Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Традиции Великого Поста

Дата: 17 марта 2011 в 19:29

Великий Пост у большинства современных людей ассоциируется в основном с воздержанием в еде и развлекательных мероприятиях. В частности, мы знаем, что в пост нельзя есть мясо и играть свадьбы.

Однако у наших предков, живших в Иркутске на рубеже XVIII и XIX веков, были и другие обычаи, которых они придерживались в дни Великого Поста. Например, первый понедельник после Масленицы называли чистым, потому что в этот день в домах горожан перемывали всю посуду, сами они ходили в баню и многие начинали говеть.

«Хозяйки в Иркутске — пресуетливые создания: на первых днях поста пекут обварные крендели, сдобные калачи и пряники разных сортов», — пишет в своих воспоминаниях о нашем городе Екатерина Алексеевна Авдеева-Полевая, прожившая здесь 25 лет в начале XIX века. — «Многие, особенно люди пожилые, не едят даже рыбы во весь пост, прочие соблюдают это только в первую, четвёртую и страстную неделю». Более того, иркутские купцы даже в пост готовили много «кушаний»: разную рыбу, соусы и кулебяки.

Да и в церковь во время поста не все горожане регулярно ходили. Так поступали только те, у кого было на это время. Как отмечала писательница в своей книге «Записки и замечания о Сибири», во всех домах в это время «кипит деятельность: богатые шьют для своего семейства обновки, а бедные трудятся для богатых». Такое положение вещей, разумеется, было характерно для всей России того времени, но для Иркутска — особенно, так как здесь в ту пору, судя по замечаниям Екатерины Алексеевны, не было магазинов, а швей или мастериц явно недоставало. Вот и приходилось зажиточным иркутянкам самим шить свои наряды и даже бельё.

В эти же дни горожане готовили к празднику Пасхи специальные качели, особенно в тех семьях, где было много детей. Покупали для этой цели длинную и широкую доску, гладко её строгали, а середину «подмащивали» повыше.

Развлечение заключалось в том, что один человек садился на подмощённое место, и называлось это «сидеть на кашке», а двое становились на концы качели, подпрыгивали поочерёдно и делали разные фигуры. «Тот почитается искусным, кто выше прыгает, — поясняет Авдеева-Полевая. — Но это довольно опасно: многие падают и ушибаются».

Интересные традиции у наших предков были связаны с чистым четвергом Страстной недели. В этот день, который тогда именовали «великим четвертком», они старались встать до восхода солнца и умыться свежей водой из серебряной посуды, чтобы быть здоровыми целый год. Бытовало тогда предание, что в этот день вещий ворон, живущий в непроходимых лесах, до света купал своих детей в гнезде, в котором у него были и золото, и серебро, и дорогие каменья. И ещё одному обычаю следовали сибиряки в этот день: завязывали в узел соль и клали её в печь. Называлась она четверговою солью. Её хранили как лекарство от дурного глаза и поили подсоленной ею водой коров и телят, когда они болели. Смешанную с золой четверговую соль добавляли в зерно перед посевом, а её раствором поливали гряды при посадке лука, капусты и огурцов. А во время пасхальной трапезы четверговой солью солили освящённые яйца, которыми разговлялись после заутрени.

К празднику Воскресения Христова богатые горожане готовились, как хотели, а бедные — как могли, отмечает бытописательница жизни и нравов иркутян. Но во всяком доме — зажиточном и не очень — пекли куличи, красили яйца и делали сыры. Вот только из «достаточных» домов много разной провизии посылали в острог и богадельни.

Святое воскресенье, как и многие другие религиозные торжества, считалось праздником семейным, который проводили в кругу родных и близких. Хотя и развлечения в этот день тоже были не чужды горожанам. Правда, как отмечает Авдеева-Полевая, из всех увеселений, известных в столицах, в провинциальном Иркутске начала 1800-х годов на Пасху народу были доступны только качели, которые ставили на площади. Они были круглые, большие, с сиделками и «коньки»: одни на них качались, другие просто смотрели. На том, собственно, праздник и кончался. Отсутствие театра в Иркутске и — из-за отдалённости — гастролей артистов, «волтижёров, балансёров и разных искусников с диковинками», по мнению писательницы, сберегало карманы горожан, но заставляло многих вздыхать о жизни столичной с её развлечениями.

По сообщению сайта Аргументы и Факты