Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Кызылагаш: год спустя

Дата: 19 марта 2011 в 00:30

Вчера, 11 марта, в поселке Кызылагаш Аксуского района Алматинской области прошел поминальный ас: ровно год назад страшное наводнение практически стерло поселок с лица земли, унеся жизни 45 человек. Накануне наши корреспонденты Надежда ПЛЯСКИНА и Владимир ТРЕТЬЯКОВ побывали в возрожденном селе, чтобы узнать, как живут кызылагашцы спустя год после трагедии.

В прошлом году наши корреспонденты стали первыми журналистами, приехавшими в Кызыл­агаш сразу после разгула стихии. Напомним, в ночь с 11 на 12 марта 2010 года в результате прорыва плотины на поселок обрушилось 42 миллиона кубометров воды вместе с глыбами льда. Трехметровая волна разрушила более 450 домов (а всего их в поселке насчитывалось 465). Разбушевавшийся поток унёс жизни 45 человек, в том числе 15 детей. Еще 48 жителей получили различные травмы. Спустя четыре месяца Кызылагаш был полностью восстановлен. Теперь поселок не узнать: кругом благоустроенные трех — и четырехкомнатные коттеджи, асфальтированные улицы, в каждом доме Интернет и кабельное ТВ.

Довыступалась…

Возле местного акимата встречаем главу поселка Сауле АМИТОВУ. Узнав о цели нашего визита, аким приглашает в свой кабинет.
— Только не пугайтесь, у нас в акимате холодно, — предупреждает она. — Зима была суровая, а угля выделили мало. Но ничего, работаем. 11 марта день памяти отметим. В школе накроем столы на весь аул, а возле памятника погибшим прочитаем молитву.

— Как кызылагашцы пережили этот год?
— Нормально. Построили дома, дали скот, помогли деньгами — что еще людям надо? Если человек — хозяин, то он свою жизнь устроит всегда. В селе теперь есть моторно-тракторная станция: четыре новых трактора, два комбайна, свеклосеющий агрегат, плуги и много другой техники для посевных работ. Такого ни в одном ауле нет. Конечно, есть те, кто вечно жалуется, народ будоражит. Мне вот до сих пор эсэмэски с угрозами присылают.

— А чем недовольны люди?
— Одни сетуют, что дома некачественно построили. Другие еще денег просят. Третьи возмущены тюремными сроками, которые получили виновники трагедии: некоторые просили самого сурового наказания — вплоть до расстрела. Мое личное мнение: исполнительный директор производственного кооператива водопользователей «Кызылагаш» Максут ЖУНУСОВ не заслужил столь сурового приговора (он получил 5 лет в колонии-поселении. — Н. П.). Ему всего 22 года, и он был пешкой в чужой игре. Вот хозяину плотины Куанышу БЕКЕЕВУ (тоже 5 лет в колонии-поселении. — Н. П.) можно было дать и больше. Он виноват больше других — хотя бы в том, что сэкономил на техническом обслуживании плотины. Скупой платит дважды — так считаю и я, и многие жители. Что касается недочетов в строительстве (новых домов. — Н. П.), то стены некоторых из них действительно дали трещины. Первые коттеджи возводили в холод, и фундамент просел. В нескольких домах лопнули трубы парового отопления. Еще одна проблема — китайские двери, которые не закрываются. Но на все постройки есть двухгодичная гарантия строительных компаний. Их представители на днях приезжали в поселок, обследовали все дома и весной будут проводить ремонт.

— Вас послушать — так практически нет проблем.
— Почему же — есть! Главная проблема — отсутствие рабочих мест. На втором месте — отсутствие поливной воды. Плотина нас спасала, а теперь непонятно, когда ее восстановят. Поднимаю вопрос о строительстве вдоль дороги коммунального рынка, где местные жители могли бы продавать выращенные овощи, фрукты, мясо, молоко. Можно было бы построить молочный комплекс, запустить мельницу, которая сейчас простаивает. Земли вокруг много пустует, но все упирается в финансы. В бюджете на это нет средств, а кредит мы взять не можем: нет залогового имущества.

— Трудно женщине быть акимом?
— Не трудно — до тех пор, пока мужская часть населения не начинает искать изъяны во мне (смеется).

— Вы местная?
— Я из Талдыкоргана. Здесь сестра живет, плюс у меня крестьянское хозяйство.

— Как же вы стали акимом?
— Когда трагедия случилась, я привезла две строительные бригады. В одной работала снабженцем и ходила на все собрания по ликвидации последствий. Постоянно выступала — вот и довыступалась (смеется).

Не было бы счастья, да несчастье помогло

В поселке 80 процентов населения — оралманы, вернувшиеся на историческую родину. Бахыт АХМАДИЛ перебрался с семьей из Китая в 2003 году.
— Когда случилось наводнение, своего жилья у меня не было, — рассказывает Бахыт, — снимал в аренду. Теперь вот достраиваю собственный дом. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Сначала буквально из мусора смастерил двухкомнатную времянку, в которой мы перезимовали. Всей семьей собирали принесенные водой шлакоблоки, кирпичи, железо. Потом вот государство дало стройматериалы и выделило участок. Потихоньку поднял стены, крышу накрыл, остались только отделочные работы внутри. Думаю, к лету справим новоселье. У меня четверо детей: старшему сыну 20 лет, младшей дочке — семь лет. Мы с женой никакой работы не боимся, и поэтому когда случилось наводнение, не сидели сложа руки — трудились где только можно. Не понимаю людей, которые все время жалуются и ждут, что кто-то решит их проблемы. Людям построили дома, скот дали, а они все чем-то недовольны! Главное — целы остались, крыша над головой есть, а остальное наживем...

Награда нашла героя

Во время наводнения Казбек СЕПСУЕВ на своем грузовике ГАЗ-53 вывез из поселка 180 человек, за что был награжден медалью «За мужество при ЧС».

— Чувствуете себя героем? — поинтересовались мы у Казбека.
— Нет. Я просто людей спасал, — простодушно ответил он.

— Как о наводнении узнали?
— В тот день вечером мне знакомая позвонила из Талдыкоргана и говорит: «У вас там, что, наводнение?» Я ответил, что все тихо. Но на всякий случай решил съездить с отцом к речке посмотреть уровень воды. Увидев всё своими глазами, поняли: дело серьезное. Быстро поехали в поселок, чтобы вывезти семью. В это время уже многие жители покидали жилища. Возле нашего дома столпились люди, которые просили меня отвезти их на безопасное расстояние. В итоге я сделал шесть рейсов.
Когда вернулся в последний раз (это было ближе к часу ночи), вода уже пришла в поселок. Возле дома встретил соседа Амантая на легковой машине: он пытался вывезти пожилых родителей. Мы решили выбираться вместе. Я поехал первым, а он сзади — метрах в тридцати от меня. При выезде на трассу услышал шум, и, когда обернулся, увидел: машину Амантая потащил поток. Позже узнал, что он сам успел спастись, а вот его родители погибли.
Это было страшное зрелище — люди буквально бросались мне под колеса. Двоих снял прямо из-под рамы. Они каким-то образом зацепились там и слезно умоляли не бросать их. Хотел вернуться в седьмой раз — в поселке остался мой отец. Он помогал людям грузиться и говорил, что лишнее место лучше отдать детям и женщинам. Но меня не пустили полицейские. Когда вода ушла, нашел отца на крыше школы. Он и еще несколько человек спаслись там.

— Ожидали, что вас наградят медалью?
— Нет. Когда сообщили, что меня к награде представили, удивился. Это было приятно...

Новоселье с горчинкой

Едем по поселку на редакционной машине дальше. По дороге замечаем на стенах одного из домов трещины. Останавливаемся.
— Мы сюда вселились в мае, — рассказывает хозяин дома Кадырхан АБИЕВ, — а в январе после морозов пошли трещины. Обещали, что весной все устранят. Понятно: дома строили быстро, без недочетов не обошлось.
Как оказалось, проблемы возникли не только у хозяев коттеджей, но и у владельцев благоустроенных квартир, обустроенных в здании детского садика.
— В квартирах холодно, сыро, жить невозможно, — жалуется сноха Кадырхана Абиева Кундыз. — Говорят, нет угля, чтобы топить. В 12 квартирах практически никто не живет. Я съехала к свёкру, другие тоже по родственникам разъехались. Теперь вот ходим по очереди караулить свое жилье.
Следующая наша остановка — у дома одного из старожилов поселка — 75-летнего Отена ДОСМАИЛОВА.
— Мой зять поехал на колонку за водой, а на улице люди кричат, что плотину прорвало, — вспоминает аксакал. — Он скорее домой — скотину выпустил, меня с дочкой и внуком в машину посадил, и мы поехали в город. Я не хотел покидать свой дом, но дети буквально силой затолкали в автомобиль. Когда вернулись, в поселке была полная разруха. Спасибо, новое жилье построили. Конечно, не обошлось без недоделок. Например, стены теплые, а вот крыша не утеплена. Из-за этого в домах холодно. Но ничего, перезимовали, а весной строители обещают устранить недоделки.

— Вспомните, часто в этих местах наводнения случались?
— Мой отец рассказывал: в 1928 году было сильное наводнение. Из-за обильного таяния снега река переполнилась, и вода пошла на поселок. Тогда здесь был совхоз и жили всего 40 семей. Только двадцать человек спаслись. В том числе мой отец и ЖУНУСОВЫ (предки осужденного акима Кызылагаша Есета ЖУНУСОВА. — Н.П.). В этот раз плотина половину воды сдержала. Если бы ее не было, то не только Кызылагаш, но и ближайшие поселки смыло бы.

Не суд, а шоу

Нынче тема номер один в поселке — приговор, вынесенный виновникам трагедии. Многие считают: пять лет заключения в колонии-поселении с лишением права занимать государственные должности в течение трех лет (такой приговор был вынесен акиму Кызыл­агашского сельского округа Есету ЖУНУСОВУ, председателю правления сельского производственного кооператива водопользователей «Кызылагаш» Куанышу БЕКЕЕВУ и исполнительному директору этого же кооператива Максуту ЖУНУСОВУ) — слишком мало.
С одной из недовольных вердиктом Фемиды мы встретились в Алматы, куда она сейчас переехала из Кызылагаша.
— Я потеряла во время наводнения маму, 27-летнюю сестру и племянницу, которой не было и двух лет! — возмущается Тогжан КОЖАГАПАНОВА. — А людям, виновным в смерти их и еще 42 человек, дали пять лет колонии-поселения — разве это справедливо?! За кражу скота в наручниках людей в суд привозят, а эти под домашним арестом были! И вообще весь суд больше напоминал какое-то шоу. Подсудимые даже не признали своей вины.

— По-вашему, какого наказания они заслужили?
— Если учесть масштабы этой трагедии, то они заслужили пожизненный срок, причем в колонии строгого режима. Моя мама до этого год болела сильно, но сумела победить недуг. А на 63-м году жизни нашла свою смерть от воды... Мы, родственники погибших, собираемся стучаться в вышестоящие инстанции в поисках справедливости.

А друг не спасся…

Уже покидая Кызылагаш, мы подъехали к памятнику жертвам прошлогодней трагедии. В центре монументальной композиции — гранитное дерево, за которое держится мать, спасающая своего ребенка из бетонной пучины... (Автор монумента — член Союза архитекторов Казахстана Каби БАУЛЫКОВ).
Замечаем возле памятника мальчишку, грустно стоящего в одиночестве.
— Я живу недалеко от памятника, каждый день хожу мимо, — говорит одиннадцатилетний Арман АМАН, — и вспоминаю своего одноклассника Диаса МАШАЕВА, который погиб во время наводнения. Наша семья успела спастись, а его — нет. Я в городе был, когда нам сообщили, что нашли его тело. Было страшно... Мы дружили с ним. Он был хорошим другом, веселым таким. В день поминовения придем сюда всем классом, чтобы почтить память погибших.

— Как спаслась твоя семья?
— Наш дом стоял на краю села, и его полностью смыло. Но мы успели подняться на холм, и это нас спасло. Потом всех переправили в город.

...11 марта на поминальный ас возле памятника собралось огромное количество народа — не только сельчане, но и приехавшие из разных мест родственники погибших. Люди плакали, вспоминая тот страшный день и тех, чьи жизни унесла большая вода. И повторяли: почаще бы чиновники приезжали сюда, чтобы власть помнила об этой страшной трагедии.
Прибывший на ас аким области Серик УМБЕТОВ сказал:
— Я разделяю ваше горе и могу заверить, что государство о вас никогда не забудет.
Отдав дань памяти погибшим, аким призвал кызылагашцев сплотиться и в срок провести посевную: ведь весна, как известно любому крестьянину, год кормит.

Надежда ПЛЯСКИНА, plyaskina@time.kz, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Кызылагаш, Алматинская область

По сообщению сайта Newzzz.kz