Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Китаю завоевывать Казахстан нет никакого смысла»

Дата: 18 марта 2011 в 08:31 Категория: Новости стран мира

Михаил Пак, www.regnum.ru, 17 марта

На минувшей неделе начальник отдела из управления развития внешней торговли министерства коммерции КНР Лю Чуаньу прокомментировал тему создания совместного казахстанско-китайского предприятия, которое бы арендовало земли для сельскохозяйственных нужд у правительства республики. Китайский чиновник даже привел в пример схему работы такого предприятия, отметив при этом, что конкретных договоренностей с казахстанским кабинетом министров у Китая нет. Выступление китайского чиновника вполне можно назвать сенсационным – сам того не желая, Лю Чуаньу косвенно подтвердил малую часть информации, которую разместил на страницах своего блога беглый зять президента Нурсултана Назарбаева Рахат Алиев. В своем обращении Алиев обвинил главу республики в заключении секретного пакта, согласно которому 1 млн. гектар казахстанских земель отходит в аренду Китаю сроком на 99 лет. Казахстанские и китайские чиновники опровергли это заявление, однако мнение специалистов по Китаю – в информационном поле оказалось слабо представленным. Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) Константин Сыроежкин долго не соглашался «комментировать слухи», но в итоге все же ответил на несколько вопросов корреспондента ИА REGNUM «строго по существу».
ИА REGNUM: Специалисты по Китаю в своих комментариях утверждают, что заявление бывшего президентского зятя Рахата Алиева провокация, но серьезной аргументации пока не представили. Как вы считаете, заявление бывшего посла Казахстана в Австрии имеет под собой какое-либо основание? Такая схема сотрудничества, если исключить выпады против президента, возможна в принципе? Пекин на нее согласится?
— Нет, невозможна.
ИА REGNUM: Почему?
— Начать можно с того, что право временного возмездного землепользования для ведения крестьянского или фермерского хозяйства и товарного сельскохозяйственного производства (то есть, аренда земли) предоставляется гражданам и негосударственным юридическим лицам Республики Казахстан на срок до 49 лет, а иностранцам и лицам без гражданства на срок до 10 лет. О 99 годах в земельном законодательстве РК нигде не говорится.
ИА REGNUM: Ну, срок аренды имеет не первостепенное значение. Важнее, что Китай хотел бы поработать, как заявил начальник отдела из управления развития внешней торговли министерства коммерции КНР Лю Чуаньу, в Алматинской области, например. И китайские чиновники, дескать, даже ведут переговоры с общественными структурами.
— Как выяснилось во время памятной дискуссии в 2009-2010 годах, свободных (не находящихся в частной собственности у физических и юридических лиц РК) плодородных и орошаемых земель сельскохозяйственного назначения в Казахстане практически нет. Три с половиной млн. гектар залежных земель, о которых шла речь, включают в себя земли разной категории, и лишь часть из них может быть использована под пашню. В Алматинской области свободных плодородных и орошаемых земель вообще нет.
ИА REGNUM: На многих форумах озвучивается мнение, что логичнее было бы заставить землю работать, разве нет?
— Я снова вернуть к дискуссии прошлых лет. Как она показала, аренда земли иностранным инвестором (в особенности, если этот инвестор из Китая) негативно воспринимается общественным мнением и реализация этого проекта на практике может привести к серьезным социальным и политическим конфликтам. Государство не будет наступать два раза на одни и те же грабли!
ИА REGNUM: То есть, вы поддерживаете тезис националистов о внимательном отношении к Китаю?
— Если говорить о гипотетических перспективах, я не вижу ничего плохо в сотрудничестве с Китаем в сельскохозяйственной сфере. Безусловно, с учетом национальных интересов Казахстана и тщательным расчетом плюсов и минусов любых проектов. Сельское хозяйство – пожалуй, единственная область, где мы можем сотрудничать с Китаем на равных. В этом контексте создание СП (с учетом того, о чем говорилось выше) не такая уж и плохая идея. В чем основные проблемы наших фермерских хозяйств? Отсутствие оборотных средств, несовершенство, а по большому счету – отсутствие современной техники и агротехнологий (во многом обусловленное первым), сложности с реализацией выращенной продукции по приемлемым для них ценам, катастрофически быстрое снижение степени переработки агропромышленной продукции. Все эти проблемы достаточно эффективно можно решать в рамках сотрудничества с Китаем, где именно их решению уделяется приоритетное внимание.
ИА REGNUM: При каких условиях Казахстан бы мог пойти на создание СП?
— Если в документах по созданию СП будут четко оговорены квоты и условия трудовой миграции из Китая, порядок проживания и работы на территории Казахстана мигрантов, их этнический состав, жесткие технические условия использования земли, сохранение юридических прав ответственных землепользователей за казахстанскими фермерами или государством и т.д., я не вижу поводов для опасений. Если ничего этого нет, то вопросов возникает действительно много.
ИА REGNUM: Что вы можете сказать о боязни Китая в Казахстане? Известно, что у Поднебесной нет во внешнеполитических планах никаких намеков о нападении на сопредельные территории – но что можно сказать о традициях? Ведь Китай крайне динамично осуществляет экономическую экспансию. Экономика может стать основой для обновления политических предпочтений?
— Сегодня Китай вкладывает деньги практически во все страны мира, в том числе в проекты в странах Европы и США. Неужели вы серьезно полагаете, что в случае форс-мажора Китай сможет ввести войска в эти государства? Это же из области фантастики, мягко говоря.
ИА REGNUM: Факт экономической экспансии, при этом, отрицать же вы не будете?
— Китай не ставит цели экономической экспансии. Главная задача Китая – превращение в глобальную торговую державу. Но эта задача на сегодняшний день решена. Это, во-первых. Во-вторых, я не устаю повторять, что в эпоху экономической глобализации не имеет смысла завоевывать какие-то территории. Особенно те, которые и без этого работают на вашу экономику. В-третьих, не Китай навязывает нам (как и другим странам) свои инвестиции, мы сами нуждаемся в них.
ИА REGNUM: Почему тогда национал-патриоты так жестко выступают против сотрудничества с Китаем, в том числе – против аренды казахстанских земель?
— Один из аргументов национал-патриотов заключается в том, что предоставление казахстанских земель зарубежным инвесторам противоречит экономическим, социальным, политическим интересам Казахстана и является реальной угрозой национальной безопасности. При этом никакой аргументации данной позиции не приводится. Единственное, с чем можно согласиться с ними, при достаточном финансировании и умелой организации сельское хозяйство мы можем поднять и самостоятельно. Вопрос в другом, если и то, и другое есть в наличии, то почему мы до сих пор ничего не сделали в данном направлении?
ИА REGNUM: Константин Львович, если вернуться к обращению Рахата Алиева. На прошлой неделе казахстанский политик Балташ Турсумбаев в одном из своих интервью сослался на приказ президента – провести ревизию всей территории государства, а также издал приказ об изъятии земель у чиновников. По его мнению, это косвенное подтверждение желания собрать земли воедино для последующей передачи в аренду. Что можно сказать на это?
— Балташ Молдабаевич, наверное, знает, о чем говорит. Во всяком случае, он вряд ли бы пользовался непроверенной информацией. Лично я этого приказа (указа) президента не видел. Но то, что этот вопрос чрезвычайно актуален, у меня не вызывает сомнений. Одна из проблем нашего сельского хозяйства – увеличение масштабов неиспользуемых в севообороте земель, а следовательно – ухудшение их качества. Добавьте к этому спекуляцию землей (очень развито у акимов и всяких районных начальничков), коррупцию в этой сфере, социальные проблемы села и т.д.
Насчет того, куда и кому эта земля перейдет в дальнейшем, судить не берусь. А насчет создания с Китаем совместного производства в сельскохозяйственной сфере я уже говорил. При условии учета национальных интересов Казахстана, просчете всех минусов и плюсов, транспарентности переговоров и самого контракта я только «за».
ИА REGNUM: На основании нашего разговора можно подумать, что отношения Казахстана и Китая совершенно безоблачные. Не осуществляется никакой экспансии, не существует кредитных перекосов...
— В контексте торговых отношений с Китаем Казахстан не является исключением. Аналогичным образом Китай ведет себя во всем мире. На сегодняшний день Китай не только мировая фабрика, но и мировая торговая держава. В этом смысле торговая экспансия имеет место быть.
Что касается перекосов, то это – отдельная тема. Их много, и о них нужно говорить очень подробно, поскольку именно в торговых отношениях скрыты не только некоторые проблемные узлы казахстанско-китайских отношений, но также угрозы и вызовы национальной и региональной безопасности. Но эта тема выходит за рамки нашего разговора.

-----

Грозят ли мигранты Казахстану?
«Вечерний Алматы», 17 марта

Известный казахстанский ученый разоблачает наиболее распространенные мифы о соседней стране. Китай – одно из самых важных направлений в казахстанской внешней политике. Чего нам ждать от восточного соседа в наступившем году? Об этом – наш диалог с известным казахстанским китаистом, доктором политических наук, профессором Константином СЫРОЕЖКИНЫМ
Что растет на «спасенном» поле?
– Наш Казахстан – страна аграрная. Мы с вами помним шумиху по поводу передачи в аренду китайцам одного миллиона гектаров для выращивания сельхозкультур. Такое ощущение, что, после того как наши патриоты «спасли» эту землю, интерес к ней утрачен безвозвратно…
– Речь шла не об аренде, а о создании совместного предприятия. Правда и то, что проект СП вызывал определенные вопросы – сужу по «утечкам» в оппозиционной прессе, поскольку информация на официальных сайтах была крайне скупой и противоречивой. Но сама идея представляется мне вполне здравой, ведь сегодня эта земля практически не работает. Она роздана частникам, и они не знают, что с ней делать. Пашни и луга зарастают сорняками. Но главное – проблемы со сбытом продукции. Если бы крестьянские хозяйства вошли своими паями в это предприятие, могла бы получиться супервыгодная сделка – и для владельцев земли, и для инвестора, и для государства тоже. У меня немало знакомых, которые живут в районе Чунджи и Джаркента. Здесь получают неплохие урожаи кукурузы. А сбыта нет!
– Когда-то Панфиловский район, в котором работал Герой Социалистического Труда Николай Никитович Головацкий, кормил элитной кукурузой всю страну…
– О тех временах можно лишь ностальгировать. Сегодняшние реалии таковы: наши фермеры кормят в основном сами себя. А китайцы готовы инвестировать серьезные деньги в этот проект. Пока он находится в подвешенном состоянии.
Конфликт погасили полновесным юанем
– Летом прошлого года я встречался с генеральным консулом КНР в Алматы Сунь Линьцзяном. Дипломат уверял, что после кровавых событий в Урумчи был спад в экономических отношениях двух стран, но теперь все наладилось. Время лечит?
– Структура товарооборота восстановилась, правда, в несколько меньших объемах. Этот конфликт отразился скорее на внутреннем положении страны. В частности, на отношениях ханьцев и уйгуров. Они остаются напряженными. Конечно, руководство КНР пытается найти выход из положения. По этому поводу состоялось заседание ЦК КПК и было принято специальное постановление. Этнический по своей сути конфликт в очередной раз залит деньгами. Для СУАР принят специальный льготный режим в части инвестирования и налогового режима. В ближайшие пять лет «мятежная провинция» получит новые вливания из центрального бюджета и новые льготы. Говорят, что богатые не бунтуют. Но это Восток. Тут может быть всякое.
– Есть мнение, что проблемы в отношениях Казахстана и Китая могут возникнуть из-за внутренней миграции в соседней стране. Дескать, не найдя работы на селе, китайцы хлынут в города, а затем и за рубеж…
– Я не разделяю этих опасений. Хотя внутренняя миграция в Китае внушительная – 210–215 миллионов человек.
– Страшно представить – кочует полторы России…
– Все не так страшно. Миграция внутри Китая жестко контролируется. «Крестьяне-рабочие» – по-китайски «нун гун» – сегодня встроены в социальную систему страны. До недавнего времени они не имели прав и льгот, которые полагались горожанам, в частности, не получали социальной страховки. Сегодня эта проблема во многом решена, хотя, разумеется, для всех крестьян, покинувших родные края в поисках лучшей доли, работы в городе не хватает.
– Что вы можете сказать о миграции китайцев в Казахстан? Не создает ли она угрозу нашей национальной безопасности?
– Это одна из антикитайских «страшилок», которые я время от времени опровергаю. Я бы предпочел говорить не о миграции, а о въезде-выезде из Китая. Большая часть въезжающих попадают в Казахстан по гостевым визам. Это примерно 35–45 тысяч человек в год. 80 процентов – по туристическим визам. Трудовая же миграция составляет 5–7 тысяч человек в год. Это капля в море. Правда, некоторые наши «гости» стремятся любыми способами закрепиться в Казахстане и получить здесь работу, то есть нарушают законы нашей страны. Их выдворяют. Это обычная практика. Она никоим образом не подрывает безопасности Казахстана и не торпедирует казахстанско-китайские отношения. Это абсолютно контролируемая ситуация.
ШОС: на пороге нового десятилетия
– В этом году мы отмечаем 10-летие ШОС. Кстати, не очень понятно, почему именно сейчас. Ведь форум «Шанхайской пятерки» состоялся двумя годами раньше, в 1999 году…
– Два года ушло на подготовительный период. Необходимо было согласовать несколько основополагающих документов. А это оказалось не таким легким делом, как представлялось вначале.
– Организация задумывалась как военно-политическая. Стороны обязались отвести воинские подразделения на сто километров от границ, приглашать наблюдателей на военные маневры. Тут все понятно. В течение десяти лет в разных странах раздавались призывы развернуть организацию на экономическое сотрудничество. Однако дальше разговоров дело не движется…
– Не совсем точно. Нужно разделять «Шанхайскую пятерку», «Шанхайский форум» и собственно ШОС, родившуюся в процессе эволюции «Шанхайской пятерки». Заслуга первой организации – решение проблемы границ между Китаем, Россией, Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном. Последние документы с Таджикистаном подписаны совсем недавно.
Вспомните 1999 год. События в кыргызском Баткенте. Угроза терроризма в Центральной Азии. Вот почему возник вопрос о расширении мандата «пятерки» и создании механизма действий по предотвращению угрозы. Тем более что в 2000 году боевики снова предприняли свои атаки, что подтолкнуло руководителей уже шести стран (к «Шанхайскому форуму» подключился Узбекистан) к более активным действиям.
В июне 2001 года была создана полнокровная организация. Обеспечение региональной безопасности декларировалось как самая важная задача. Китайцы сформулировали ее как борьбу с «тремя злами» – терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Однако уже в сентябре 2001 года приоритет экономического аспекта в ШОС подтвердила прошедшая в Алматы встреча премьер-министров государств – участников ШОС, на которой был подписан «Меморандум об основных направлениях регионального экономического сотрудничества и запуске процесса по созданию благоприятных условий в области торговли и инвестиций».
В 2004 году Китай предлагает для стран – членов ШОС первый связный кредит в 900 млн. долларов и выдвигает идею создания на пространстве ШОС зоны свободной торговли. Россия, да и другие страны – члены ШОС к этой идее отнеслись более чем прохладно, прекрасно понимая, что в этом случае их экономики просто рухнут. Китай, накопивший на тот момент порядка двух триллионов валютных ресурсов, просто все скупит на корню.
Другими словами, в ШОС как бы две составляющие – региональная безопасность (на чем акцент делает Россия) и экономическое сотрудничество (на чем акцент делает Китай). Как говорят китайцы, «два колеса». Но проблема в том, что крутится пока только одно колесо – единственное, что реализуется в рамках ШОС, – это проекты по обеспечению региональной безопасности. Да и то далеко не все. Вспомните хотя бы беспомощность этой организации во время событий в Кыргызстане в прошлом году.
Теперь к вопросу о том, почему буксует экономическое сотрудничество. Здесь две причины. Нет реальных экономических проектов. То есть как бы идеи есть, однако нет реального финансирования. К своему первому юбилею организация подходит с неутешительным результатом: до сих пор не создан банк ШОС. Вторая причина: явная конкуренция между ШОС и ЕвразЭС. Надо все-таки определиться, что мы делаем в рамках одной организации, что – в рамках другой. Пока такого четкого понимания нет, причем у всех участников организации. Все проекты, о которых мы говорили, – это так называемая «двусторонка». К уже названным объектам я бы добавил сооружение Мойнакской ГЭС – это строительство китайцы ведут «под ключ». Координирующей же роли ШОС не видно даже в таком международном проекте, как строительство автодороги Западный Китай – Западная Европа.
– Подведем итог. Все-таки самый объективный критерий в отношениях двух стран – это товарооборот. Мы уже преодолели кризис или все еще слышны его отголоски?
– В прошлом году он составил 14 миллиардов долларов, что неплохо. Но на самый пик в 17 миллиардов (его мы достигли в 2008-м) пока не вышли. Хотя перспективы неплохие. Думаю, заработают построенные с участием китайского капитала заводы на западе республике. Увеличатся поставки нефти. «Качнет» ситуацию и Таможенный союз, который объективно выгоден китайцам, поскольку свободный транзит китайских товаров до белорусско-польской границы обеспечен.

------

«Китай не скупает земли других государств«…
www.astanatv.kz, 17 марта

Такое заявление сделал сегодня представитель МИДа Китайской народной республики Цзян Юй. Во время пресс-конференции журналисты попросили его прокомментировать информацию об аренде Китаем земель сельскохозяйственного назначения в Таджикистане. «Китай не покупает земли в каких-либо странах. Все сотрудничество с другими государствами в области сельского хозяйства осуществляется только на основе взаимного уважения и взаимной выгоды», – сообщает Интерфакс.

По сообщению сайта Nomad.su