Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Остановить пилотный проект по лечению наркозависимых препаратом заместительной терапии — метадоном?

Дата: 19 марта 2011 в 20:31 Категория: Здоровье

Из
двух зол


 


На днях несколько общественных организаций обратились с
открытым письмом к президенту страны. Они просят главу государства немедленно
остановить пилотный проект по лечению наркозависимых препаратом заместительной
терапии — метадоном.


Напомним,
в 2008 году наша страна заключила договор с Глобальным фондом по борьбе со
СПИДом, туберкулезом и малярией, за счет которого был запущен пилотный проект
лечения нар­команов в Павлодаре и Темиртау с помощью метадона.


Метадон
— синтетический препарат, содержащий небольшое количество наркотика, который
предлагают наркоманам с большим стажем вместо, в частности, героина.


У
проекта в Казахстане сразу нашлись противники, вошедшие в комиссию, которую в
январе 2011 года создал Минздрав. Они тоже подписались под письмом к
президенту.


— Пациенты, попавшие в зависимость от метадона, при
встрече с членами нашей комиссии не только продемонстрировали наличие у них
выраженных симптомов, характерных для наркозависимых, а еще и рассказали о том,
что теперь они вынуждены быть «привязанными» к ежедневной пайке препарата. Без
нее у них начинается ломка, — сообщила нам одна из «подписантов»,
президент Национальной медицинской ассоциации Айжан САДЫКОВА (на
правом снимке). — На работу почти никто из них не устроился. Это и понятно:
какой работодатель рискнет принимать человека, который страдает таким серьезным
заболеванием и ежедневно принимает сильнейший наркотик?


Айжан
Садыкова, по ее словам, беседовала с родителями пациентов, принимающих метадон.
Как уверяет Айжан Бегайдаровна, ее собеседники опасаются: когда пилотный проект
завершится и у их детей не будет выбора, они снова могут пуститься ради дозы во
все тяжкие.


А вот у главного внештатного нарколога Минздрава
Нурлана ЕРЕЖЕПОВА (на левом снимке) — иное мнение. Он полагает: многие
из подписавших письмо главе государства — неспециалисты в области лечения
наркоманов.



Среди подписавшихся — преподаватели, у которых мало или совсем нет
практического опыта: профессор университета «Туран», президент фольклорно-этнографического
центра, представители диабетической ассоциации, религиозные деятели, — говорит
Нурлан Бурханович.



Тем не менее авторы письма президенту приводят серьезные аргументы. Например
такой: «Среди потребителей метадона смертельные случаи составляют 25-33%.
Смерть от передозировки этого препарата среди участников программ
заместительной терапии составляет 67% (по данным профессора
Шэйна ДАРКА из Национального центра исследования наркотиков и
алкоголя, университета Нового Южного Уэльса Австралии)».



Наши сотрудники связались с Шэйном Дарком. У нас есть его электронное письмо.
Он подтвердил, что никогда не утверждал ничего подобного, и сожалеет, что его
неправильно процитировали. Вообще смертельные случаи от метадона очень редки. В
основном они связаны с тем, что препарат потреблялся «на улице», не по
медицинским показаниям.



Еще цитата из письма президенту: «Когда пациент после длительного
употребления героина приходит к метадону, то, не получив ожидаемого результата,
становится зависимым уже от двух наркотиков — героина и метадона».



Специалисты это легко опровергают: зависимость бывает лишь одна — от опиатных
наркотиков, к которым относятся оба названных вещества. Можно провести аналогию
с алкогольной и табакозависимостью: нельзя говорить, что человек раньше пил
водку, а теперь зависим от коньяка. Или раньше курил «Медео», а теперь
зависит от «Соверена».



Авторы письма утверждают, что к 2014 году в Казахстане «запланированное
количество «больных», потребляющих метадон, должно достигнуть от 10 тыс. до
51,6 тыс. человек!» Это правда?



Наши коллеги не совсем верно толкуют информацию. Мы планируем проводить
заместительную терапию очень осторожно, и если рамки проекта будут расширены,
то к 2015 году он охватит лишь около 2 тыс. пациентов.


Мы
не предлагаем лечить заместительной терапией всех подряд. Хотя международная
практика показывает: в подобных программах могут участвовать до 40 процентов
наркоманов. В Казахстане официально состоят на учете 34 тыс. наркозависимых. А
по независимым подсчетам их — минимум 129 тысяч.



Ваши оппоненты уверяют: в соседнем Узбекистане пилотный проект по
заместительной терапии провалился, и оставшийся метадон они передали Казахстану
в виде благотворительной помощи.



Узбекистан — специфическое государство. По словам узбекских коллег,
международный опыт воспринимается там как вредный для страны. Они сожалеют, что
проект был остановлен, причем не потому, что он дал плохие результаты, а по
политическим мотивам.



Как вы относитесь к тезису о том, что если метадон будет зарегистрирован в
Казахстане, он быстро заполонит «черный» рынок?



Сегодня широко применяется в медицинской практике морфин. И что, им завалены
все улицы? Или наши реаниматологи продают его направо и налево? За это врач
будет судим, и очень серьезно. Каждая ампула морфина контролируется
представителями СЭС и комитета по борьбе с нар­кобизнесом МВД.


Метадон
не вызывает у потребителей эйфорию, поэтому на него спроса нет.



Есть мнение, что Глобальный фонд якобы хочет избавиться от большой партии
залежавшегося метадона, потому и продвигает его в Казахстане.



Я напрямую спрашивал иностранных представителей Глобального фонда: в чем ваш
интерес? Они не скрывают, что в первую очередь думают о своей безопасности.
Ведь ВИЧ, туберкулез и малярия, с которыми они борются, — биологическая бомба.
В течение 24 часов больной одной из этих зараз потенциально может переместиться
в любую точку мира.



Противники метадона говорят: сейчас иностранцы подсадят на метадон наших
наркоманов за счет своих средств, а их дальнейшее лечение придется оплачивать
казахстанским налогоплательщикам.



А разве сейчас наши наркозависимые лечатся не за счет налогоплательщиков? Я
руковожу крупнейшим в стране реабилитационным центром на 100 коек (в Павлодаре.
— В. Б.). Эффективность нашего традиционного лечения наркоманов — самая высокая
в стране: 22 процента людей, пролечившихся здесь, в течение года находятся в
ремиссии. По стране эта цифра — 10 процентов. Полного выздоровления достигают
5-7 процентов пациентов. Нам надо снять розовые очки и признать: есть категории
пациентов, для которых прежние реабилитационные программы неэффективны.


На
каждого пациента, лечащегося индийским метадоном, затрачивается примерно 5 тыс.
тенге в месяц с учетом всех расходов (если препарат начнут производить у нас,
то он будет стоить в 1,5-2 раза дешевле). Получается в год 60 тыс. тенге. А
между тем за каждые сутки нахождения наркомана в традиционном реабилитационном
центре государство платит 5,5 тыс. тенге. Курс лечения — 2 месяца. Почувствуйте
разницу: традиционная терапия гораздо дороже заместительной.


Быть
заместительной терапии в Казахстане или нет — решит рабочая группа, созданная
приказом Минздрава. Окончательно результаты пилотного проекта будут изучены в
конце 2011 года — тогда специалисты поставят точку в этом непростом споре.


А
тем временем


Вчера
нам удалось связаться с женщиной, у которой в метадоновом проекте участвуют сын
и сноха. Она согласилась рассказать о первых результатах.



Мои дети — наркоманы с десятилетним стажем, я прошла через весь кошмар, с
которым сталкиваются семьи таких людей, — заявила Альфия Абдулхаковна. — Все,
что мы имели в нашем доме, было продано. Сын пытался покончить с собой. Дети
пролежали во всех клиниках — никто не смог помочь, хотя за лечение брали
большие деньги.


Решение
участвовать в пилотном проекте дети принимали сами. Метадон им дают каждый
день. В жизни у них все наладилось, они стали хорошими родителями, сноха уже
год работает.


Теперь
я очень опасаюсь, что пилотную программу закроют...


Виктор БУРДИН


 



Сайт газеты «Время»

По сообщению сайта Meta · новости дня