельзя поменять старую систему и навести порядок в политике, экономике, социальной жизни, так как ни один вопрос, стоящий в политической повестке, невозможно решить без качественного правового сопровождения.

– Но Президент Роза Отунбаева выразила недовольство развитием национального законодательства. Так, на сессии Жогорку кенеша она отметила, что по многим важнейшим вопросам государственного управления остается правовой вакуум, многие законопроекты, направленные на приведение в соответствие с действующей Конституцией, остаются не тронутыми и выразила надежду, что парламентарии будут заниматься законотворчеством, а не политическими разборками…

– Правовой вакуум действительно есть. Конституция установила новую систему отношений между властными структурами, новый правопорядок, новую систему народовластия, и хотя она имеет прямое действие, она не будет полноценно работать до тех пор, пока не будут приняты соответствующие законы, часть из которых, как я уже отметила, носит неотложный характер. Сейчас над этим очень плотно работают и правительство, и депутаты, работа идет по всем фронтам.

В Жогорку кенеше созданы рабочие группы по разработке закона о местном самоуправлении, о выборах и др. Как вы знаете, у нас выборы Президента не за горами, дата выборов будет известна уже в июне. К этому времени нам нужно принять конституционный закон о выборах, поскольку в новой Конституции прописано, что порядок выборов Президента устанавливается конституционным законом о выборах.

Другой срочный законопроект, над которым сейчас усиленно идет работа, – о Конституционной палате. В соответствии с новой Конституцией у нас вместо Конституционного суда должна появиться Конституционная палата при Верховном суде.

– Что это изменит по существу?

– Сути, в общем, не меняет, многие полномочия остаются такими же, как у бывшего Конституционного суда. Предвижу вопрос, а зачем тогда менять одно на другое? Понимаете, здесь не юридическое, а чисто политическое обоснование, результат политического компромисса. Когда члены временного правительства заявили, что тот Конституционный суд, который узаконивал неконституционные решения бывшего президента, не имеет права быть среди властных структур Кыргызстана, было принято консенсусное решение о том, что орган конституционного контроля все же будет, но только не в виде Конституционного суда с самостоятельным статусом, а Конституционной палаты при Верховном суде.

– Кстати, о судах. По мнению кыргызских парламентариев, реформа судебной системы в Кыргызстане должна стать общенациональной кампанией. В связи с этим они подготовили законопроект, в котором предлагается полностью обновить судейский корпус. Удастся ли властям претворить эту задачу в жизнь и побороть коррупцию среди судей?

– Хочу сказать, что по улучшению деятельности судов и судебной системы у нас разработан целый пакет документов вплоть до совета по отбору судей. Этот вопрос тоже будет регулироваться законом. Также подготовлены законопроекты о судейском самоуправлении и статусе судей, которые будут рассмотрены Парламентом в ближайшие месяцы.

Что касается обновления судейского состава, то в законе о введении в действие новой Конституции указано, что судьи сохраняют свои полномочия до тех пор, пока не будут переизбраны в соответствии с новой Конституцией. Другими словами, по принципиально новым правилам отбора судей на общих основаниях будут проходить все, в том числе те судьи, которые сейчас занимают судейскую должность. Уверена, что среди действующих судей есть немало честных и беспристрастных, которые должны продолжить свою работу.

В целом эти законопроекты направлены на усиление статуса судебной власти и укрепление независимости судей и судов. Мы не можем говорить о сильной независимой судебной системе до тех пор, пока не решим эти вопросы. Это аксиома. В разрабатываемых законопроектах предлагается установить в судах автоматическое компьютерное распределение дел между судьями и распределение судей в составах. Не менее важным является и то новшество, что председателей всех судов и их заместителей будет избирать не Жогорку кенеш и не Президент, а само судейское сообщество из числа вновь назначенных судей. Надеемся, такой шаг усилит судебную власть, деполитизирует ее и поможет решить вопросы, связанные с коррупцией в судах.

– Насколько я знаю, у вас разрабатывается Концепция правовой политики. Какие главные вопросы будут в ней отражены?

– Пока только создается рабочая группа по ее разработке. Разработка этого программного документа продиктована потребностью проведения системной правовой политики в правоохранительных органах, судах, адвокатуре, в сфере юридического образования и науки, а также правового просвещения. Разумеется, концепция должна соответствовать долгосрочным перспективам государства. Не секрет, мы уже много лет нуждаемся в глубокой институциональной реформе правоохранительной и судебной системы. Как вы понимаете, только ориентированные на защиту прав человека, уважение личности государственные органы способны обеспечить законность и правопорядок в стране. С этой целью и будет приниматься данная концепция. Также наряду с внутренней гармонизацией законодательства она предусматривает приведение его в соответствие с принятыми международными обязательствами, что тоже очень важно.

С другой стороны, сегодня как никогда остро стоит вопрос об обеспечении новой системы правового воспитания, и в этом отношении концепция должна обозначить основные ориентиры, нацеленные на повышение правовой культуры и правосознания граждан.

– Ваши парламентарии возводят в ранг закона любые инициативы по регулированию общественных отношений. И вообще, как сейчас пишутся законы – легко, тяжело?

– Во-первых, закон должен регулировать наиболее важные общественные отношения, и любые попытки нарушить этот принцип ведут к девальвации статуса закона. Недооценка других форм регулирования – подзаконных актов, способов саморегулирования и искусственное преувеличение значимости закона – в итоге снижает его эффективность, а в ряде случаев превращает его в декларацию.

Во-вторых, творить законы нелегко. Как говорили мои российские коллеги, многие беды и несчастья нашего хрупкого мира связаны с разрушительной, погромной деятельностью людей, не освоивших принципов и основ какого-либо дела, не пожелавших проникнуть «в строение духа». Эти слова смело можно отнести и к правотворчеству. Любой разрабатываемый законопроект должен обеспечивать внутреннюю согласованность законодательства, соответствовать системообразующим актам. У каждого нормативного правового акта должно быть свое место в системе законодательства. Подобно мозаике любой новой закон должен органично вписаться в уже существующую общую законодательную композицию, поэтому написание законопроекта – очень сложная интеллектуальная работа. Прежде всего она требует глубокого научного обоснования. Законопроект должен быть ориентирован на долгосрочную перспективу, а не на решение сиюминутных проблем. И чем дальше и полнее проектировщик закона сможет предвидеть будущее, тем долговечнее окажется принятый закон. К большому сожалению, сегодня уделяется недостаточно внимания проблеме научного предвидения. Для этого должны работать серьезные исследовательские институты, которые могли бы компетентно проанализировать воздействие проецируемых законопроектов на общественные отношения. Недооценка этих вопросов приводит к многочисленным законодательным и правоприменительным ошибкам, провоцирует бесконечное количество изменений, на что государственные органы тратят месяцы, а то и годы.

 

Семейно-кланового правления в Кыргызстане сегодня нет

 

– Аида Женишбековна, можно ли считать, что народ Кыргызстана полностью победил авторитаризм и семейно-клановое правление?

– Думаю, каждый гражданин нашей страны согласится со мной, если скажу, что авторитарного и семейно-кланового правления в Кыргызстане сегодня нет.

– Какие позитивные изменения произошли в стране после падения режима Бакиева?

– Президент Роза Отунбаева в своем выступлении на первом заседании Жогорку кенеша в январе этого года подчеркнула, что все семь задач или требований, которые ставил народный курултай перед апрельскими событиями, выполнены. Это восстановление прежних цен на электроэнергию, коммунальные услуги и мобильную связь, национализация стратегических объектов «Северэлектро», «Востокэлектро» и «Кыргызтелеком». Это расформирование такой структуры, как ЦАРИИ, освобождение общественных деятелей, осужденных по политическим мотивам. Это восстановление свободы слова на радио и телевидении, обеспечение открытости любых мнений и так далее.

Что было сделано потом? Каких успехов добилось новое правительство, новая власть? Во-первых, была принята новая Конституция. Во-вторых, по мнению многих политиков и экспертов, впервые за всю историю независимости Кыргызстана были проведены честные выборы в Жогорку кенеш и, таким образом, сформированы легитимные органы власти в лице Парламента и затем правительства. Все эти преобразования являются для нашей страны жизненно важными, ибо без этого невозможно решить никакие другие задачи ни в социальной сфере, ни в экономической, и тем более – в политической.

– Чем сейчас объединен ваш народ, чтобы сохранить Родину, страну от разных провокационных сил?

– Мужеством, терпением, мудростью, стремлением сделать свою страну богатой, процветающей. Наш народ пережил очень сложное, очень тяжелое для него время, и, я думаю, самое страшное уже позади. Сегодня есть твердое стремление к гражданской консолидации и решимость выйти из непростой ситуации, наладить жизнь, идти к светлому будущему.

– Как Вы считаете, что нужно сделать, чтобы в Киргизии больше не повторилось насильственное смещение власти? Как избежать тех ошибок, которые совершили предшественники вашего нынешнего Президента – Акаев и Бакиев?

– Власть, по идее, всегда должна помнить, что она находится на службе у народа. У нас и в Конституции написано, что смысл деятельности всех ветвей власти – это служение народу, и власть не должна это забывать. Сегодняшняя власть создает все условия для того, чтобы гражданское общество могло принимать участие в управлении страной. Так, во всех государственных органах, где есть большое бюджетное финансирование, в обязательном порядке образуются различные общественные наблюдательные советы из представителей гражданского общества, правозащитников и так далее, могущих повлиять на судьбу тех или иных принимаемых госорганом решений. Анализируя тот отрицательный опыт, который был у нас в стране, власть сейчас понимает, что деятельность государственного аппарата должна быть прозрачной, что любое важное государственное решение должно быть обсуждено сначала с народом, и каждый гражданин должен почувствовать личную причастность к той политике, которая проводится в его стране. А власть своими выверенными действиями должна помочь тому, чтобы у граждан появилась убежденность в правоте именно вот такого курса политики.

С другой стороны, и граждане должны стать настоящими партнерами государства, а не быть просто послушными исполнителями, и сегодня именно этой части политики уделяется большое внимание. К примеру, в новой Конституции обозначено, что вопросы государственного и общественного значения могут выноситься на курултай – это древнейшая форма обсуждения вопросов, где власть должна услышать волю народа. Теперь она официально закреплена в Основном законе. Таким образом, пришедшее к власти после народного восстания новое правительство старается исправить старую систему.

– В чем заключаются принципы новой политической стратегии вашей страны?

– Принципы политической стратегии нашей страны – это прежде всего законность и порядок. Не установив дисциплину в обществе, тем более в такое тяжелое время, мы не можем говорить о каких-то новациях, культурных преобразованиях как о вопросах первостепенной важности, поскольку гарантией их успешной реализации является законность, поэтому в политической повестке страны на переднем плане стоит борьба с криминалом, с коррупцией, защита государственных границ. Наряду с этими вопросами приоритетными являются восстановление экономики, новая этническая политика.

– В одном из своих выступлений Роза Отунбаева отметила, что к «весне по разным предположениям прогнозируется обострение общественно-политической ситуации». Какова сейчас реальная ситуация в стране?

– Сейчас идет подготовка к весенне-полевым работам, политическая обстановка спокойная, все госорганы сконцентрированы на выполнении поставленных перед ними задач. Правительство активно занимается экономическими, социальными вопросами, Парламент – законотворчеством. Президент инициировала разработку программного документа по этнической политике, а также, как я уже сказала, создание рабочей группы по разработке долгосрочной Концепции по правовой политике. В общем, жизнь продолжается.

– Криминогенную ситуацию в Кыргызстане усугубляет неконтролируемый оборот огнестрельного оружия, большое количество которого находится у населения после трагических июньских событий, и это вызывает серьезную обеспокоенность как у рядовых граждан, так и правительства. Как решается эта проблема?

– Президент уделяет очень большое внимание этому вопросу, о нем она говорит на каждом совещании с правоохранительными органами, ее речь по этому поводу является доступной для широких слоев населения, публикуется в СМИ. Сейчас у нас проводятся различные оперативные действия по изъятию оружия, которое находится у людей, а также профилактическая работа. За каждое сданное оружие установлена конкретная цена, и граждане уже сами приходят и добровольно его сдают.

 

Ключевые комитеты находятся в руках оппозиции

 

– В Парламент Кыргызстана пришли пять фракций. Есть ли условия, гарантии, чтобы они работали сообща ради интересов кыргызского народа? Как контролируются оппозиционные фракции? Будет ли коалиционное правительство, созданное парламентским большинством, сотрудничать с оппозиционным блоком?

– Условия, по крайней мере, правовые, для того чтобы все фракции работали ради интересов кыргызского народа, есть. Но я не думаю, что это обязательно надо делать сообща.

Во-первых, в Парламенте действуют два крыла – коалиция и оппозиция, и каждая фракция в рамках своей программы может работать очень конструктивно. При этом вовсе не обязательно вести какую-то соглашательскую позицию, навязывать единодушие, ведь все-таки это разные фракции, а значит, у них разное видение, разные мнения, разные подходы. Тут главное – наладить на высоком уровне культуру политического состязания. Что касается контроля над оппозиционными фракциями, то единственными контролерами являются они сами. При новой форме правления определяющую роль в их деятельности должна играть политика самоограничения, самоконтроля. Новая Конституция Кыргызстана предусматривает реальные гарантии для деятельности оппозиции.

– Например?

– Например, в Жогорку кенеше за представителями оппозиции зарезервированы, так сказать, три ключевых комитета – по правопорядку, бюджету и правам человека и равным возможностям. То есть они находятся в руках оппозиции, их возглавляют представители оппозиции.

Кроме того, два представителя оппозиции являются вице-спикерами Жогорку кенеша. У оппозиции есть свои квоты при назначении аудиторов счетной палаты, при назначениях членов ЦИК, при решении кадровых вопросов в судебной системе. Как видим, у них очень сильные позиции для того, чтобы реально участвовать в управлении страной.

– Устраивает ли ваш народ парламентская форма правления?

– Думаю, да. Граждане Кыргызстана возлагают большие надежды именно на эту форму правления, хотя, не скрою, поначалу некоторые высказывали свои опасения, сомнения, мол, раньше был один президент, а теперь будут 120 правителей (в Парламенте у нас 120 депутатов). Но ни в одной парламентской стране парламент не управляет непосредственно. Парламентская форма правления – это такая форма правления, где больше открытости, прозрачности, где меньше условий для установления авторитарного правления. Лично я считаю, что это более демократическая форма правления. И не только я так считаю. Вы посмотрите, сейчас большинство демократических стран выбрало именно такой путь развития. Известный венгерский конституционалист Шайо говорил, что Конституция – это результат нашего страха. Это на самом деле так. Мы, как и любая другая страна, писали свою Конституцию с учетом как положительного, так и отрицательного опыта и выбрали именно ту форму правления, где роль Президента ослаблена, где есть все условия для того, чтобы правительство эффективно работало, где усилена общественно-политическая роль Парламента. Надеюсь, что граждане Кыргызстана, которые голосовали за новую Конституцию, не разочаруются в ней.

– Какой принцип является главным в отношении новой формы правления?

– Наверное, компромисс. Парламентскую форму правления называют консенсусной формой правления. Это когда всем нужно сесть и договариваться – и Президенту, и Парламенту, и правительству, и фракциям внутри Парламента. То есть здесь не может победить одна какая-то сила, поскольку все решения принимаются только после переговоров, многочисленных согласований, взаимных уступок. Ценность этой демократии заключается в том, что любое решение является более выверенным, более взвешенным, оно не является мнением одной только личности.

И вообще, если мы говорим о форме правления, то Парламент – самый открытый институт власти. По природе своей правительство – закрытый орган, а Президент – тем более закрыт. Парламент – открыт, прозрачен, он сигнализирует обо всех негативных явлениях, которые происходят в обществе, и общество может через своих представителей напрямую участвовать в жизни страны, в управлении ею. А если есть отрицательные эмоции, то они выплескиваются в стенах Парламента через своих представителей, а не на улице и митингах.

– Как Вы уже отметили, выборы вашего президента не за горами. Как Вы думаете, парламентская форма правления сохранится?

– Есть отдельные политики, которые хотели бы опять вернуться к президентско-парламентской либо парламентско-президентской форме правления. Сам Парламент по закону не может вносить изменения до 2020 года. В случае необходимости это можно сделать только через референдум по воле народа, выбор за ним. Но сегодня такой вопрос не стоит.

– Наша беседа проходит накануне Международного женского дня 8 Марта. Что пожелали бы Вы женщинам наших братских республик – Кыргызстана и Казахстана?

– От всей души желаю всем большого женского счастья, счастливого будущего наших детей, мира, добра, процветания и благоденствия. Пусть ничто не омрачает весеннее настроение наших прекрасных женщин!

– Аида Женишбековна, благодарю Вас за беседу.

 

 

Алматы – Бишкек

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz