Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Один из семи осужденных за преступления «пологовского маньяка» по-прежнему за решеткой

Дата: 24 марта 2011 в 01:20 Категория: Происшествия

На Украине продолжается скандальное расследование многочисленных преступлений одного из самых страшных маньяков в истории — бывшего милицейского следователя Сергея Ткача, который изнасиловал и убил десятки женщин и девочек. За преступления маньяка были осуждены или арестованы семь невинных людей. Один из них до сих пор находится в колонии, хотя сам Ткач давно изобличен и получил два пожизненных срока, пишет газета «Сегодня».

За преступления маньяка из Запорожья Сергея Ткача продолжает отбывать наказание житель города Пологи Максим Дмитренко. Его заставили признаться в изнасиловании и убийстве 17-летней Светланы Старостенко 24 сентября 2004 года.

Кое-кто из стражей порядка, причастных к злоупотреблениям в деле «пологовского маньяка» уже предстал перед судом. Так, в суде города Марганца слушается дело, по которому проходят четверо милиционеров и следователь прокуратуры райцентра Пологи Запорожской области. Они обвиняются в фальсификации материала уголовных дел, в применении пыток и морального давления, в превышении служебных полномочий и других преступлениях.

Речь идет о замначальника райотдела, его подчиненных — оперативниках угрозыска — и следователе райпрокуратуры. Как следует из обвинительного заключения Генпрокуратуры, эти стражи порядка пытались «по-быстрому» раскрыть хотя бы что-то из массы изнасилований и убийств, совершенных в 2002 — 2005 годах в Пологах. Для этого они выбирали себе жертву и «кололи» ее, избивая до тех пор, пока подозреваемый не начинал давать признательные показания. В Генпрокуратуре считают, что подсудимым в апреле будет вынесен приговор.

Однако данное дело это верхушка айсберга, поскольку подсудимые стражи порядка сфабриковали дела в отношении двух невинно осужденных — Николая Демчука и Николая Марусенко. А кроме них вместо маньяка отбыли большие сроки Яков Попович и Виталий Каира. Валерий Коршун пробыл за решеткой 15 лет и вскоре после освобождения умер, а Владимир Светличный, арестованный по ложному обвинению в изнасиловании своей дочери, повесился в камере. Наконец, Дмитренко пока даже не увидел свободы, хотя его невиновность тоже очевидна.

Пытки в «милицейских застенках»

В среду оказавшийся на свободе Николай Демчук, отсидевший 4,5 года по ложному обвинению в изнасиловании 9-летней девочки Илоны, дал интервью, в котором рассказал о своем уголовном преследовании.

Подлоги в «деле Демчука» встречаются на каждом шагу. Так, следователь П. ряд показаний, которые не вписывались в «нужную» картину, просто не включал в дело (в частности, потерпевшая категорически не признала в Демчуке насильника). В некоторые свидетельские показания следователь сам дописывал нужный ему вымысел, после чего давал на подпись свидетелям, которые, веря ему, подписывали, не читая.

На этом фоне прочие злоупотребления кажутся «мелочами»: например, выемка вещей без понятых или допрос без адвоката, которого потом «убедили» ложно показать, что он присутствовал.

Самое удивительное состоит в том, что состряпанное таким грубым образом дело суд рассмотрел за полчаса, ничего не проверяя и одним махом лишив невиновного человека свободы на 10 лет.

«17 августа 2003 милиция меня забрала прямо с работы. Мол, проедем в райотдел, уточним кое-что, — вспоминает Николай Демчук. — Там заставили написать, как провел тот день, когда произошло изнасилование маленькой девочки в Чапаевке (я все время был дома, с родными). И отпустили».

На другой день Николая забрали опять. В райотделе его стали избивать, требуя признательных показаний. «Я понял, что надо писать, а то убьют — меня пристегнули наручниками к батарее и дико избивали ногами. Били так, что сломали ногу, повредили ребро. И я согласился», — рассказал невинно осужденный.

Оперативник диктовал, а подследственный записывал — так вдвоем они и оформили «явку с повинной».

По словам Демчука, медицинскую помощь ему не оказывали, поскольку милиционерам было важно скрыть обстоятельства, при которых получено признание. Более того, стражи порядка пригрозили арестованному, что «еще добавят», если он будет сильно хромать.

«Так нога сама и сросталась (кость сломали в районе лодыжки). А я двигался через силу, боясь новых избиений», — поясняет Николай.

Арестанта поместили в одиночную камеру местного изолятора временного содержания (ИВС), чтобы он никому ничего не рассказал до суда. Там Николай два месяца ждал суда, находясь в жутких условиях, пишет издание.

Из материалов уголовного дела против милиционеров и следователя вытекает, что Демчука со сломанной ногой держали с 19 августа до 3 сентября 2003 года в так называемом следственном кабинете ИВС, а не в камере. Это помещение размером 1,5 на 2 метра, без окон и какой-либо вентиляции, с глухо закрепленным столом длиной 60 см и тремя такими же табуретками. Спать остается на голом полу или «крючком» на столе. Отопления нет, а кроме того там не кормят и не выводят в туалет. По показаниям свидетелей, Демчук и малую, и большую нужду справлял в пластиковые бутыли, которые ему иногда давали. Даже представить это почти невозможно.

Как оказалось, Николай выпаливал сигаретой (курево иногда давала сердобольная обслуга) дырку в пластике размером побольше и справлял нужду туда. Условия, в которых содержали арестованного, шокировали даже закоренелого уголовника из обслуги. Позднее он дал показания на допросе в Генпрокуратуре.

«У парня там даже не было ни матраца, ни одеяла, ни подушки. Я вообще не понимаю, как можно было его поместить в такие нечеловеческие условия, — говорит «бывалый зэк». — Кроме того, меня удивляло то, что, кроме воды, пищу давать ему мне не говорили. Чем он там питался, мне неизвестно. Со своей стороны, жалея этого парня, я по своей инициативе пару раз, а может быть чуть больше, давал ему еду».

Некоторые узники умирали от такого жуткого обращения. В декабре 2003 года в той же комнате без отопления содержалась некая Сидоренко В. А. Через сутки ее нашли мертвой «без признаков насильственной смерти». Это дело сейчас тоже расследуется, будучи приобщенным к основному, по Демчуку.

«Правосудие» за 30 минут

За время содержания под стражей Николая лишь однажды вывезли на следственный эксперимент. А перед этим мне подробно объяснили, что надо делать, где стоять и что говорить.

«Я так все и сделал. Если я ошибался, меня дергал за наручник пристегнутый ко мне оперативник, — говорит Демчук. — Потом ко мне пришел следователь П. с уже готовыми материалами, я там просто расписался, не вникая. А потом был суд, наш, местный, районный Пологовский. На суде я, боясь милиции, все сказал так, как и писал в явке».

Судья «ничего не уточнял и ничего не исследовал». Весь суд прошел минут за 30 — 40, утверждает Николай. Полученное 10-летнее наказание он отбывал в 20-й исправительной колонии в Вольнянске (Запорожская область). Уже через полгода Демчук заболел туберкулезом, год лечился в 55-й колонии, где есть тюремная больница. Затем его вновь вернули в 20-ю ИК.

«Жалоб я никаких не писал, ждал только, чтобы поймали маньяка», — говорит Николай Демчук.

Особые испытания выпали на долю Николая из-за того, что осудили его по «педофильской статье». «Моя статья — 152, ч.4. Сидеть по такой статье очень тяжко, попал в самую нижнюю касту заключенных, — рассказывает Демчук. — И били частенько, и морально уничтожали. До конца срока такое выдержать было нереально, хорошо, что вышел раньше».

Когда в 2005 году Сергея Ткача наконец поймали, Николай узнал об этом и написал матери. «Мать нашла адвоката, Ирину Деревянко, которая меня в конце концов вместе с бригадой Генпрокуратуры и вытянула на волю 25 февраля 2008 года (а сел в 2003-м), — пояснил Демчук. — Тех милиционеров и следователя, которые меня прессовали, сейчас судят в Марганце».

Кстати, Сергей Ткач и Николай Демчук даже были знакомы. Одно время оба работали вместе в тракторной бригаде.

Сейчас Николай вместе с адвокатом подал иск на возмещение морального и материального вреда в размере по 300 тысяч гривен (около 1,2 миллиона рублей) к каждому из подсудимых.

Мечтает вчинить иск своим мучителям в погонах и другой невинно осужденный — Виталий Каира. По ложному обвинению в изнасиловании и убийстве 10-летней Оли Прищепа он получил 15 лет заключения в 2004 году. К настоящему времени Сергей Ткач уже взял вину в убийстве девочки на себя.

Психбольной — находка для милиции

Следователь П. проходит сегодня еще по одному уголовному делу, связанному с фальсификацией обвинения, предъявленному жителю села Чапаевка (рядом с Пологами) Николаю Марусенко, которому вменили разврат малолетней, совершенный Ткачом. Тут дело еще осложнилось (а для недобросовестного следователя — упростилось) тем, что Марусенко — психически неполноценный, практически без интеллекта и не способный адекватно воспринимать то, что происходит, утверждает газета.

Как следует из материалов дела, в апреле 2004 года в Чапаевке была якобы изнасилована (позже окажется, что полового акта все-таки не было) 12-летняя Виталина. Дело возбудил и принял к своему производству следователь П. (а кроме того, у него уже было в производстве несколько «глухарей» по изнасилованиям и убийствам, за что его регулярно ругали).

Когда оказалось, что рядом с местом преступления видели умственно отсталого Марусенко, П. принялся его «изобличать». Он выдумал, не допрашивая подозреваемого, протокол допроса свидетеля, в котором Марусенко неожиданно признался в том, что напал на девочку и изнасиловал ее. Николай, ничего не понимая, доверчиво подписал документ (а по сути — свой приговор). Следователь пошел дальше — и тут же от имени Марусенко изготовил явку с повинной, которую тот вновь подписал. Но тут появилась загвоздка — потерпевшая категорически настаивала, что Марусенко совсем не похож на насильника. Об этом пришлось составить протокол. Однако следователь и тут выкрутился: он просто не подшил его в дело, а потом уничтожил.

В конце концов П. убедил Виталину, что Марусенко все-такимог быть насильником. Кое-как она это подписала, после чего следователь организовал следственный эксперимент с участием одной лишь девочки (без понятых и без матери, что незаконно). Протокол П. сфальсифицировал, подделав в документе подписи родительницы Виталины и понятых.

Рассмотрев эту «правоохранительную стряпню», суд направил Марусенко на принудительное лечение в психбольницу. Только в 2008 году это постановление было отменено, Марусенко вышел на волю, отсидев в психушке за маньяка по воле следователя около трех лет. И лишь через 2 года, в мае 2010-го, к ответственности за фальсификацию был привлечен сам П. Правда, вину он не признал и от дачи показаний отказывается.

Сейчас все милицейские злоупотребления, связанные с преступлениями Сергея Ткача, расследует специальная группа, возглавляемая следователем-«важняком» Генпрокуратуры Анатолием Шайдой (он же и расследовал все преступления маньяка Ткача). Эта группа также официально занимается новым расследованием убийства малолетней Яны Попович, поскольку ложно обвиненного в этом преступлении Якова Поповича уже выпустили, а вину Ткача (он ее не отрицает) надо формально доказать.

По словам Анатолия Шайды, Апелляционный суд Днепропетровской области уже вынес Сергею Ткачу два приговора, оба — «пожизненное заключение». Первый приговор по делу об убийствах, изнасилованиях, покушениях на то и другое на территории Днепропетровской, Запорожской, Харьковской областей — всего 38 эпизодов. Еще пять эпизодов суд отправил на дополнительное расследование, в итоге они вернулись в тот же суд на слушание в новом составе, после чего был второй приговор.

В настоящий момент Ткачу вменяют в вину еще 8 преступлений, в том числе одно убийство с изнасилованием, остальные — покушения на аналогичное преступление. Причем по всем этим эпизодам тоже были осуждены другие люди.

«Высший специализированный суд, куда мы направили материалы, передал их в Днепропетровский апелляционный суд для определения, где именно будут судить Ткача, — добавил Анатолий Шайда. — Убийств всего у Ткача свыше 30, и как-то прокурор подсчитал, что если бы у нас сроки суммировались и за каждое преступление давать по максимуму, то Ткач получил бы около 1000 лет заключения».

Впрочем, некогда проворная судебная машина теперь не справляется с пересмотром дел и исправлением допущенных ошибок. «Лишь одно преступление пока не в суде — то, за которое был незаконно осужден Яков Попович. Дело в том, что лишь в январе был отменен приговор Поповичу, теперь мы должны это все вменить Ткачу, доказать и направить в суд», заключил следователь Анатолий Шайда.

Каталог NEWSru.com:
Информационные интернет-ресурсы

По сообщению сайта NEWSru.com