Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

20 лет без СССР

Дата: 17 марта 2011 в 17:50

Ботагоз Сейдахметова
Вчера в Алматы завершил свою работу I Евразийский конгресс политологов, в котором приняли участие отечественные ученые, чиновники, а также гости из Германии, Франции, Кореи, Китая, Турции, Молдовы, России, Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана, Азербайджана, Беларуси, Ирана.
Главная тема, на основе которой были построены все выступления ученых: «Постсоветский транзит: тренды, мифы и перспективы».
На самом деле, 20 лет без СССР — это повод задуматься...

Казахстанский ученый Камал Бурханов в свом выступлении напомнил о событиях 20-летней давности, которые произошли в Беловежской Пуще и стали началом конца советской империи. По его мнению, СССР существовал де-юре, но не де-факто. Реальная власть в последние годы была сосредоточена в руках республиканских лидеров: в России — Бориса Ельцина, в Казахстане — Нурсултана Назарбаева, в Узбекистане — Ислама Каримова.
Именно в тогдашней Алма-Ате затем была принята декларация, которая определила правовой статус новых независимых государств, статус первого и последнего президента СССР Михаила Горбачева. По словам профессора Бурханова, новые государства выбрали разные политические модели развития, и назвал четыре.
Первая — западная модель, которую выбрали Прибалтийские государства, которые всегда были близки к Западу.
Вторую модель избрали постсоветские государства, которые, по его словам, бросились в объятия Запада. Это Украина при Викторе Ющенко, Грузия периода Звиада Гамсахурдиа, Киргизия, Азербайджан. Для киргизов эта модель обернулась плачевно — укреплением семейственности во власти, коррупцией, бандитизмом. Гамсахурдиа довел Грузию до нищеты, в Азербайджане общая политическая нестабильность усилилась этническим конфликтом в Нагорном Карабахе. А Россия во время правления Ельцина не могла определиться со своим геополитическим статусом. Это, уверен ученый, чуть не привело к распаду страны.
Третья модель — восточная деспотия. Это Туркменистан с культом личности президента Ниязова.
Четвертая модель, по Бурханову, — это казахстанский путь развития — евразийство. В первые годы независимости президент Назарбаев один принял и подписал 147 указов. С приходом Владимира Путина, считает казахстанский ученый, Россия также приняла евразийскую модель развития.
Киргизский спикер, бывший глава киргизского МИДа, доктор политических наук, профессор Аликбек Джекшенкулов, премьер-министр теневого правительства Общенационального конгресса Кыргызстана, считает, что начавшийся мировой экономический кризис в 2008 году дал толчок возникновению нынешних политических кризисов в некоторых странах Азии и Африки, напряжение в беднейших странах мира усугубляется продовольственным кризисом. А политические системы постсоветского пространства не могут дальше оставаться вне этих тектонических процессов.
Он говорит, что в Кыргызстане эти процессы начались раньше и проявились в более жестких революционных формах. «Стихия неуправляемой социальной энергии дважды за пять лет сметала на своем пути устаревший коррумпированный криминально-семейный механизм управления государством, переживавшим глубокий системный кризис», — считает киргизский ученый.
Он считает, что мартовские события 2005 года не были случайностью. Свержение и побег Аскара Акаева стали закономерным итогом политики, проводившейся им на протяжении последних пяти лет его пятнадцатилетнего правления. В частности, подмена государственных интересов корыстными интересами президента и его окружения привела к полной деградации системы государственного управления, к экономическому спаду и развалу ключевых систем жизнеобеспечения и развития общества.
Второй киргизский президент не только не преодолел, но, напротив, сохранил и усугубил недостатки системы государственного управления, сложившиеся при его предшественнике. Два семейно-клановых режима оставили после себя тяжелое наследие — коррумпированный, громоздкий и безответственный государственный аппарат, обескровленные и деморализованные силовые структуры, тотальное недоверие граждан к органам власти и политической элите.
Перед вновь созданным после 7 апреля прошлого года Временным киргизским правительством стояли три проблемы. Первая — это восстановление порядка, законности и безопасности. Вторая — стабилизация социально-экономической ситуации в стране. Третья — легитимация государственной власти.
Киргизский политолог уверен, что ни временное, ни коалиционное правительства не смогли справиться с двумя основными задачами. «Управляемость страной не восстановлена, беззаконие продолжает процветать, ни внутреннюю, ни внешнюю безопасность сегодняшняя власть не способна обеспечить, резко ухудшилось социально-экономическое положение граждан, растет нищета, в обществе нарастает морально-психологическое напряжение», — говорит он и добавляет, что события 7 апреля 2010 года были не чем иным, как обычной борьбой за власть. Вновь продолжается мародерство ресурсов и портфелей, только уже не одной семьей, а несколькими кланами, а народ как бедствовал, так и бедствует.
«У власти оказались те же старые игроки прошлых администраций, связанные с коррумпированной и криминальной системой управления, пытающиеся сейчас урвать для себя «новый кусок пирога», и досужие рассуждения об эффективности парламентской системы управления все меньше и меньше получают поддержку у народа», — сожалеет киргизский спикер. И все же Аликбек Джекшенкулов уверен, что в Кыргызстане есть здоровые политические силы, которые осознают свою ответственность перед будущими поколениями и способны навести в стране порядок и обеспечить людям достойную жизнь.
Между тем весь доклад белорусского спикера, директора Института социологии Национальной академии наук Игоря Котлярова был наполнен оптимизмом и уверенностью в правильном политическом выборе страны. В частности, он считает, что белорусская оппозиция слабая и не имеет ярких лидеров. При этом добавил, что президент Александр Лукашенко пользуется большим уважением не только внутри страны, но и за ее пределами. А в качестве безусловных лидеров Беларуси он назвал по убывающей: президента, церковь и армию.
Российский ученый Алексей Власов считает, что за годы независимости снизились темпы развития среднего класса как основы эффективного общества. По его мнению, ни в Казахстане, ни в России не завершена диверсификация экономики и не решен главный вопрос — какую роль будет играть нефть в экономике. В частности, он отметил, что уже сегодня отсутствие ответа на этот вопрос создает трения между премьер-министром Казахстана и ФНБ «Самрук-Казына». Власов считает, что в новых независимых странах провисает вся система среднего образования. Это привело к тому, что местные элиты приняли западные стандарты образования, но только по форме, а не по качеству.
I Евразийский конгресс политологов позволил ученым обсудить проблемы постсоветского пространства, а также попытаться дать прогноз, что ждет нас в обозримом будущем.

«У власти оказались те же старые игроки прошлых администраций, связанные с коррумпированной и криминальной системой управления, пытающиеся сейчас урвать для себя «новый кусок пирога», и досужие рассуждения об эффективности парламентской системы управления все меньше и меньше получают поддержку у народа», — сожалеет киргизский спикер Аликбек Джекшенкулов

По сообщению сайта Новое поколение