Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Запахло деньгами

Дата: 21 марта 2011 в 13:30

— 21.03.11 09:57 —

Некоторым людям поразительно везет. Везение заменяет все — расчет, мудрость, справедливость. Все это становится не нужно, если есть везение. Наоборот, чрезмерное везение порождает цинизм, безразличие, презрение к другим, не столь везучим.

Горбачева и СССР погубило падение цен на нефть (в числе прочего, конечно). Ельцин ушел через год после кризиса 1998, вызванного также падением цен на нефть. Не повезло людям... А вот Путину достался период невероятного роста цен на нефть. Даже провал их в конце 2008 был очень кратким и уже давно компенсирован.

Все нулевые годы Путин просто не успевал тратить деньги, так быстро они росли. В результате копились большие денежные фонды в бюджете — резервный и национального благосостояния. А заодно и настоящее богатство (в отличие от бумажного бюджетного) — золотовалютные резервы Центробанка (ЗВР).

Но вот грянул кризис. Поступление денег упало. А привычка наращивать траты и не считать деньги осталась. В результате расходы быстро догнали и обогнали доходы страны.

Деньги уже потрачены. Бюджет, по заявлению Алексея Кудрина, балансируется только при $115 за баррель. И это при повысившихся налогах! А тут выборы на носу. И вот опять везение: арабские революции снова задрали цены на нефть до небес. Деньги, которых вроде бы нет — снова есть. Вам нужно $115 за баррель? Пожалуйста! И что же наши руководители собираются делать с этим упавшим с небес богатством?

Вот забавный разговор на заседании Президиума Правительства РФ 17 марта этого года:

«А.Л.Кудрин: И еще один момент, который требуется подчеркнуть, – это то, что все дополнительные (сверхплановые) нефтегазовые доходы мы не сможем в этом году направлять на расходы. Нам нужно удержаться от направлений нефтегазовых доходов на расходы, чтобы не изменить тенденцию по снижению инфляции. Сейчас все-таки удается снизить темпы инфляции, то есть ситуация даже более оптимистичная, чем была месяц назад, но нам нельзя монетарные факторы опять ослабить. Поэтому мы не планируем направлять нефтегазовые дополнительные доходы на расходы.
В.В.Путин: Сколько сейчас накопленная инфляция?
А.Л.Кудрин: Примерно 3,6 %.
В.В.Путин: За месяц сколько она набежала?
...
С.М.Игнатьев: 0,3, да. Мы рассчитаем где-то на 0,6% в марте. А в целом мы считаем, что можем вложиться в наш целевой ориентир – 6–7% за год.
В.В.Путин: То есть темп снизился?
С.М.Игнатьев: Снизился.
В.В.Путин: Хорошо. Спасибо.
А.Л.Кудрин: Владимир Владимирович, я почему подчеркиваю этот момент про нефтегазовые доходы? От министерств и ведомств пошли активные заявки, исходя из того, что...
В.В.Путин: Запахло деньгами.
…..Мы договаривались, напомню коллегам, о том, что мы часть этих ресурсов будем направлять на снижение дефицита бюджета и начнем пополнять резервные фонды.»

Почему мне этот разговор показался забавным? А вот почему.

1. Последняя фраза Владимира Путина и словечко «часть».

Нет, не собирается Путин в предвыборный год экономить, несмотря на все шаманские пляски на грани политического фола со стороны его министра финансов. Все заклинания Кудрина о недопустимости бюджетного дефицита и роста госдолга, о недопустимости дальнейшего роста налогов и т.д. – все это уложилось в словечко Путина «часть». Какая именно часть — он потом решит.

Премьер продолжает пребывать в абсолютной убежденности, что все утрясется, что когда надо — снова повезет. И везение вновь покроет все ошибки, все воровство на бюджетных деньгах и в госкорпорациях. И не обязательно быть осторожным в расходах.

2. И Путин прав!

Зачем осторожничать, если цены на нефть, я уверен, будут оставаться очень высокими. И расти все выше и выше. Почему?

Потому что цены на нефть в нулевые годы стали определяться не производством/потреблением данного товара (как полагается по экономической теории), а другими обстоятельствами.

Представьте себе, что я произвожу 100 табуреток в месяц и продаю их по 50 рублей за штуку. И тут ко мне приходит коммерсант и говорит — я куплю у вас все 100 табуреток выпуска следующего месяца по 100 рублей. Я немедленно соглашаюсь. Потом выясняется, что этот проныра пришел ко всем производителям табуреток и со всеми заключил такой договор. А что потребитель? Ему надо на чем-то сидеть — вот он и покупает их, ведь конкуренции-то больше нет. Конечно, он пытается сократить свою потребность в табуретках, которые стоят уже как стулья, но сильно сократить не может. И к моменту исполнения контракта монополист-посредник продает ему табуретки уже по 150 рублей...

Именно такая история приключилась с нефтью. В роли посредника выступил финансовый рынок.

Самое смешное, что монополизма на финансовом рынке нефти нет. Просто есть стадное движение за ростом цены актива. Цены на нефть начали расти? Срочно скупаем фьючерсы (без поставки) — потом продадим их обратно и станем богаче. Само существо финансового рынка, а вовсе не чья-то злая воля, взгоняет цену. На 1 реальную сделку (с поставкой нефти) приходится 10 спекулятивных (без поставки). Это искусственно увеличивает спрос, а следовательно и цену нефти. И эта искусственно завышенная цена нефти зависит, прежде всего, от состояния финансового рынка, а не от реального производства/потребления самой нефти. Провал в ценах 2008 года был связан именно с состоянием финансового рынка, а не рынка нефти.

И пока институты финансового рынка не изменятся — цены на нефть останутся искусственно высокими и будут постоянно расти и дальше. Что конечно, не исключает коррекций. Возможно – сильных, но кратковременных.

Вернемся к теме разговора. Конечно, всего этого Путин вовсе не имеет в виду. Он просто уверен в том, что денег всегда будет достаточно — какие бы новые расходы бюджета он ни принял. Ведь так и происходило до сих пор, все нулевые годы.

Рост цен на нефть, эта скрытая пружина «фактора везения» Путина никак не связана с его деятельностью или решениями. Просто так сложилось. Именно в нулевые годы мировой финансовый рынок оказался достаточно созревшим для такой посреднической роли по взвинчиванию цен на нефть, акции, некоторые другие активы и сырьевые фьючерсы.

3. Но Путин совершенно не прав.

Мировой кризис опрокинул российский бюджет, и обратно его восстановить не удается. Доходы консолидированного бюджета (все госденьги — федеральный, региональные бюджеты и внебюджетные фонды) за последние 6 лет (2005-й к 2010-му) упали с 40% ВВП до 35%. А расходы выросли с 32% до 39%.

Вместо профицита в 8% ВВП Россия имеет дефицит в 4%. То есть, 12% ВВП в минусе, что совсем не пустяк — треть доходной базы. И это при том, что среднегодовые цены на нефть выросли с $50 до $80 за баррель.

Россия копила резервный фонд и отдавала долги в начале нулевых при $40 за баррель нефти. Теперь тратит его и берет в долг при $110. Так возросли расходы бюджета. Правда, в наших с вами карманах денег сильно не прибавилось. Ушли они в чьи-то другие карманы...

Джинн госрасходов был выпущен из бутылки, и загнать его обратно совершенно не удается. Расходы не желают сокращаться. Слишком многим лоббистам они нужны, да еще и выборы эти с неопределенностью, кто пойдет кандидатом...

Политическая конкуренция тоже чего-то стоит — один пытается набрать «очки» у населения (повышая пенсии), а другой — у элит (объявляя колоссальную программу госзакупок вооружений). Общее же у них одно — все за счет бюджета.

А госдоходы не желают расти, несмотря на рост цен на нефть и повышение налогов. Это ситуация 2010 года. И, согласно закону о бюджете, 2011-2013. Времена явного избытка денег в бюджете давно прошли.

Где деньги? Этот вопрос надо задавать именно Алексею Кудрину, который все эти годы был министром финансов. А ответить ему нечего. Похоже, он сам не понял, как это произошло. Но, судя по всему, он единственный в правительстве, кто почувствовал, что ситуация по сравнению с нулевыми годами изменилась. Поэтому, надо признать, что он имеет полное право на беспокойство, медленно переходящее в легкую панику.

4. «...пополнять резервные фонды». Что может быть бессмысленнее?

Знаете, почему домохозяйка не может управлять государством? Потому что она не понимает тайну денег. Для нее — чем больше денег, тем лучше. А вот для государства — совсем наоборот. Потому, что денег государство может напечатать сколько угодно, но богаче от этого не станет. Скорее, станет беднее. Право эмиссии денег все меняет.

Любые резервы в национальной валюте — это экономический абсурд. Ведь государство может напечатать, повторюсь, сколько угодно денег. Резервный фонд — бессмыслица. Это Алексею Кудрину впервые объяснили в январе 2009-го, и он тогда поделился с нами (публикой) откровением: оказалось, что расходование резфонда может иметь инфляционные последствия.

Ведь до того он считал, что его бюджетный стабфонд/резфонд — это реальные бюджетные резервы. Теперь он понял, что резервов нет (они чисто бумажные, учетные), что его резфонд — всего лишь элемент монетарной политики, по существу, это всего лишь право его, Кудрина, на эмиссию денег и больше ничего.

Кстати, подозреваю, что в Центральном Банке с самого начала это хорошо понимали. И, пока Кудрин гордился своим резфондом — его одобрительно похлопывали по плечу, простака такого. А ведь он просто выполнял работу ЦБ — по изъятию денежной массы из обращения. Думая, что что-то копит. Вот умора! – хохотали, наверное, в ЦБ. Да ЦБ в любой момент напечатает хоть три таких резфонда...

Больше Кудрин не простачок. Он теперь опытный муж. И, обратите внимание, говорит о резфонде не как о бюджетных резервах «на черный день» (как он считал до 2009 года), а всего лишь как о «монетарном факторе», который должен помочь «снизить темпы инфляции». Если он так быстро будет прогрессировать в понимании экономики, то скоро резервный фонд честно переименует в «антиинфляционный»...

Но тут опять Кудрин попадает впросак. Парадокс, но в стремлении сократить расходы бюджета (любым способом, вплоть но накопления резфонда), министр финансов просто наступает себе на горло. Ведь бюджету выгодна инфляция и девальвация. Бюджет на этом очень хорошо зарабатывает. И, наоборот, он сильно теряет при снижении инфляции и росте курса рубля.

Так зачем Кудрин, борется с инфляцией? Так ретиво берется за чужую работу? Одно из двух. Или он все-таки до конца не понимает, что он делает. Или он плохой министр финансов – ведь именно от его забот по накоплению резфонда бюджет теряет доходы... Больше того,

ситуация с накоплением резфонда абсурдна вдвойне: как можно одновременно занимать деньги под немаленькие проценты и копить их? В чем смысл мероприятия? Чтоб отдать иностранным банкам сотни миллионов долларов в качестве процентов? Так это опять чистая потеря бюджета...

Так часто бывает в экономике: вещи не такие, какими кажутся, простые действия могут привести к результату прямо противоположному желаемому, а из серии тактических побед получается одно огромное стратегическое поражение... И потом удивляемся. Как говорил Виктор Черномырдин, «хотели как лучше, а получилось как всегда». В общем, не стоит, граждане, пускать домохозяйку управлять государством. Не выйдет из этого ничего хорошего.

5. Кому «запахло деньгами»

Расходы федерального бюджета выросли за последние 5 лет в 2,4 раза. Это сильно обгоняет официальную инфляцию. Их доля в ВВП страны выросла с 16% в 2006 до 23% в 2010. Кому достались эти деньги?

Только не говорите «пенсионерам», имея в виду повышение пенсий с этого года. Это повышение сжирается ежегодным опережающим ростом тарифов в пользу госкорпораций и системы ЖКХ и общей инфляцией.

Дмитрий Медведев сказал, что триллион рублей ежегодно воруется на госзаказах. И вместо сокращения воровства — поднял налоги на бизнес, особенно малый. Компенсировал потери госкорпорациям повышением тарифов. И принял новую невероятно амбициозную программу госзакупок на 19 трлн руб. – причем закупок вооружений, что по определению, самая закрытая от общественного контроля сфера.

А значит, и доля воровства там может быть не 20%, а существенно больше.

Вот именно ворующим на бюджете и запахло деньгами. Интересно, что Владимир Путин произносит эту фразу не с болью и затаенной горечью, а со смехом...

***

Итак, Россия в очередной раз получила кучу денег, совершенно не прикладывая к этому никаких усилий. И встала перед дилеммой: тратить эти деньги или нет. Очень многим чиновникам хочется потратить эти деньги. И политическому руководству — тоже, ввиду предстоящих выборов. И только один Кудрин стоит за экономию (и еще Центробанк, но он в правительство не входит, и вообще его вялая позиция поддержки Кудрина выглядит по существу несколько издевательски...). Но на проверку предлагаемая Минфином экономия оказывается какой-то неправильной. Проводимой не для людей, а за счет людей – во имя некоего абстрактного мифа «макроэкономической стабильности».

Любому объективному наблюдателю ясно, с чего должна начинаться экономия в России — с борьбы с воровством и коррупцией, с анализа целесообразности зимней Олимпиады в субтропиках, роскошного саммита АТЭС на почти необитаемом острове, футбольных стадионов за $1-1,5 млрд каждый, излишних и дорогущих трубопроводов и т.д.

Но нет. У нас «экономия» будет начинаться с повышения тарифов в пользу госкорпораций, налогов и пенсионного возраста, жестокой реформы бюджетной сферы и т.д. Экономить будут на населении – у него самые слабые лоббисты в правительстве.

Да, России в нулевые годы везет. Удачное начало века. Но это везение уходит большей частью мимо карманов российских граждан, куда-то «налево». Везет на самом деле не России и ее гражданам, а многоголовой, невероятно жадной и беспощадной коррупционной гидре, присосавшейся к российскому государству и вытягивающей из него все соки.

В заключение про это «везение России» хочется добавить только одно, вслед за Жюлем Ренаром: «Бывает, что все удается. Не пугайтесь, это пройдет».

По сообщению сайта Газета.ru