Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Не знал, не видел, не стрелял

Дата: 24 марта 2011 в 00:00

Не знал, не видел, не стрелял

Сторона обвинения по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой заканчивает представление доказательств в суде. Сам обвиняемый заявил в суде, что не знал адвоката и даже не видел его фотографий до дня убийства. Файлы, найденные на компьютере Никиты Тихонова говорят об обратном.

Участники процесса по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки «Новой газеты» Анастасии Бабуровой, который проходит в Мосгорсуде, изначально не ждали ничего особенного от очередного заседания. В судебном «аквариуме» что-то расслабленно обсуждали обвиняемые в убийстве Никита Тихонов и Евгения Хасис, сменившая «хвост» на косички. С другой стороны стекла перешучивались адвокаты фигурантов дела. Предложенная для изучения гособвинением тема явно казалась им не очень интересной – прокуроры планировали представить присяжным протоколы осмотра изъятого у подсудимых компьютера.

Как следовало из материалов дела, на ноутбуке, изъятом оперативниками на съемной квартире подсудимых, нашлась брошюра «Русское национальное освободительное движение. Стратегия 2009-2012». Составить мнение о ней присяжным прокурор предложил по нескольким главам. В разделе «Прямое действие», например, говорилось, что «время погромов прошло, наступило время точечных ударов». «Всегда необходимо помнить, что прямое действие является нашей основной деятельностью. Те, кто занят уничтожением оккупантов, должны доставать оружие и учиться пользоваться им лучше ментов», – гособвинитель Борис Локтионов цитировал брошюру как научный доклад. «Мы не рекомендуем также совершать налеты на защищенные ОВД. Суды и прокуратуры не в пример мусорам по спецсредствам слабее», – зачитал Локтионов и посмотрел на председательствующего судью Александра Замашнюка.

Главными врагами авторы брошюры называют не «инородцев», а «предателей расы» – силовиков, чиновников и адвокатов.

«Многих наших парней осудили из-за адвокатов потерпевших зверьков. Приходя на процесс, вы можете срисовать номера их машин, их лица. Если они русские, то тем для них хуже. Смысл работы по таким целям – запугать их коллег», – говорилось в брошюре. «Это вас касается», – обернулся к адвокатам потерпевших прокурор, за что сразу же получил замечание от судьи.

Среди рекомендаций «правым революционерам», описанным в «Стратегии 2009-2012», был и отказ от сотрудничества со следствием. «Согласно уголовному жидозаконодательству, которое разработал ZOG (Zionist occupation government – Сионистское оккупационное правительство. Националисты считают, что за всеми правительствами стоит эта мифическая организация – «Газета.Ru»), совершение преступления группой лиц считается отягчающим обстоятельством, поэтому не сдавайте соратников», – говорилось в брошюре. «Тихонов, а вы можете мне объяснить, что такое ZOG?», – поинтересовался Локтионов. «Не знаю, аббревиатура», – захлопал глазами подсудимый.

Ранее националист говорил, что собирал информацию для политического детектива, который собирался писать, но для этого скачивал только исторические статьи и заметки о военном деле.

Как на его компьютере оказались пособия по слежке, брошюры «Под колпаком у следователя» или «Как вести себя перед судом присяжных» националист ответить не смог, хотя признал, что ноутбуком пользовались только он и Хасис. «Стратегию 2009-2012», сказал Тихонов, он действительно скачал, но случайно: «На форуме было обширное обсуждение этого текста, и я подумал, что текст апеллирует к программе «Единой России» «Стратегия 2020».

Обстановка в 507-м зале Мосгорсуда стала нервной под самый конец заседания, когда гособвинение перешло к опросу подсудимых. Хасис отказалась отвечать на вопросы, поэтому Тихонову пришлось отдуваться за двоих. Локтионова интересовало, видел ли подсудимый Маркелова лично или на фотографиях в период с 2006 по 2009 годы. «Скорее всего, нет», – настороженно ответил Тихонов, добавив, что личностью убитого адвоката он никогда не интересовался.

Появление в 2007 году на ноутбуке Хасис папки под названием «Шавки», в которой лежало фото Станислава Маркелова, он объяснить не смог.

«Не знаю, мало ли кто еще компьютером пользовался, когда нас дома не было. По всей квартире жучки, прослушка была установлена, так что кто-то мог загрузить, да и компьютер иногда путал даты», – растерянно отвечал Тихонов. «А почему тогда вы с Хасис после выхода статьи, в которой брат убитого Михаил Маркелов заявил, что ему известны убийцы, решили, что речь идет именно о вас?», – поинтересовался судья Замашнюк. Тихонов пустился в путанные объяснения, общий смысл которых сводился к тому, что раз Маркелов в основном защищал интересы антифашистов, а его брат в статье намекал на то, что в убийстве замешаны праворадикалы, то в числе подозреваемых мог оказаться и он. На вопросы адвоката семьи Бабуровых Романа Карпинского Тихонов отвечал так же расплывчато. О том, что он в 2006 году был объявлен в федеральный розыск по делу Рюхина именно по ходатайству Маркелова, обвиняемый, по его словам, узнал уже после убийства адвоката и журналистки. О претензиях правоохранительных органов в связи с убийством антифашиста, заявил Тихонов, ему в 2006 году рассказал друг Андрей Бормот.

«И его слов вам оказалось достаточно, чтобы перейти на нелегальное положение, жить по двум паспортам, скрываться в лесу? А вам было чего бояться?», – изумился судья. «Сотрудников милиции, я к ним не испытывал доверия», – ответил подсудимый.

Допрос решила подытожить непривычно тихая защита подсудимых. «У меня один вопрос к Тихонову: «Скажите, вам не надоело отвечать на одинаковые вопросы, заданные в разной форме?», – поднялся со стула адвокат Александр Васильев. Впрочем, этот вопрос судья счел недопустимым и узнать об отношении Тихонова к заседанию Васильеву не удалось.

На следующем заседании 29 марта гособвинение продолжит представлять доказательства. По словам прокурора Локтионова, это займет еще максимум два дня, после чего слово получит сторона защиты.

По сообщению сайта Газета.ru