Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Зинаида Шарко: «Сцена лечит артистов и зрителей»

Дата: 23 марта 2011 в 16:42 Категория: Новости культуры

27 марта — День театра. Народная артистка России Зинаида Шарко играет на сцене вот уже 60 лет!

— «АиФ-Петербург»: Зинаида Максимовна, вы до сих пор живёте в очень плотном графике: недавно вернулись с гастролей из Москвы, на днях улетаете в Израиль. Признайтесь — нужда заставляет или без театра не можете?

— Если мне три дня некуда идти, я уже на стены лезу. Откуда беру силы на работу?
В БДТ всегда говорили: «Заболел? Надо принять спектакль». На сцене всё проходит. Вот у меня был перелом ключицы, готовили к операции, но в больницу приехал директор театра: «Нужно сыграть спектакль». Врач в изумлении: «Да как же вы будете?» — «А вы приходите, увидите». Он обалдел — на сцене я махала руками, прыгала по лестнице. Потом с ногой начались проблемы, опять предложили операцию, и снова вылечил спектакль.

— «АиФ-Петербург»: В БДТ с Товстоноговым вы проработали 33 года. Режиссёром он был гениальным. А каким человеком?

— Энциклопедически-образованным, интеллигентным. При его сильном характере он всегда терялся перед хамством. Как-то на собрании один артист возмутился, что одинаковую премию дали ему за главную роль, и артистке — за маленькую. Товстоногов не знал, куда деваться, и просто сказал: «Собрание закончено». Иногда спрашивают, плелись ли в БДТ интриги? Мы так увлечённо работали, что было не до интриг. В БДТ я на собственные спектакли за свои деньги не могла достать билет. Зрители списки составляли, ночью отмечались, в близлежащих домах им даже сдавали раскладушки.

— «АиФ-Петербург»: Вопрос философский: театр в силах улучшить общество?

— Когда у Товстоногова спросили, может ли театр изменить жизнь, он ответил: «Если бы я не был в этом уверен, я бы этим не занимался». У меня есть свои примеры. Как-то в Москве пригласила дежурную из гостиницы на спектакль «Старая дева». Она мне потом рассказывает: «У нас дома началась другая жизнь. Раньше мы с дочкой — а она старая дева — всё собачились. А теперь я разговариваю с ней как Шарко, а она со мной — как Чурикова…»

— «АиФ-Петербург»: В вашей натуре — работать с полной отдачей?

— Всегда прихожу на первую же репетицию, зная текст. Когда начинали работу над спектаклем «Квартет», Басилашвили мне сказал: «Зинка, у нас в школе за это морду били!» Когда пригласили в «Старую деву», они в Москве уже год репетировали. Я приехала с полным знанием текста, а они по бумажкам читают.

У Валентина Гафта — а он любит ненормативную лексику, которую я здесь опущу, вырвалось: «Придётся текст учить! Ленинградская школа явилась».

— «АиФ-Петербург»: Как случилось, что вы, сама с юга, стали именно ленинградской актрисой?

— Да, я — южный цветок. Родилась в Ростове-на-Дону. Моим кумиром была великая Алла Тарасова, и я мечтала учиться в студии МХАТа. Приехала в Москву с чемоданом картошки, а сверху — большой портрет Аллы Константиновны. Кстати, родители были в отчаянии, когда узнали, что собралась в артистки. Школу-то я закончила с золотой медалью, мама плакала: «Мы думали, из тебя человек получится!» Поднимаюсь с трепетом по ступенькам МХАТа, в приёмной секретарша… ест солёный огурец! Мне в душу плюнули: храм искусства и огурец! Секретарша спрашивает, чего я хочу, а меня душат слёзы:
«Я ничего не хочу!» Вышла на улицу, плачу, а в голове звучат строки из поэмы Алигер «Зоя»: «Ленинград, Ленинград! Я тебе помогу, прикажи мне — я сделаю всё, что смогу …» Стихов я много знала. Но почему именно эти вспомнились? И тогда меня осенило — надо ехать в Ленинград. Знакомых там — никого, был только адресок, который маме дала её маникюрша. На вокзале поезда брали на абордаж, сутки ехала стоя. Прибыли в 6 утра, пешком добралась до переулка Ильича, дверь мне открыла заспанная старушка: «Ты, девочка, к кому?» — «Вы — Софья Абрамовна? Я к вам». Так всю учёбу в институте и прожила с ней в 8-метровой комнате с портретом Аллы Константиновны на стене.

— «АиФ-Петербург»: Почему сейчас у нас сплошь звёзды, а хороших артистов — мало?

— Потому что, как правило, преподают люди, у которых не получилось в профессии. А я училась у Бориса Зона, замечательного артиста и режиссёра. Мы были для него, как дети, он из нас не только профессионалов, но и людей растил. Предлагал мне пойти в Русский музей, в Эрмитаж, посмотреть картины и сделать этюды — так познакомил с музеями. Однажды сказал: «У меня два билета в Филармонию». А у нас в городе в Филармонии были танцы, я гордо отвечаю: «Меня это не интересует!» Всё-таки отправил, а там — «Пер Гюнт». Я обалдела от восторга, да и от зрителей — дамы же были в вечерних платьях. А недавно в БДТ видела девочек с голыми животами. Сразу задаёшься вопросом — где я? В бане или в театре?

— «АиФ-Петербург»: Жизнь артиста как маятник — то на вершине славы, то — забыт…

— Отношусь к этому философски. Вот вам яркий пример: на Московском фестивале получила приз за лучшую женскую роль в фильме «Луной был полон сад». Все журналисты ко мне бросились. Вдруг — в секунду — вижу только их зады, оказывается, появился новый манок — режиссёр Занусси. И я — уже отработанный материал.

— «АиФ-Петербург»: У вас сын, внуки, правнук. Кто-то связан с театром?

— Считаю, что не зря прожила жизнь: никого не пустила! (смеётся). Очень уж зависимая профессия: приглянулся режиссёру — будешь играть, а нет — так и с талантом не пробьёшься. И зарплата нищенская. Хорошо, что у нас в БДТ есть президентский грант.

— «АиФ-Петербург»: Вы лауреат всевозможных театральных премий, кавалер орденов. Какая награда — самая дорогая?

— Медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны». Когда началась война, мне было 12 лет, услышала по радио о наборе ансамбля для обслуживания госпиталей. Пошла с наслаждением, но это оказалось таким испытанием! Безногие, безрукие люди. Некоторые — просто обрубки. Мы дали 900 концертов. С благоговением вспоминаю те времена, когда естественным было любить родину. А люди плакали, когда перед ними пели, читали стихи.

По сообщению сайта Аргументы и Факты