Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Георгий Гречко: «Человечество должно образумиться!»

Дата: 17 марта 2011 в 19:31

Мы не щадим, не ценим нашу планету

Георгий Гречко — космонавт № 34. Доктор физико-математических наук, дважды Герой Советского Союза. Трижды он побывал на околоземной орбите. Участвовал в запуске первого в мире искусственного спутника земли. Выходил в открытый космос. А начинался путь к звёздам в Ленинградском дворце пионеров.

— «АиФ-Петербург»: После полёта Гагарина прошло полвека. Какой опыт в освоении космоса мы получили за эти годы?

— Бесценный! Ни у одной страны такого нет, тем более в длительных полётах. Наш врач Валерий Поляков летал свыше 437 суток и решил принципиальные задачи, важные, например, при полёте на Марс. Может человек полтора года без искусственной гравитации сохранить работоспособность? Он доказал — может. Без такого опыта марсианский корабль надо было проектировать с созданием искусственной тяжести, а это грозит не только увеличением веса всей конструкции, но и гарантирует экипажу различные неполадки в организме. Поляков подтвердил: на Марс можно лететь в невесомости. И это только одна страница отечественных исследований.

— «АиФ-Петербург»: О полёте на Марс американцы, китайцы говорят как о решённом деле. Мы не опоздаем?

— Американцы объявили, что отправятся на Марс в 2020-м, китайцы — в 2025-м, а мы ещё через пять лет. Фокус в том, что лететь надо в определённые дни, чтобы современные ракеты достигли цели. Что же получается? Все отдельно стартуют в одни и те же дни недели? Считаю, что полёт должен быть один, международный, а каждая страна внесёт в проект то, что лучше всего делает.

— «АиФ-Петербург»: Каким же будет наш вклад?

— Мы сейчас отстаём, финансирования недостаточно. Предлагалось даже делать корабли за счёт кредитов, что раньше было просто исключено. Поэтому боюсь, что не очень много сможем внести в марсианский проект. Хотя на орбите мелочей не бывает. У нас, например, самые лучшие туалеты в космосе. Они дешёвые и комфортные. Американцы всегда просят, чтобы им разрешили пользоваться нашими, хотя их собственные стоят 20 миллионов долларов и имеют даже какой-то лазерный прицел. Ну а если серьёзно, я бы хотел, чтобы мы привнесли не только туалеты, но и что-то более существенное.

— «АиФ-Петербург»: А зачем нам лететь на Марс? Космос требует огромных средств.

— Их можно найти! Посмотрите, мы тратим безумные деньги на вооружение. Людям надо одуматься, прекратить междоусобицу, а всем странам одновременно сократить военные бюджеты. Даже если уменьшить на 10 процентов, хватит для полёта на Марс.

— «АиФ-Петербург»: Однако в действительности многие страны наращивают арсеналы.

— Человечество должно образумиться! Хочу быть неправым, но, похоже, оно опомнится после огромной встряски. Человечество очень глупое, его, похоже, объединяет только беда.

— «АиФ-Петербург»: Как же получилось, что после мирового первенства в космонавтике мы потеряли лидерство в такой важной сфере?

— Во-первых, повторю, крайне малы вложения. Во-вторых, произошёл разрыв в поколениях инженеров, конструкторов, проектирующих корабли. Старые ушли, не передав свой багаж молодым, а у молодёжи есть задор, новые знания, но нет опыта. В-третьих, мне кажется, у нас неверная стратегия. Мы планируем в основном работу на МКС, а денег на межпланетные полёты не дают. Поэтому столь значительного вклада с нашей стороны, очевидно, уже не будет.
Удивляет и позиция Минобороны. Оно избавилось от «Звёздного городка», отобрало у космонавтов машины и самолёты, добралось и до наград. Так что я очень рад, что жил в другое время, когда вся страна гордилась нашими космонавтами, а другие, в том числе Америка, нам завидовали.

— «АиФ-Петербург»: Многие упрекают космос в том, что он далёк от реальной жизни, а технические достижения не применяются для общей пользы.

— Не соглашусь. Чтобы совершить полёт орбитальной станции, нужны новые материалы, совершенное оборудование. Другое дело, как космические новинки использовать на Земле. И здесь мне немного обидно, что американцы сумели свои разработки поставить на службу авиации, военной, гражданской техники, вплоть до бытовых приборов. Наш «Буран» был лучше «Шаттла», он мог летать без пилотов. Но заработать какие-то деньги, вернуть расходы мы не смогли.

— «АиФ-Петербург»: Страшно перед запуском, когда под тобой огонь, а впереди неизвестность?

— Страха нет. Страшно, когда пожар, или парашют не раскрывается, но для этого есть тренировки. А на старте — наоборот, приходит облегчение, что все испытания пройдены и начнётся настоящая работа. Был случай, когда один экипаж дважды сажали в корабль, а потом вынимали и только на третий раз они полетели. Мне друзья на 75-летие подарили моё заявление, которое я написал на имя Королёва, что готов отдать всё своё умение и даже жизнь. Мне тогда был 31 год.

— «АиФ-Петербург»: Во время экспедиции космонавты находятся в невесомости. Как быстро к ней привыкаешь и легко ли адаптироваться после?

— Абсолютное большинство осваивается в течение нескольких часов, одного дня. У меня возникал дискомфорт. Чтобы от него избавиться, возвращался в кресло, затягивал себя ремнями, создавая тяжесть, минут 10 лежал и всё проходило. Адаптация происходит в зависимости от длительности полёта. После многомесячного даже спать тяжело. Привыкаешь есть, ходить… Организм приходит в норму через 2-3 месяца.

— «АиФ-Петербург»: Есть ли режим на орбите?

— Расписание, как на Земле: завтрак, обед, ужин, 8-часовой сон, два часа физических упражнений.

— «АиФ-Петербург»: Какая она из космоса, наша Земля?

— Очень красивая, гостеприимно нас встречающая. Да, может и есть планеты, где теплится жизнь, например, на основе кремния. Где текут реки, но метановые. Мы сами не понимаем, на какой замечательной планете живём, не щадим её, не ценим. А следует хранить, оберегать. Поэтому надо не убирать из образования астрономию, литературу, а растить культурных людей, достойных жизни на Земле.

По сообщению сайта Аргументы и Факты

Читайте также