Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Амазонка из Майкопа прописала у себя Иорданского принца

Дата: 21 марта 2011 в 19:30 Категория: Новости политики

Сегодня Асю Еутых знают многие. Она вооружила гвардию иорданского принца, из ритона, сделанного ее руками, пьет сам Путин, а серебряной палочкой дирижирует Юрий Темирканов

На всем Северном Кавказе – она единственная женщина-оружейница. Только шашек и кинжалов смастерила более сотни. 

— Оружие-любимая игрушка мужчин, поэтому его чаще и заказывают, — говорит она. При этом, как настоящая женщина любит шить и даже изготовила свадебное платье для невесты Иорданского принца, с которым  ее связывают давние дружеские отношения.

…О знаменитой оружейнице принц Али Бин аль-Хусейн услышал в Черкесске. Там же увидел ее работы и  специально поехал в Майкоп познакомиться с мастерицей. А чуть позже пригласил ее  к себе во дворец для создания амуниции своей гвардии.

На тщательную прорисовку «эскизов»  ушел почти месяц . Еще четыре потребовалось Асе, чтобы, переработав 26 килограммов серебра, сделать16 комплектов. В каждый из  них  включены — газыри, пояс с подвесками и коробочкой — жирницей, кинжал, шашка на портупее, кобура для пистолета и небольшая кожаная сумочка для мелких принадлежностей.

Али Бин аль-Хусейн  часто бывает в России, и чтобы каждый раз не было возни с документами, Ася прописала королевскую особу у себя в Майкопе. Теперь принц имеет двойное гражданство.

Родилась Ася в Урупском районе (сейчас это Новокубанский район), как раз в тот год археологи там раскопали Колосовку — курган, где была захоронена скифская жрица.

— Представляете, — рассказывает Ася, — декабрь. Ночь. Глубокий снег. Мой отец запряг сани и повез маму в райцентр в роддом. Проезжая то самое Колосово поле, конь заупрямился, забил копытом.

— Дух жрицы выпустили на волю, вот жеребец  и растерялся, — пошутил отец. — Как бы он в нашего ребенка не переселился.

В 10 лет Ася сделала каменный цветок из мрамора — отец привез кусок для каких-то хозяйственных дел. Взрослые только удивленно пожимали плечами, глядя, с каким упорством маленькая Ася выпиливает и обтачивает лепестки каменного цветка. Не все лепестки тогда получились ровными, не все срезы гладкими, но девочка очень гордилась своей работой.

— Без той жрицы тут не обошлось, — вспомнил случай на Колосовом поле отец.

Ася пристала к нему с вопросами, что за жрица и что за поле. Рассказ запомнила, а став взрослой, разыскала в музеях археологические находки курганного некрополя Колосовка. Изучив рисунки на подвесках и браслетах, она перенесла их на некоторые свои изделия.

Кроме общеобразовательной, Ася закончила еще три школы — художественную, музыкальную и школу танцев.

К танцам относилась особенно серьезно. Каждый день несколько часов репетировала. Даже внешне всегда поддерживала балетный образ — зачесанные назад волосы, собранные в тугой узел.

— Расстаться с этим образом я смогла только два года назад, — смеется Ася. — От тяжести волос уставала и болела голова, это мешало работать, пришлось их обрезать.

Однажды на гастроли в Майкоп приехал Махмуд Эсамбаев. Его пригласили на концерт адыгейского ансамбля. После выступления он подошел к солистке, а ею была Ася, и с ходу пригласил в свой коллектив. Ася была польщена — сам Эсамбаев ее, провинциальную девушку, приглашает танцевать с собой! Но подумала... и отказалась.

— Век танцора короток, — считает она. — Когда мне самой было лет двадцать, мы провожали на пенсию тридцатилетнего артиста. Тогда я для себя твердо решила, что стану художником, а танцевать буду, когда захочется.

— Я люблю металл, — признается Ася. — Еще мой дед был кузнецом, правда, я его не застала, и передать свои секреты он не успел. А вот бабушка — известная золотошвея. Раньше каждая адыгейка должна была сшить себе к свадьбе национальный костюм. Не всем это удавалось, и к моей бабушке выстраивались очереди.

В детстве у меня было несколько таких костюмов. Это считалось роскошью. Впрочем, когда я подросла, бабушка мне лишь показывала, как правильно кроить, вышивать орнаменты, всю работу я выполняла сама.

Естественно, замуж выходила Ася в собственноручно сшитом сае (адыгейский национальный костюм).

Еще до того как она всерьез принялась за оружие, Ася делала керамические куклы, которые одевала в национальные платья. Шила вроде как для себя, но неожиданно куклы стали пользоваться успехом — они разошлись по миру, некоторые даже хранятся в музеях Анкары, Стамбула, Москвы, Нью-Йорка.

Кстати, работать с металлом поначалу и не думала. Заканчивала художественно-графический факультет КубГУ, а за два месяца до защиты поменяла  тему и решила  готовить диплом по ювелирному искусству.  Такого предмета в вузе  не было. Ася отправилась  в Дагестан, к знаменитым кубачинским мастерам . Два месяца почти не ела и не спала. Итогом ее труда стали женский серебряный пояс, шлем,   дамский кинжальчик и подвеска. Работу она сдала в срок и с блеском защитилась.

В свою мастерскую оружейница  посторонних не  приглашает.
— Работа не любит чужих глаз, — объясняет Ася. — В этом  убедилась на своем опыте. Один телевизионщик попросил порезать штихелем и попаять перед камерой. Я тогда делала кинжал и продемонстрировала свою работу. Потом стала эту рукоятку кинжала доделывать, грею ее, а она рассыпается. Заново укладываю чернь, но эффекта ноль. Пришлось отложить его для демонстрационных целей.

Как –то  Асю пригласили в Питер на фестиваль , который совпал с юбилеем знаменитого дирижера Юрия Темирканова. Зная это, художница приготовила своему земляку подарок — дирижерскую палочку из серебра с позолотой.

— Я так не дирижирую, как вы мастерите оружие, — растрогался музыкант.

До этого он не был знаком с Асей Еутых лично, но на одной из выставок приобрел ее работы. А когда Владимир Путин пригласил дирижера в свою резиденцию, чтобы обсудить вопросы музыкальной культуры. Темирканов пришел с подарком — серебряным ритоном  Асиной работы. Ритон — это древний ритуальный сосуд, известный со второго тысячелетия до нашей эры. Их делали из серебра и золота и были принадлежностью исключительно царей и императоров.

Недавно мастерица снова удивила. Изготовила сувенирные бронзовые монеты «Адыгэ ахъще», что в переводе означает «адыгские деньги».

— Исторически у адыгов не существовало собственной «валюты». — говорит она. — В ходу были бартерные сделки. Денежным «эквивалентом» часто служил скот. Поэтому на первых монетах я изобразила вставшего на дыбы коня с надписью на русском и адыгейском языках «1 голова», — рассказывает художница.

Недавно к уже выпущенным добавилась монета «Уасэ» («выкуп»), предназначенная для символического выкупа невесты с изображением девушки в адыгском платье.

По сообщению сайта Аргументы и Факты