Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

РБК daily: Новая власть Туркмении не ищет дружбы с Россией

Дата: 23 марта 2011 в 10:43 Категория: Новости политики

CA-NEWS (TM) — Внешне стабильные государства и могущественные правители, которыми любят себя представлять центральноазиатские лидеры имеют уязвимые места. Пренебрежение законом и договоренностями оставляет таких правителей один на один с мятежной толпой...

Новая власть Туркмении не ищет дружбы с Россией

РБК daily

Алексей Мухин, 22.03.2011

У России не было особенных проблем с выстраиванием отношений с Туркменией и ее руководством, хотя прежний Туркменбаши всегда и подчеркивал особенный статус бывшего советского «хлопкового рая», особенно, когда стал ясен новый энергетический статус страны.

Долговременные соглашения и договоренности, достигнутые между туркменским руководством и «Газпромом» делали ничтожными все остальные, а, особенно, политические проблемы. На них особенно и внимания-то не обращали.

Сложившиеся бизнес-стереотипы работы в Туркмении давали возможность получать небольшую, но постоянную прибыль: правила существования были четкими и понятными, хотя и необычными для европейски ориентированных предпринимателей. Впрочем, западный бизнес значительно больше внимания всегда уделял Казахстану.

Смерть Сапармурата Ниязова и приход к власти нового президента с поначалу трудно выговариваемым именем, после короткой аппаратной борьбы под толстым и душным туркменским ковром, изменили не только политический, но и бизнес-ландшафт.

Гурбангулы Бердымухаммедов начал геополитическую игру с Россией, которая, впрочем, мало чем отличалась от тех игр, которые вели (или ведут) Украина, Грузия и Молдавия. Суть игры такая: обидеться на российское руководство, обвинив его в имперских устремлениях, двинуться в сторону Запада, громко объявляя себя европейски ориентированной страной, а затем добиваться в обмен на возвращение в лоно лояльных отношений финансовых и иных преференций. При удачном раскладе, еще и получать западные кредиты на «ремонт Провала».

Новый Туркменбаши, впрочем, не стал объявлять регион европейски ориентированным, что было бы более, чем экстравагантно, но диверсификацию государственной бизнес-политики провозгласил. В данном случае, в переводе с туркменского на русский (или, вернее — на английский), это означало активную позицию Ашхабада в переговорах с европейскими, американскими и китайскими потенциальными партнерами, а с «Газпромом» и с Россией — снижение уровня контактов.

При этом, туркменское руководство подвергло сомнению справедливость заключенных ранее с Россией соглашений о транспортировке энергоносителей и целесообразность сотрудничества с Россией вообще.

Особенно ярко это проявилось в ходе кризиса, связанного с загадочным подрывом газопровода не так давно, в результате развития которого новый Туркменбаши прервал на время всяческие отношения с Москвой и бросился в объятия Пекина. («Китайский роман», впрочем, длился недолго: Туркмении было предложено в качестве оплаты за газ принять товары народного потребления, то есть возродить идею бартерного обмена и Бердымухаммедов, несколько обескураженный таким поворотом событий, вернулся к общению с Москвой).

Помимо этого, Туркмения подчеркнуто прохладно относится к участию в различных альянсах, направленных на сохранение и развитие совместной, в рамках бывшего СССР, инфраструктуры, будь то военной или экономической.

Нелояльность по отношению к России, в принципе, можно было бы объяснить экономическими причинами, однако практика показала, что именно Россия платила и платит самую высокую цену за энергоносители, поставляемые из Туркмении, а вот новые партнеры Ашхабада стараются цену сбить. Причем, делают это довольно агрессивно и используют, в том числе, сложные отношения Г. Бердымухаммедова с В. Путиным и с «газпромовским» начальством.

Такая неустойчивая конструкция, метания вкупе с не устоявшимися отношениями с новыми партнерами делают весь туркменский режим крайне уязвимым с точки зрения деловой репутации. Поэтому и визиты Бердымухаммедова в Европу, несмотря на официальный PR, пока оцениваются специалистами, как неудачные.

Излишняя осторожность туркменского лидера в сочетании с восточным сладкословием и характерным выражением лиц туркменской делегации пока доверия у прагматичных европейцев не вызвали. Хотя в ЕС понимают — дружить нужно. Однако для рафинированных европейцев и политкорректных США Туркмения по-прежнему остается страной со смещенным демократическим центром тяжести, от руководства которой можно ожидать всего, что угодно. Причем, оправданием этому становится как раз восточная специфика региона.

Например, о проблемах МТС в Туркменистане не слышал только ленивый. Конечно, аналогичные ситуации происходили и с «РусАлом» в Гвинее, а о проблемах О. Дерипаски, А. Мордашова и других российских собственников на Украине также известно немало, но МТС принадлежит, в том числе, В. Евтушенкову, который немало делает для ныне модной модернизации экономики.

На минуточку, размер бизнеса МТС с регионе составляет (или уже составлял?), по разным оценкам более 600 млн долларов США и сами туркменские власти, напомним, выдали компании лицензию, срок действия которой истекает только в 2012 году. Однако все контракты, соглашения, лицензии были в одностороннем порядке расторгнуты по указанию Ашхабада: МТС просто попросили на выход из страны, без базовых станций, антенн, кабельных магистралей, всего того, что составляет сеть и во что компания шесть лет инвестировала.

Объяснение же происходящему простое: на этот бизнес уже есть желающие из числа ближайших родственников президента Туркменистана.

Это прямо подтвердили и последующие события. Спустя несколько дней, появились публикации на «Хрониках Туркменистана» о возможной экспроприации сети МТС и создании на ее основе национального оператора «Галкыныш». При этом, Бердымухаммедов дал указание, чтобы в стране было 3 «независимых» мобильных оператора, с «долей государства в каждом не менее 50 процентов», что, само по себе, как раз не предусматривает независимости.

В отношении же российской компании туркменские власти поступили самым что ни есть разбойным образом. За разбой принято отвечать, но при нынешнем уровне активности российских властей в данном направлении, об этой ответственности можно забыть.

Резюмируем: российские бизнесмены, социально ответственные, регулярно в составе официальных делегаций посещающие разные страны, где имеют или планируют открыть свой бизнес, государственную поддержку в своих начинаниях и в защите уже существующего бизнеса за рубежом пока получают в явно недостаточном объеме. При этом, государство, помимо налогов, правомерно требует и финансирования различных социально значимых проектов.

Одновременно США и Великобритании, правительства которых не стесняются вводить войска в регионы, где существуют бизнес-системы, в которых они заинтересованы, решают эти проблемы весьма решительным образом.

Есть, конечно, и более цивилизованные примеры: когда омский суд приговорил Telenor к выплате «штрафа» в 1,7 млрд долларов в пользу «Вымпелкома», норвежский премьер оперативно прибыл в Россию на переговоры с В. Путиным и конфликт был разрешен.

Возвращаясь к Туркмении, отметим, что серьезный бизнес там в его нормальном понимании сегодня крайне затруднен: чего стоит только особенные условия с обязательным привлечением на руководящую работу в частные компании родственников или доверенных лиц местных властей.

При этом, российское руководство, в принципе, пока не определилось с тем, как именно оно будет в дальнейшем выстраивать отношения с Ашхабадом. Вместо этого, Москва, как заклинания, повторяет, что договоры и контракты с Туркменией подписаны на 20-30 лет вперед.

Как показывает практика, такие заклинания действуют мало, а восточные лидеры выполняют только те контракты, которые выгодны им в полной мере и спокойно отказываются от прежних соглашений в пользу более выгодных по самым причудливым причинам.

Причем, политические договоренности здесь силы не имеют. Единственным способом удержать их от таких маневров является военная сила, которую на Востоке традиционно уважают. Неужели настолько низко упало влияние России, что даже наши партнеры ни во что не ставят ее?

Впрочем, внешне стабильные государства и могущественные правители, которыми любят себя представлять центральноазиатские лидеры, конечно, имеют и весьма очевидные для осведомленных держав уязвимые места: тому пример недавние события в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

Пренебрежение законом и договоренностями оставляет таких правителей без прикрытия и, в результате, они остаются один на один с мятежной толпой, которая уже не верит никому, кроме своих собственных вожаков-технологов.

Если одна из ключевых функций государства — защищать интересы своих граждан, в том числе и за рубежом, защищать всеми возможными средствами, начиная от переговоров, дипломатических каналов, заканчивая экономическими санкциями и военной силой, то ее нужно применять, иначе собственный народ перестает верить во власть и выходит на улицу, с весьма недвусмысленными намерениями ее поменять.

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба