Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Димитрий Кленский: Парламентские выборы в Эстонии: все ли потеряно для русских?

Дата: 17 марта 2011 в 06:00 Категория: Новости политики

Как предрекал несколько месяцев назад ИА REGNUM, так и случилось: Эстония не будет решать «русский вопрос» и после состоявшихся 6 марта парламентских выборов. Задолго до них было ясно, что известная прорусской риторикой ведущая оппозиционная сила — Центристская партия, не может рассчитывать на победу. Однако центристы упрямо внушали русскому избирателю: победа реальна. Зачем? Это делали намеренно. Русские центристы — чтобы заполучить на личный счет как можно больше голосов и выслужиться перед лидером партии. Сама партия — чтобы компенсировать за счет русских голосов снижение своей популярности среди эстонцев.

И это притом, что эта партия, пусть и социально ориентированная, реально мало что делает для устранения межэтнической несправедливости, но благодаря своему лидеру, мэру Таллина Эдгару Сависаару, демагогически и надо признать долгое время весьма искусно использует «русскую карту».

И теперь обманывать было нетрудно — ситуация в стране сложилась парадоксальная.

Казалось, что чудовищное социально-экономическое расслоение населения, безработица, обнищание, недоедание детей и прочие «достижения» правления правительства во главе с Андрусом Ансипом должны были настроить население на более «левый» лад и центристы с социал-демократами могли рассчитывать на более половины мест в Рийгикогу (парламент Эстонии). Получилось наоборот.

Этому есть объяснение. Социальные потрясения отразились в основном на русском и русскоязычном населении. По сравнению с эстонцами среди русских безработица в разы выше, средняя заработная плата уже на треть ниже. Вот эстонцы и не выходят на улицы.

Но молчат и русские. К бесправию их приучили, а в апреле 2007 года, когда полиция учинила гестаповскую расправу над теми, кто возмутился варварским переносом «Бронзового солдата» и осквернением могил советских воинов, на годы вперед был преподан жестокий урок покорности «холопов» перед новоявленными «баронами».

Политическая бухгалтерия до и после выборов

Ну, а поскольку эстонцы составляют две трети населения и почти 5/6 избирателей (только один из трех неэстонцев имеет право голоса на парламентских выборах), то еще до выборов соотношение сил обещало преимущество ультра-либералам и националистам.

По итогам выборов корабль эстонской политики устремится на всех парах — в либерал-националистическом угаре и с еще большим, уже катастрофическим правым креном, навстречу неопределенности, напоминая политического «Летучего голландца».

Также ясно, что предстоящие осенью президентские выборы, уже в первом туре выиграет нынешний, проамериканский Президент ЭР Тоомас Хендрик Ильвес — его изберет парламент (без второго тура — выборов с участием уполномоченных со всех местных самоуправлений Эстонии).

Необходимые для прямого избрания главы государства 2/3 голосов депутатов Рийгикогу уже имеется и с запасом — вместо необходимых 67 голосов из 101 уже есть 75: либералы из партии реформ (33), националисты из IRL (23) и социал-демократы (19).

Почему в игре соцдемы? Потому что сам Президент страны Тоомас Хендрик Ильвес — формально является ставленником самой правой в мире социал-демократической партии Эстонии. (По этому поводу сочинили даже мини-анекдот: «Ильвес — соцдем»). Потому что разыгранный три месяца назад правящей политэлитой страны и направленный против Сависаара партийно-церковный финансовый скандал (в котором он, увы, сам подставился) был разыгран и с участием социал-демократов.

Им, за поддержку этой плебейски омерзительной пиар-акции, а также за обещание голосовать в пользу Президента Ильвеса на осенних президентских выборах были обещаны поддержка СМИ и успех на только что состоявшихся парламентских выборах (что мы и увидели: вместо прежних 10 мест в Рийгикогу у соцдемов стало 19!).

Такая вот избирательная «бухгалтерия», которую, между прочим, просчитали уже два месяца назад.

Именно поэтому проигравшая выборы «Русская сборная» (по избирательному списку Русская партия Эстонии) и решила участвовать в них, отвергая обвинения центристов в том, что этим центристы лишатся голосов русских избирателей и победы на выборах.

Как и предполагалось центристы снова остались в оппозиции, то есть, как и прежде, не смогут оказать заметного влияния на политику государства, чтобы устранить правовые основы дискриминации по этническому признаку или смягчить эту несправедливость.

Очевидно: если центристы в оппозиции, то нет большой разницы, имеют ли они в парламенте 26 или 20 мест. Зато «Русская сборная» могла бы заполучить за счет русских голосов до пяти мест и реально возвысить голос в высшем законодательном органе в защиту дискриминируемого русского населения, чего, как правило, избегают центристы.

Русские для центристов — всего лишь электорат

Центристы никогда особо громко такого голоса не подавали, дабы не потерять эстонскую часть своего электората. Впрочем, как раз на этих выборах Сависаар переиграл самого себя с этой самой «русской картой», оттолкнув от себя последних сторонников-эстонцев.

Их напугали национал-радикалы, усмотревшие, и не совсем уж беспричинно, участие «руки Москвы» в парламентских выборах. (И потому тоже не удалась центристам победа).

Это — демонстративный приезд в конце февраля, перед выборами, в Таллин Президента РЖД и Фонда Андрея Первозванного Владимира Якунина для участия в установке креста на строящемся православном храме в столице Эстонии. Эстонцев напугал телекадр с места события — несколько тысяч собравшихся в едином порыве православных!

Неприятный привкус имел также приуроченный к выборам (за три дня до них) концерт оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева. Покоробило и то, что визит в Эстонию оказался в одном ряду с состоявшимся осенью 2008 года схожим, но совсем по иному поводу «десантом» — в терпящую бедствие Южную Осетию.

Возвращаясь к самостоятельным русским политикам (не состоящим в национальных партиях), надо отметить, что они со своей «русскостью» не отягощены центристским «грузом» ответственности за эстонский электорат. А потому центристам стоило бы принять предложение самостоятельных русских политических сил кооперировать усилия с ними уже на ранней стадии подготовки к выборам.

К сожалению, на это центристы не идут. Более того, всячески, не только игнорируя самостоятельных русских политиков, но и используя против них грязный пиар. В итоге центристы превращаются в этническую партию русских, во главе которых стоят эстонцы. При этом теряя вес и положение в эстонской части общества. Кстати, это противоречит собственному постулату центристов: ушло время этнических партий.

Партии Сависаара разумно было оставаться эстонско-русской партией, имея рядом радикальную русскую партию, которая представляла бы интересы исключительно русских жителей, но работающая в тандеме с центристами. Этим партия Эдгара Сависаара не позволила бы националистам упрекать себя в чрезмерном русофильстве, но смогла бы приступить к серьезному озвучиванию «русского вопроса» с помощью новой партии русских в Рийгикогу, для которой этот «вопрос» был бы приоритетом номер один.

При этом наскоки национал-радикалов уже на такую русскую партию только укрепляли бы ее авторитет среди русскоязычного населения (1/3 жителей страны).

Центристы пренебрегли таким вариантом. А потому эстонский политический истеблишмент в силу своей хуторской ментальности теперь уже более успешно, чем вчера, реализует давнишнюю мечту — устранить с политического поля лично Эдгара Сависаара. Кстати, его «русофильство» — прикрытие истинной причины: лидер центристов давно не вписывается в мир провинциальной политики эстонской элиты, которая спешит обслуживать интересы прежде всего Запада, а потом уже своего народа.

Ирония судьбы в том, что это — черная неблагодарность, так как именно лидер центристов и его партия реально никогда не решали проблемы неравноправия русских, а только увещевали их, словесами «заземляя» их протесты и недовольство, то есть гарантировали Эстонии стабильность в условиях своеобразного апартеида на окраинах Евросоюза.

Увлекшись национальным видом спорта — «борьбой с Сависааром», националисты не понимают, что этим могут обнулить все старания лидера центристов по умиротворению дискриминируемого русского и русскоязычного населения.

Предложений — хватает, да дела маловато

Еще один общественно-политический парадокс Эстонии, это — объективная (в силу дискриминации) потребность русской общины в весомой политической силе, способной защищать ее, отстаивать ее права и интересы, но которая благодаря созданным эстонской политэлитой и властями препонам не может быть реализована.

В силу этого будет интересно наблюдать, как теперь пойдут дела с элиминированием центристов. Правящая верхушка Эстонии, страстно желая развалить Центристскую партию, может создать предпосылки, как об этом недавно писал член «Русской сборной» и обществовед Андрей Ширяев, для создания достаточно сильной новой русской силы.

В случае смены руководства Центристской партии и его отказа от сависааровского «русофильства» или возможного развала партии русскую и русскоязычную массу избирателей вполне сможет возглавить один из русских парламентариев-центристов.

Но есть еще варианты. Сразу после поражения «Русской сборной», участвовавшей в нынешних парламентских выборах по избирательному списку Русской партии Эстонии (РПЭ), лидер этой, скорее номинальной партии Станислав Черепанов заявил, что теперь миссию защиты русского населения вправе взять на себя именно его партия.

Он осмелился назвать ее общинной. Это нашло поддержку и у одного из активистов российских граждан Эстонии Владимира Лебедева. Он выступил с идеей формирования после состоявшихся 6 марта выборов «новой русской политики» (НРП).

Объяснить это можно тем, что других, пусть даже виртуальных партий у русских Эстонии больше нет. Впрочем, хотя «левые» на прошедших выборах дезертировали, а их лидер Георгий Быстров стал «вольнонаемным» кандидатом в депутаты от эстонского Народного союза, все же в соответствующем Регистре Объединенная Левая партия Эстонии остается.

Да, название у РПЭ красивое. Но идеология — замшелая, а «матчасть» — никудышная.

В партии числится свыше тысячи человек, но она не сумела сформировать даже достойный корпус наблюдателей на избирательных участках. РПЭ выставила в состав «Русской сборной» (16 кандидатов) на этих выборах всего шестерых представителей. Они набрали менее тысячи голосов (из полученных «сборной» пяти тысяч), и проявили, чуть ли не демонстративную инфантильность в ходе всей избирательной кампании. Неудивительно, что уже поговаривают и о создании новой русской партии. Например, публицист Михаил Петров, имея в виду наилучшее выступление «Русской сборной» на северо-востоке Эстонии, где русское население проживает компактно, заговорил о «русском анклаве» и «Региональной партии».

Представляется интересным (учитывающим наши реалии) проект Русского омбудсмена Эстонии Сергея Середенко. Поскольку в партии могут входить только граждане ЭР (составляющие две трети неэстонского населения «серопаспортники» и граждане РФ, законом поражены в политических правах), то предлагается создать партию, которая была бы истинно общинной. Это означает, что решения общины, которую образуют все три «сорта» русских страны, были бы верховенствующими и обязательными для партии.

Опора на собственные силы. Но есть ли они?

Для этого необходима малость — сама община, причем, хорошо структурированная. Чтобы приступить к ее созданию в преддверии местных выборов (времени — два с половиной года) надо спуститься небес — то есть вернуться к идее создания одноименных избирательных союзов во всех городах, где русские и русскоязычные жители составляют значительную часть населения. Одно и то же название в разных городах и волостях — верный указатель на стремление к единству. В 2009 году на местных выборах таковым предлагали «Русский центр». Возможно, стоит сохранить нынешнее — «Русская сборная».

Разумеется, общественные организации должны приступить к повседневной, кропотливой работе по конкретным проектам, например — спасение образования на русском языке.

В будущей русской общине люди должны не только почувствовать, что к ним обращено внимание. Они должны увидеть системную и точечную помощь создателей будущей партии, оказываемую пусть в малом, но исходя из предлагаемых общинных принципов солидарности, благотворительности и просвещения (особенно правового).

Сегодня нет альтернативы: неэстонское население спасет только опора на собственные силы. Хотя резонно задаться вопросом: а есть ли эти силы?

Раздающиеся даже из Москвы рекомендации русским политикам, «окунуться» в эстонские партии, это — не только отказ от формирования русской общины, но и призыв, если не ассимилироваться, то ментально «раствориться» в эстонском населении.

Заведующий отделом Прибалтики Института СНГ Михаил Александров пишет: «Поэтому участие русских кандидатов в выборах в составе общенациональных партий представляется более перспективной... Тем более, с учетом избирательной системы Эстонии, когда избиратель имеет возможность голосовать не только за партию, но и за конкретного кандидата внутри партии, продвигая его, таким образом, на проходное место в партийном списке».

Московский специалист не ориентируется в реалиях политической жизни Эстонии. Он предлагает русским политикам делать личную карьеру, но никак не влиять на решение «русского вопроса», поскольку это не входит в программу даже центристов. А потому входящий во фракцию эстонской партии русский политик становится в том же Рийгикогу политическим манекеном с хорошей зарплатой, «политическим бройлером».

То, что большинство русских голосует за центристов, еще не означает, что они не согласны с программными положениями независимых русских политиков, с той же Антидискриминационной программой «Русской сборной». Русский избиратель давно голосует за «меньшее зло», которым он признал щедрую на пророссийскую риторику Центристскую партию. Но избиратель видит, что власти чинят защитникам их интересов — русским политикам, всевозможные препятствия, чтобы не пустить их во власть.

Полиция безопасности ставит себе это даже в заслугу. А Прийт Тообал — генеральный секретарь той самой партии, которую возглавляет Эдгар Сависаар и с которой дружит «Единая Россия», видит целью политики своей партии в абсорбировании русских, контроле их деятельности, чтобы не допустить их во власть и в реальную политику.

И потому те, в том числе Михаил Александров, кто советует проникать в ряды эстонских партий, вызывает в Эстонии улыбку, а то и возмущение. Даже русские центристы находятся под полным контролем партийного руководства и самого Эдгара Сависаара. К примеру, центристы не сумели в течение 15 лет (?!) поставить в парламенте вопрос о внесении поправки в Закон ЭР «О лекарствах», чтобы обязать производителей и поставщиков лекарств в Эстонию снабжать лекарства аннотациями и на русском языке.

P.S. Наконец, что касается позиции России. Сдается, что Кремль со своей перезагрузкой и нормализацией отношений с Прибалтикой, со своей «никакой» соотечественной политикой, предлагает русским Эстонии разделить судьбу некогда живших на южных берегах Балтийского моря близких по культуре к славянам пруссов. Те сгинули восемь веков назад с лица Земли под натиском тевтонских рыцарей, их политики истребления, католизации и онемечивания.

Кстати, это тоже один из вариантов решения «русского вопроса» в Эстонии, так сказать, на эстонский манер. Любопытно, что это поможет за счет эстонизации русских решать и национальную демографическую проблему.

Наступил момент истины и для русских Эстонии.

По сообщению сайта REGNUM