Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Остановить пилотный проект по лечению наркозависимых препаратом заместительной терапии — метадоном?

Дата: 19 марта 2011 в 12:41 Категория: Здоровье

Из двух зол

 

На днях несколько общественных организаций обратились с открытым письмом к президенту страны. Они просят главу государства немедленно остановить пилотный проект по лечению наркозависимых препаратом заместительной терапии — метадоном.

Напомним, в 2008 году наша страна заключила договор с Глобальным фондом по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией, за счет которого был запущен пилотный проект лечения нар­команов в Павлодаре и Темиртау с помощью метадона.

Метадон — синтетический препарат, содержащий небольшое количество наркотика, который предлагают наркоманам с большим стажем вместо, в частности, героина.

У проекта в Казахстане сразу нашлись противники, вошедшие в комиссию, которую в январе 2011 года создал Минздрав. Они тоже подписались под письмом к президенту.

— Пациенты, попавшие в зависимость от метадона, при встрече с членами нашей комиссии не только продемонстрировали наличие у них выраженных симптомов, характерных для наркозависимых, а еще и рассказали о том, что теперь они вынуждены быть «привязанными» к ежедневной пайке препарата. Без нее у них начинается ломка, — сообщила нам одна из «подписантов», президент Национальной медицинской ассоциации Айжан САДЫКОВА (на правом снимке). — На работу почти никто из них не устроился. Это и понятно: какой работодатель рискнет принимать человека, который страдает таким серьезным заболеванием и ежедневно принимает сильнейший наркотик?

Айжан Садыкова, по ее словам, беседовала с родителями пациентов, принимающих метадон. Как уверяет Айжан Бегайдаровна, ее собеседники опасаются: когда пилотный проект завершится и у их детей не будет выбора, они снова могут пуститься ради дозы во все тяжкие.

А вот у главного внештатного нарколога Минздрава Нурлана ЕРЕЖЕПОВА (на левом снимке) — иное мнение. Он полагает: многие из подписавших письмо главе государства — неспециалисты в области лечения наркоманов.

— Среди подписавшихся — преподаватели, у которых мало или совсем нет практического опыта: профессор университета «Туран», президент фольклорно-этнографического центра, представители диабетической ассоциации, религиозные деятели, — говорит Нурлан Бурханович.

— Тем не менее авторы письма президенту приводят серьезные аргументы. Например такой: «Среди потребителей метадона смертельные случаи составляют 25-33%. Смерть от передозировки этого препарата среди участников программ заместительной терапии составляет 67% (по данным профессора Шэйна ДАРКА из Национального центра исследования наркотиков и алкоголя, университета Нового Южного Уэльса Австралии)».

— Наши сотрудники связались с Шэйном Дарком. У нас есть его электронное письмо. Он подтвердил, что никогда не утверждал ничего подобного, и сожалеет, что его неправильно процитировали. Вообще смертельные случаи от метадона очень редки. В основном они связаны с тем, что препарат потреблялся «на улице», не по медицинским показаниям.

— Еще цитата из письма президенту: «Когда пациент после длительного употребления героина приходит к метадону, то, не получив ожидаемого результата, становится зависимым уже от двух наркотиков — героина и метадона».

— Специалисты это легко опровергают: зависимость бывает лишь одна — от опиатных наркотиков, к которым относятся оба названных вещества. Можно провести аналогию с алкогольной и табакозависимостью: нельзя говорить, что человек раньше пил водку, а теперь зависим от коньяка. Или раньше курил «Медео», а теперь зависит от «Соверена».

— Авторы письма утверждают, что к 2014 году в Казахстане «запланированное количество «больных», потребляющих метадон, должно достигнуть от 10 тыс. до 51,6 тыс. человек!» Это правда?

— Наши коллеги не совсем верно толкуют информацию. Мы планируем проводить заместительную терапию очень осторожно, и если рамки проекта будут расширены, то к 2015 году он охватит лишь около 2 тыс. пациентов.

Мы не предлагаем лечить заместительной терапией всех подряд. Хотя международная практика показывает: в подобных программах могут участвовать до 40 процентов наркоманов. В Казахстане официально состоят на учете 34 тыс. наркозависимых. А по независимым подсчетам их — минимум 129 тысяч.

— Ваши оппоненты уверяют: в соседнем Узбекистане пилотный проект по заместительной терапии провалился, и оставшийся метадон они передали Казахстану в виде благотворительной помощи.

— Узбекистан — специфическое государство. По словам узбекских коллег, международный опыт воспринимается там как вредный для страны. Они сожалеют, что проект был остановлен, причем не потому, что он дал плохие результаты, а по политическим мотивам.

— Как вы относитесь к тезису о том, что если метадон будет зарегистрирован в Казахстане, он быстро заполонит «черный» рынок?

— Сегодня широко применяется в медицинской практике морфин. И что, им завалены все улицы? Или наши реаниматологи продают его направо и налево? За это врач будет судим, и очень серьезно. Каждая ампула морфина контролируется представителями СЭС и комитета по борьбе с нар­кобизнесом МВД.

Метадон не вызывает у потребителей эйфорию, поэтому на него спроса нет.

— Есть мнение, что Глобальный фонд якобы хочет избавиться от большой партии залежавшегося метадона, потому и продвигает его в Казахстане.

— Я напрямую спрашивал иностранных представителей Глобального фонда: в чем ваш интерес? Они не скрывают, что в первую очередь думают о своей безопасности. Ведь ВИЧ, туберкулез и малярия, с которыми они борются, — биологическая бомба. В течение 24 часов больной одной из этих зараз потенциально может переместиться в любую точку мира.

— Противники метадона говорят: сейчас иностранцы подсадят на метадон наших наркоманов за счет своих средств, а их дальнейшее лечение придется оплачивать казахстанским налогоплательщикам.

— А разве сейчас наши наркозависимые лечатся не за счет налогоплательщиков? Я руковожу крупнейшим в стране реабилитационным центром на 100 коек (в Павлодаре. — В. Б.). Эффективность нашего традиционного лечения наркоманов — самая высокая в стране: 22 процента людей, пролечившихся здесь, в течение года находятся в ремиссии. По стране эта цифра — 10 процентов. Полного выздоровления достигают 5-7 процентов пациентов. Нам надо снять розовые очки и признать: есть категории пациентов, для которых прежние реабилитационные программы неэффективны.

На каждого пациента, лечащегося индийским метадоном, затрачивается примерно 5 тыс. тенге в месяц с учетом всех расходов (если препарат начнут производить у нас, то он будет стоить в 1,5-2 раза дешевле). Получается в год 60 тыс. тенге. А между тем за каждые сутки нахождения наркомана в традиционном реабилитационном центре государство платит 5,5 тыс. тенге. Курс лечения — 2 месяца. Почувствуйте разницу: традиционная терапия гораздо дороже заместительной.

Быть заместительной терапии в Казахстане или нет — решит рабочая группа, созданная приказом Минздрава. Окончательно результаты пилотного проекта будут изучены в конце 2011 года — тогда специалисты поставят точку в этом непростом споре.

А тем временем

Вчера нам удалось связаться с женщиной, у которой в метадоновом проекте участвуют сын и сноха. Она согласилась рассказать о первых результатах.

— Мои дети — наркоманы с десятилетним стажем, я прошла через весь кошмар, с которым сталкиваются семьи таких людей, — заявила Альфия Абдулхаковна. — Все, что мы имели в нашем доме, было продано. Сын пытался покончить с собой. Дети пролежали во всех клиниках — никто не смог помочь, хотя за лечение брали большие деньги.

Решение участвовать в пилотном проекте дети принимали сами. Метадон им дают каждый день. В жизни у них все наладилось, они стали хорошими родителями, сноха уже год работает.

Теперь я очень опасаюсь, что пилотную программу закроют...

Виктор БУРДИН

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz