Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Я думаю, схема с ФСА-2 очень реалистична»

Дата: 18 марта 2011 в 16:11

На фоне избыточной ликвидности, аккумулированной в отечественных фининститутах, в стране наблюдается падение кредитования. О том, какие проблемы финсектора остались в прошлом, а какие предстоит решить, в интервью «&» рассказал глава Ассоциации финансистов Казахстана Серик Аханов.

– Серик Ахметжанович, по некоторым оценкам, сегодня в банках и НПФ наблюдается сверхликвидность. К чему это может привести?

– Действительно, сейчас мы наблюдаем избыточную ликвидность в финсекторе, и это парадоксальное явление, потому что в начале кризиса у нас, наоборот, был ее недостаток, связанный с прекращением внешнего фондирования. Когда мы миновали острую фазу кризиса и вышли на стадию восстановительного роста, мы обратили внимание, что в банках возникла избыточная ликвидность в размере свыше $12 млрд. Избыточность характеризуется интересным свойством – она носит крат­ковременный характер, это деньги, которые имеют срок жизни полгода-год. Можно ли использовать их для кредитования реального сектора? Это большой вопрос, потому что при кредитовании нужно учитывать риски заемщика, его финансовое положение. Сейчас многие предприятия сознательно уменьшили долю кредитов в структуре финансирования и используют большей частью собственные средства. Еще один необычный факт: мы видим по итогам 2010 года падение кредитования, хотя ВВП у нас вырос на 7%. Здесь очень важен анализ внутренней анатомии кредитного организма. Анализ показывает, что по 12 банкам произошло падение кредитования от 1 до 30%, а по 26 банкам, наоборот, произошел рост от 1 до 50%. Так, наши главные системообразующие банки практически не снизили кредитование, но и не обеспечили его рост. Рост обеспечили средние банки, потому что они меньше пострадали от кризиса из-за меньшего объема внешних займов. Кроме того, рост кредитования наблюдается в иностранных банках, особенно в государственных.

Что касается пенсионного сектора, то там ежемесячный приток ликвидности составляет свыше $200 млн. Это колоссальные средства, они размещаются в соответствии с требованиями АФН: часть – в ГЦБ, часть – в корпоративные бумаги, часть – в депозиты, часть – за рубежом. При этом финансовых инструментов недостаточно, потому что часто мы достигаем пика лимита, установленного требованиями АФН. Сейчас правительство решило расширить спектр финансовых инструментов и увеличило продолжительность жизни этих ценных бумаг, что немного подняло доходность ценных бумаг.

– Кредитование в самом крупном банке Казахстана упало на 32%, а основной рост кредитования в стране обеспечили иностранные госбанки с дешевым фондированием. Возникает вопрос: как конкурировать с такими игроками, нет ли здесь тихой финансовой экспансии?

– Мы видим, что, условно говоря, рекордсменами по кредитованию в Казахстане сейчас становятся иностранные банки с госучастием. Это объяснимый факт, потому что у этих банков достаточно дешевое фондирование идет от материнской компании. Потом, это крупнейшие банки не только постсоветского пространства, они входят в первую сотню банков мира. Я думаю, что, резко расширяя кредитование, они стремятся увеличить свою рыночную долю. Присутствие таких игроков – это благо для реального сектора экономики, вполне возможно, что они кредитуют по более привлекательным ставкам и на более длительный период. При этом наши крупные и средние банки, имея очень эффективный менеджмент и конкурентное преимущество в виде блестящего знания местного рынка, на мой взгляд, способны выдержать борьбу с иностранными игроками.

– Недавно глава Нацбанка заявлял о новой схеме очистки банков от проблемных активов. Как, по-вашему, будет осуществляться данная схема и как быстро она сможет улучшить ситуацию с токсичными активами?

– Первый Фонд стрессовых активов (ФСА-1) свою миссию выполнил, он поддержал МСБ в обрабатывающей промышленности нашей страны и рынок недвижимости. Его ресурсы были исчерпаны, и его функция на этом закончилась, сейчас ФСА-1 осуществляет мониторинг выданных средств. Другой разговор, что историческая миссия ФСА заключается именно в очистке банков от плохих активов и кредитов. И вот Нацбанк инициировал создание ФСА-2, а АФН инициировало создание специальных финансовых компаний по управлению неработающими кредитами. Этих компаний будет несколько типов, одни будут заниматься недвижимостью, другие – корпоративными долгами. Сам ФСА-2 будет заниматься плохими корпоративными долгами. Предполагается, что ФСА-2 выпустит ценные бумаги, которые смогут приобрести банки, пенсионные фонды и оставшуюся часть – сам Нацбанк. Этими процессами будет управлять высококачественный топ-менеджмент как в ФСА, так и в компаниях по управлению сомнительными активами. В результате, с одной стороны, банки за счет оздоровления через ФСА освободятся от части плохих активов и резко улучшат кредитные портфели. С другой стороны, у предприятий за счет реализации программы промышленного оздоровления уменьшится долговая нагрузка. И вот эти два параллельных процесса позволят вновь начать кредитование. Это уникальный проект, аналогов которому на постсоветском пространстве нет. Казахстан, как всегда, пионер.

– Каким образом плохие кредиты будут выводиться из банков в рамках ФСА-2?

– Они будут передаваться целиком или частично в компании по управлению сомнительными активами на определенный период, максимум на пять лет. Сейчас главное – разморозить ситуацию с кредитованием. Кредитование может проснуться, если качество кредитного портфеля банков улучшится, если банки получат живые деньги от ФСА путем приобретения ценных бумаг фонда. Я думаю, эта схема очень реалистична, она должна показать свою эффективность. Надеюсь, что в этом году данные инструменты заработают, хотелось бы по крайней мере.

– Какие прогнозы вы можете дать на 2011 год, как будет развиваться финсектор Казахстана? Какие новшества ожидать финансовому направлению?

– Первое новшество связано с тем, что начал действовать закон об ипотеке, предусматривающий резкое повышение уровня защиты потребителей финансовых услуг. Кроме того, резко повышается ответственность акционеров и топ-менеджмента банков за качество предоставляемых финансовых услуг. Фундаментальные изменения происходят и в сфере кредитной документации, в частности предполагаются стандартные кредитные договоры, в которых на первой странице будут указаны все условия предоставления кредита, чтобы клиент ясно видел срок, процентную ставку, комиссии, штрафы, ответственность сторон.

Но самое главная новизна заключается в том, что мы стоим на пороге инновационных прорывов в финсекторе. Это свя­зано с тем, что с 1 января 2013 года мы переходим на стандарты и принципы Ба­зель III. То есть резко возрастут требования к капитализации банков, их устойчивости, менеджменту. Сейчас у нас в запасе около двух лет, для того чтобы подготовиться к повышению требований. С 1 июля 2011 года требования по уставному капиталу для банков в РК составят 10 млрд тенге. В 2013-м Базель III потребует дополнительной капитализации, поэтому сейчас на крупных акционеров банков ложится очень большая ответственность. Это фундаментальная инновация, поскольку мы окончательно перейдем на международные стандарты работы, но здесь есть один нюанс. Несмотря на то что нашу банковскую систему часто демонизируют, в Казахстане она является очень небольшой по сравнению с другими странами, ее доля в ВВП не такая высокая. Наша банковская система еще хрупкая и нежная, поэтому необходимо ее беречь и лелеять, создавая благоприятные условия для роста конкурентоспособности наших банков. Капитализация банков недостаточная для того, чтобы выдержать конкурентную борьбу, необходимо готовиться к кардинальным изменениям внешних условий их работы.

Наконец, еще одно принципиальное новшество – в этом году будут повышены стандарты корпоративного управления. Повысится роль менеджеров, топ-менеджеров, департаментов риск-менеджмента. Если условия, которые создаются для оздоровления кредитования, будут реализованы и если банки параллельно проведут громадную работу по реструктуризации, повышению квалификации менеджмента, расширению линейки финансовых услуг, вполне возможно, что в этом году будем наблюдать первые признаки роста кредитования.

Тамилла Шапиева

№9-18.03.2011


Вы можете прокомментировать эту статью.

По сообщению сайта Бизнес & Власть