Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Он улетел. Но обещал вернуться

Дата: 18 марта 2011 в 16:11

На творческом вечере 14 марта живой классик Анатолий Ким объявил о своем уходе – «метафизическом». 72-летний автор романов новой формы, переводчик «Пути Абая» оставляет литературное поприще, посвящая теперь все свое время… живописи. И вновь уезжает в Москву.

Встреча началась с показа слайдов акварели Анатолия Кима. На «прощальном» вечере он был немногословен. Зато внимательно слушал Мурата Ауэзова, Дюсенбека Накипова, Умит Тажикенову, Абдижамила Нурпеисова и других, говоривших слова-пожелания, делившихся теплыми воспоминаниями. Половина зала не скрывала своего недоумения по поводу отъезда писателя, другая половина приняла решение смиренно, с пониманием. «Из Москвы в Алматы три часа лету. Это рядом», – успокаивал Анатолий Ким.

– Очень давно я поступил учиться в Московское художественное училище памяти 1905 года. Так осуществилась моя великая мечта, я стал учиться рисовать и писать красками. Когда перешел на IV курс, на меня вдруг напало еще более сильное желание – писать слова. Просто некуда было деваться: днем и ночью меня преследовали какие-то слова, всплывали стихи, чудились совершенно необычные формы. Я растерялся… и оказался в армии, наверное, я был единственным человеком в СССР, кто пошел туда добровольно. Это было нужно для самоопределения – что делать дальше. Я был молод, но достаточно умен, чтобы понимать: нельзя дебютировать двумя искусствами сразу, нельзя свече гореть с двух концов. Вот почему решил уйти в армию и там, в воспитании жизни, сделать свой выбор. Я попал в конвойные войска, охранял заключенных, правда – от кого, сам не знаю.

По возвращении в Москву продолжил обучение в художественном училище, а потом судьба окончательно убедила заниматься литературой. То, что писал тогда, было гораздо значительнее, чем мои занятия рисованием. Кроме того, в училище надо было год доучиваться и еще шесть лет посвятить художественной академии. А тогда у меня были уже первые рассказы, повести, в том числе опубликованные. Как писатель я был гораздо более зрелым, подготовленным, чем как художник. Так я оставил живопись и «пошел в люди», стал работать, кормить семью и писать первые рассказы, повести, романы.

Не мог никак решиться сделать первый шаг, окончательно оставить училище, рисование. Помню, февральским вечером сидел перед Большим театром на Театральной площади. Долго решал, что делать дальше. В это время падал крупный снег, и на голове гранитного Карла Маркса, который, кстати, до сих пор стоит на площади, образовалась целая гора снега, и на моей тоже – тогда я ходил без шапки. В этот момент я дал обет – это была моя первая молитва, хотя я был комсомольцем, – я пообещал себе, что, когда все сделаю в литературе, вернусь к живописи. С тех пор прошло много времени, и сейчас я объявляю об этом.

Мой уход в живопись совпал с поездкой в корейский город Намвон на три месяца, куда меня пригласил мэр, там я начал рисовать, так вышел альбом с моими работами. И здесь случилось необычное – моя судьба отмечена мистикой – меня нашел человек, который позвонил мне и предложил издать любую книгу. Я сказал, что пусть это будет альбом живописи.

– Мне пора уже снять налет мистификации с моего исхода из Казахстана. Дело в том, что я люблю мистификации, как и многие писатели. Тут есть и вольно-поэтическое, и серьезное начало. Я заявил этот вечер как прощальный. В старину на Востоке существовал простой и всеми принятый обычай. Когда мастер доживал до преклонных лет, он вдруг чувствовал, что нужно серьезнее отнестись к небесному дару. Художники уходили от публичности: некоторые просто исчезали, другие оставались, уезжали в город, глухую деревню или затворялись в усадьбе, меняли свое имя. Таким образом пытались освободиться от груза инерции восприятия значимости собственного творчества, своей личности. Так произошло с поэтами Ду Фу, Басе, Ким Си Сыпом (к слову, это мой прямой предок). Они обретали самую сладкую, максимальную свободу творчества, перед ними открывалась тайна пространства жизни, где ничто их уже не связывало. Они побеждали свою гордыню и оказывались на беспредельной свободе. У Антуана де Сент-Экзюпери есть повесть, где он рассказывает о летчике, который летал практически без навигаторов, диспетчеров, преодолевая высокие горные пики. Тогда так доставляли почту. Однажды его герой попал в густую облачность на большой высоте. Он не мог лететь из-за опасности столкновения, и единственным выходом было лететь вверх. Когда смельчак взмыл поверх облаков, то увидел колоссальное пространство облачной равнины над горами, где плыла громадная луна. Гениальный поэт, писатель знал, что ему открылась высшая свобода и счастье познать ее.

Стремясь к этим замечательным примерам, желая быть таким же мудрым и свободным, я почувствовал, что совершил значительные работы не только в писательской работе, но и в переводе. И теперь ухожу.

Справка:

Анатолий Ким родился в 1939 году в селе Сергиевка в семье учителя. Учился в Московском художественном училище памяти 1905 года, окончил заочно Литинститут (1971 г., семинар В.Г. Лидина). Работал крановщиком башенных кранов, мастером на мебельной фабрике, киномехаником, художником-оформителем, инспектором-искусствоведом в Художественном фонде СССР, вел семинар прозы в Литинституте. Преподавал в южнокорейском Сеуле.

Автор многочисленных рассказов, повестей, пьес, романов и сценариев. Самыми знаковыми в его творчестве признают романы «Белка», «Отец-лес» и «Онлирия».

Главный редактор (совместно с В. Толстым) журнала «Ясная Поляна» (с 1996 г.). Переводчик отечественных классиков – Оралхана Бокеева, Абиша Кекильбаева, Абдижамила Нурпеисова. В 2009 году закончил перевод романа-эпопеи Мухтара Ауэзова «Путь Абая».

Жанар Секербаева

№9-18.03.2011


Вы можете прокомментировать эту статью.

По сообщению сайта Бизнес & Власть