Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Пошлина на рентабельность

Дата: 18 марта 2011 в 13:50

Владимир Бовкис
Нефтяные компании выступают за отмену экспортной таможенной пошлины (ЭТП). По их мнению, после введения рентного налога на экспорт нефти взимание ЭТП неправомерно

Казалось бы, что такое 20-40 долларов с тонны нефти для отрасли, ворочающей миллионами, да еще и при очередном цикле роста цен на нефтянку? Жадничают, подумает обыватель, как ему и положено... И будет неправ. Нефтяники, скорее, задумываются о будущем — не только своем, но и Казахстана.
Кто-то воскликнул: «Нефть — наше все!», определив место нефтянки в экономике и, шире, в жизни республики, ведь именно нефть и другое сырье — основной источник доходов страны. И сейчас это «все» под большим вопросом.
Летом прошлого года правительство вновь ввело отмененную в связи с принятием нового Налогового кодекса пошлину на экспорт нефти. Сначала в размере 20 долларов с тонны сырья, а с 1 января 2011 года — 40 долларов. Доходность отрасли с введением ЭТП падает. Согласно исследованиям ассоциации Kazenergy, рентабельность продаж компании «Разведка Добыча КазМунайГаз» (РД КМГ) при цене 75 долларов за баррель и ставке пошлины 20 долларов снижается с 22,46 до 21,06 процента, а при 40 долларах — до 19,31 процента. Если стоимость нефти — 95 долларов за баррель, рентабельность снижается с 24,06 до 22,17 процента. Зато КНН в конечном счете увеличивается более чем на 5 процентов. Последствия для других компаний, прямо или косвенно контролируемых Национальной компаний «КазМунайГаз» (КМГ), еще более плачевны.
Рентабельность АО «Каражанбасмунай» при таможенной пошлине 40 долларов падает почти в два раза — с 13,6 до 6,6 процента, АО «Мангистаумунайгаз» — более чем на 6 процентов. В целом по разным компаниям доходы уменьшаются на 1-7 процентов. Как сказал генеральный директор Kazenergy Джамбулат Сарсенов в интервью интернет-изданию «Кворум.kz», нефтяные компании, плательщики ЭТП, в прошлом году недополучили 80 миллиардов тенге. При двойной ставке и сохранении прошлогоднего уровня добычи потери увеличатся также в два раза.
Нефтяники бы не возражали, конечно, против возвращения ЭТП, если бы в 2009 году переработанным Налоговым кодексом (НК) вместо таможенной пошлины не был введен рентный налог на экспорт. Он не взимается при цене 40 долларов, но с подорожанием нефти растет, причем не только в абсолютных цифрах, но и как процент от цены. С введением ЭТП экспорт нефти, по сути, облагается дважды.
Давайте подсчитаем, сколько нефтянка отдает государству. По НК нефтяные компании платят: НДПИ — налог на добычу полезных ископаемых (до 18 процентов), затем уже упомянутый рентный налог, размер которого в зависимости от цены на нефть может доходить до 33 процентов, налог на сверхприбыль, который рассчитывается от суммы прибыли после вычета всех платежей и затрат, и, наконец, корпоративный подоходный налог (КПН), ставка которого установлена на уровне 20 процентов. Например, налоговая нагрузка на РД КМГ при цене нефти 75 долларов за баррель без учета ЭТП составит почти 64 процента, при таможенной пошлине 40 долларов она увеличится почти до 69 процентов. Сюда нужно приплюсовать еще социальные (1,5 процента) и экологические платежи (2 процента). Таким образом, у компании после всех обязательных платежей остается менее 30 процентов от доходов. В такой ситуации экспортная таможенная пошлина становится той самой бабочкой, которая переломила хребет верблюду.
Понятно, что с падением рентабельности снижается и инвестиционная привлекательность нефтяной отрасли. «В годы кризиса, когда доходы от недропользования снизились, одним компаниям пришлось сократить производство, другим — пересмотреть инвестиционные планы и темпы наращивания добычи. Нефтяные предприятия были вынуждены, что называется, затянуть пояса, и отрасль в целом, хотя и обеспечила рост, но темпы сильно замедлились. В 2009 году было добыто 76,45 миллиона тонн, что на 8,3 процента больше, чем в 2008-м, а в прошлом году производство составило 79,5 миллиона тонн, то есть показатель роста уменьшился почти вдвое. Между тем в планах правительства доведение в 2015 году уровня производства нефти до 100 миллионов тонн, а для этого необходимы инвестиции в отрасль», — говорит Джамбулат Сарсенов.
Инвестиции стимулируются высокими доходами. Ведь почему компании вкладывают огромные деньги в геологоразведку и освоение новых месторождений? Чтобы добыть больше сырья и получить больше доходов. В результате становится богаче не только сама компания, но и государство, ведь большая часть прибыли в виде налогов поступает в Национальный фонд республики.
Однако в условиях Казахстана, где большая часть нефтяных месторождений эксплуатируется более ста лет, а потому истощается, себестоимость нефти очень высока, большие средства уходят для поддержания добычи в постоянном режиме. Нужно вкладываться в бурение, обновление оборудования, геологоразведку. Кроме того, необходимо привлекать и удерживать квалифицированные кадры адекватной зарплатой, социальным пакетом, а также возможностью повышать уровень знаний. Ведь в стране объявлен курс на инновационную индустриализацию, так что без новых знаний сегодня не обойтись. По словам аналитика нефтегазового сектора ИК «Тройка Диалог» Олега Максимова, добыча одного барреля нефти обходится «Роснефти» в 30 центов в виде расходов на оплату труда, а «Татнефти» — около 40 центов. «Чистые производственные затраты являются минимальной статьей затрат для «Роснефти», но максимальной (в абсолютном смысле) для «КазМунайГаза», который тратит 5,3 доллара на баррель в виде оплаты труда, то есть в 20 раз больше, чем любая крупная российская компания», — отмечает аналитик. Получается, что инвестировать в нефтяную отрасль России выгоднее, чем Казахстана.
Нефтянка, как и вся экономика, лишь недавно пережила глобальный финансовый кризис. В период спада многие компании были вынуждены скорректировать свои инвестиционные планы, ограничить расходы. С введением ЭТП им вновь придется пересматривать бизнес-планы и урезать бюджеты. «А между тем правительство недавно утвердило Программу развития нефтегазового сектора в 2010-2014 годах стоимостью 34 миллиарда долларов, основную часть которых должны обеспечить собственные средства компаний и их займы. КМГ, например, планирует вложить миллиарды долларов, чтобы увеличить объем нефтепереработки почти на 25 процентов, углубить ее уровень до 87-90 процентов, полностью обеспечить республику качественным моторным топливом. То есть инвестиционная нагрузка на нефтяников повышается, задачи растут, а инвестиционный потенциал снижается. Такие «ножницы» создают риски не только для отрасли, но и для экономики Казахстана в целом», — считает генеральный директор Kazenergy Джамбулат Сарсенов.
Как показал анализ четырех предприятий, контролируемых КМГ, если рентабельность инвестиций останется на приемлемом уровне, то есть выше 15 процентов, а капиталовложения снизятся только на величину изъятия ЭТП, то недополученная добыча составит 3,159 миллиона тонн, а государство не досчитается более 100 миллиардов тенге налогов.
Конечно, выкладкам нефтяников можно противопоставить российские таможенные пошлины — там они на порядок выше, чем в Казахстане. Но ведь в России нет рентного налога, а НДПИ в некоторых случаях исчисляется по нулевой ставке. И, тем не менее, правительство РФ всерьез озабочено состоянием отрасли. Выступая в Самаре на совещании «О проекте генеральной схемы развития нефтяной отрасли на период до 2020 года» в октябре прошлого года, российский премьер Владимир Путин заявил, что правительство намерено снизить налоги. Сэкономленные деньги должны быть вложены в развитие добывающих и перерабатывающих предприятий. При этом планируется снизить ставку НДПИ для истощенных месторождений, ввести льготные экспортные пошлины, а также льготные условия для нефтедобычи на шельфе Каспия. В целом нагрузка снизится с нынешних 73 до 65 процентов.
Чтобы сохранить хороший инвестиционный климат в Казахстане, ассоциация Kazenergy разработала и передала в правительство пакет предложений. Так, предлагается снизить ставку НДПИ для высоковязких, обводненных, малодебитных или выработанных месторождений по примеру той же России, которая сделала это для аналогичных месторождений в Татарстане. Чтобы экспорт нефти не облагался дважды, ассоциация предлагает уменьшить величину рентного налога на сумму ЭТП. «Я уверен, правительству и недропользователям нужно продолжить разработку налоговой системы для нефтегазовой отрасли. Фискальная нагрузка не должна быть маленькой или большой, она должна быть целесообразной», — резюмирует Джамбулат Сарсенов.

По сообщению сайта Новое поколение