Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Исмаил Даиров: А.Акаев и его окружение заложили основы политики и системы госуправления, приведших к событиям 2002, 2005, 2010 годов

Дата: 17 марта 2011 в 11:21 Категория: Новости политики

CA-NEWS (KG) — Управление и элита: о некоторых предпосылках кризиса

Именно во второй половине 90-х годов, когда окружение А.Акаева полностью взяло бразды управления государством в свои руки, можно говорить о том, что оно заложило основы той политики и системы госуправления, которая впоследствии приведет к марту 2002, марту 2005, событиям 2007 и апрелю-июню 2010 годов…

Исмаил Даиров

«Неважно, какого цвета кошка,

важно то, что она умеет ловить мышей»

Дэн Сяопин

«Короля играет свита, свиту делает король»

поговорка

Перманентный кризис управления, поразивший СССР в 80-х годах, усиленный с приходом М.Горбачева к власти и лозунгами о перестройке, гласности, демократизации, плюрализма и т.д., как известно, привел к распаду государства и образованию ряда новых независимых государств на территории некогда могущественной империи. До сих пор историки, политики и политологи, экономисты и другие ученые спорят и, по-видимому, долго будут спорить, о причинах и последствиях этого многосложного и многофакторного феномена, в Интернете можно найти много материалов по данному вопросу.

Наиболее интересной и приближенной к реалиям того непростого времени является, пожалуй, интервью Р.Хасбулатова «Так разбивали Советский Союз», занимавшего в 1991 году пост заместителя председателя Верховного Совета СССР и после развала Союза должность спикера российского парламента до знаменитого танкового обстрела 1993 года.

История распада СССР конца 20 века интересна, прежде всего, тем, что она продолжила историю распада Российской империи начала того же века, в результате которой обрели независимость Польша, Финляндия, прибалтийские республики и Республика Тува, правда, последних потом вернули в лоно империи. Следует отметить, что и Туркестан в 1918 году продекларировал о своей независимости, но об этом как-то не принято говорить вслух.

Распад СССР породил множество проблем, которые имеют место быть и сегодня. Продолжающиеся неоднозначные процессы на всем пространстве СНГ, особенно, на Кавказе и последние события в Москве, связанные с убийством футбольного фаната, вызвавшие массовые беспорядки и даже фразу главы государства о целостности государства, заставляют задуматься об истоках и причинах вышеназванных артефактов, текущих процессах и возможных последствиях.

Однако, казалось бы, какое отношение имеют эти вопросы к Кыргызстану, к тем проблемам, которые мы имеем сегодня? Самое непосредственное, поскольку тесно связаны с вопросами управления государством, с кризисом управления, наблюдающимся сегодня повсеместно, который и порождает многочисленные проблемы в экономике и социальной сфере.

Любой кризис имеет системную природу, свою логическую систему-цепь причин и следствий, следствий, которые выступают причинами для последующих следствий. Следовательно, существующий кризис управления требует системного подхода к анализу причин и следствий с целью воздействия на негативные и их трансформации в позитивные. Попыткой разобраться в этих достаточно сложных вопросах, и будет посвящена настоящая статья.

Кыргызстан, обретя внезапно свалившуюся независимость в 1991 году, унаследовал и соответствующую структуру управления, где ведущую роль играла бывшая партгосноменклатура, отказавшаяся от партийных билетов, принципов и убеждений, но не от власти.

В этом отношении А.Акаеву, как представителю научной элиты, власть, что называется, упала с неба, поскольку, сумев сделать успешную карьеру ученого-академика, и проявив незаурядные интеллектуальные и ораторские способности в бурные и смутные годы перестройки, многие посчитали эти способности пригодными и в сфере государственного управления. Увы, к глубокому сожалению, этим расчетам не суждено было сбыться или, если следовать вышеприведенному изречению Дэн Сяопина, выбор пал не на ту кошку.

Первые годы его правления можно охарактеризовать как романтичный период становления нового кыргызского государства, избавления от советско-коммунистического наследия с его опостылевшей идеологией уравниловки и тотального контроля. Такие слова, как «демократия», «народовластие», «свобода», «независимость», «рыночная экономика» и др., воспринимались как манна небесная, и для идеологизированного общества, воспитанного и взращенного на идеях и ценностях «светлого будущего», под этими словами подсознательно и подразумевался приход такового.

Умелое жонглирование этими словами и еще не заплывший от жира интеллект помогли А.Акаеву переиграть старую партгосноменклатуру в начальный период его правления, постепенно вводя во власть своих людей, и избавляться от прежней номенклатуры.

Однако отсутствие навыков профессионального управленца-государственника все-таки сказывалось по мере замещения старых управленческих кадров, выращенных советско-партийной системой управления, и введения новых персоналий в структуру госаппарата.

Новые назначенцы выдвигались из той же научной среды или же прошедшие комсомольскую школу управления. Это были, как правило, люди примерно того же поколения, что и А.Акаев, обладавшие научным складом ума, своим видением к проблемам управления, большей частью умозрительным, не имевшими практического опыта аппаратной работы. Вспомним эти фамилии: Т.Койчуев, К.Боконбаев, О.Ибраимов и др. ученые были привлечены к управлению органами государственной исполнительной власти.

Новая свита А.Акаева по законам власти постепенно расставляла своих людей на различных уровнях управления госаппаратом: верхнего, среднего и нижнего, потихоньку отправляя старых партбоссов либо на заслуженный отдых, либо послами за границу, пока, наконец, не добралась до такого опытного хозяйственника-управленца старой школы как А.Джумагулов, который, естественно, в своей работе полагался на свою команду.

Следует отметить, что 90-е годы — это крайне сложные и болезненные годы реформ, когда такие базовые понятия рыночной экономики как «частная собственность», «разгосударствление», «приватизация», «крестьянское хозяйство» и др., только внедрялись в общественной массовое сознание, а для представителей старой партгосноменклатуры они вообще были трудны для восприятия и, тем более, использования в практике госуправления.

Но, если представителям старой партийной школы управления были привиты какие-то качества партийной этики, дисциплины, ответственности, исполнительности, скромности и т.д., то новая генерация управленцев не имела такой школы, у нее были уже другие ценности, запросы и аппетиты, взращенные в условиях рыночных реформ, разгосударствления и приватизации. Госслужба из аппарата управления государством стала превращаться в аппарат обогащения за счет разгосударствливаемого имущества. Причем, не обязательно самого госслужащего, а его родственников, друзей и близких. Примеров тому очень много.

С уходом А.Джумагулова с поста первого руководителя правительства страны новые премьер-министры, министры и их замы начали меняться как перчатки, в структуре госаппарата стал процветать непотизм, подарки и взятки за должности, коррупция и т.д. Из управления среднего звена также стали вымываться опытные и квалифицированные представители старой школы, кто уходил на пенсию, кто эмигрировал, кто уходил в бизнес или в открывающиеся проекты.

К власти стала приходить новая генерация управленцев всех уровней, которая уже не знала, что такое партийный контроль и что такое окрики из Москвы и, соответственно, не имела основ/опыта старой советской школы управления, которая была достаточно эффективной в условиях централизованной плановой экономики, коллективной собственности и тотального контроля.

Эта генерация управленцев, получившая советское образование, пыталась построить новую систему управления в принципиально новых условиях рыночной модели экономики, не имея знаний и практического опыта, а лишь теоретические представления, и всецело полагаясь на рекомендации и предложения западных консультантов и специалистов, которые в свою очередь разрабатывали их не зная специфику и особенности постсоветского общества и, тем более, кыргызскую ментальность.

В структуре госуправления к концу 90-х годов, когда реформы в экономике и социальной сфере достигли своего пика, сложилась уникальная ситуация, которую, если перефразировать известного мыслителя начала 20 века, можно охарактеризовать следующим образом: старые не могли, а новые не умели управлять в новых условиях. К тому времени в стране государственного управления как эффективного института уже не существовало, была сплошная имитация или импровизация госуправления под диктовку иностранных консультантов и советников.

Значительная часть экономического потенциала в сельском хозяйстве и промышленности, оставшегося в наследство от Советского Союза, к тому времени была успешно «разгосударствлена и приватизирована» согласно рекомендациям западных специалистов. Одновременно велась бездумная и бессистемная практика взятия кредитов и займов под гарантии государства на проведение «реформ», а не реализацию перспективных долгосрочных инфраструктурных проектов. Где сейчас все эти займы и кредиты и на кого легло основное бремя выплаты внешнего долга? Наступило время для реализации еще одной рекомендации – разработке и реализации Национальной стратегии по сокращению бедности, хотя бедность, в переводе с английского, еще означает и нищета.

На взгляд автора, именно во второй половине 90-х годов, когда окружение А.Акаева полностью взяло бразды управления государством в свои руки, можно говорить о том, что оно заложило основы той политики и системы госуправления, которая впоследствии приведет к марту 2002, марту 2005, событиям 2007 и апрелю-июню 2010 годов. Причем, рассматривая эти артефакты новейшей истории, следует подчеркнуть, что уровень конфликтного потенциала с каждым разом возрастал по экспоненте, о чем свидетельствует количество человеческих жертв и постановка вопросов о развязывании гражданской войны и потере государственности. Ведь, если оглянуться назад, скажем, в 1998 или даже в 2001 год, то в те годы даже в самом дурном сне не могли присниться события апреля — июня 2010 года…

И если провести анализ этих событий, то можно придти к выводу, что Аксыйские события марта 2002 года явились причинами для событий-следствий в Бишкеке в марте 2005, которые в свою очередь явились причинами для событий-следствий 2010 года в Нарыне, Таласе, Бишкеке, Джалал-Абаде и Оше.

Сохраняющееся и уже нарастающее напряжение в новом парламенте, правительстве и обществе в целом заставляет задуматься над вопросами: к чему теперь приведет этот философский принцип причинно-следственных отношений в обозримом будущем или же будут правы те политологи и политики, предсказывающие развязывание гражданского конфликта и разрушение кыргызской государственности?! В чем корневые причины существующего напряжения, и какие меры надо предпринять, чтобы, если не снять его, то хотя бы ослабить? Как сделать работу госаппарата более эффективной и действенной и т.д.?

Поиску ответов на эти вопросы и будет посвящена следующая часть настоящей статьи.

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба