Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Россию заполонили «ходячие бомбы»

Дата: 24 марта 2011 в 09:20 Категория: Происшествия

Карьеру фотографа американец Джеймс Нахтвей начал тридцать лет назад репортажами с мест военных действий, социальных конфликтов и гуманитарных катастроф. Туберкулезников он фотографирует с 2001 г., объехав при этом самые захудалые страны третьего мира. В прошлом году наконец-то добрался до России. Почему именно Россия? «Потому что мы прекрасно знаем, что туберкулез в России является большой проблемой», – объясняет фотограф.

На выставке «В борьбе за жизнь. Победить туберкулез» российские снимки занимают маленький скромный уголок. Американец специально поехал в тюрьмы: «Хотел увидеть собственными глазами, что заключенным в России оказывается необходимая медицинская помощь». И, конечно, увидел: на одной фотографии упитанный арестант ожидает рентгеновской съемки, на другой – не менее откормленные типы берут через прутья решетки таблетки у медсестры.

Своими цветущими больными Россия выделяется из общего ряда фотографий. На снимках из Свазиленда, Лесото и Камбоджи больные худее, чем умирающие в концлагерях. Все в коросте, в кислородных масках. Пить они уже не могут – их поят из шприца. Мальчик-скелет и его мама, табличка под снимком сообщает: «В клиниках развивающихся стран за больными ухаживают члены семьи».

«Борьба с туберкулезом в нашей стране вошла во вторую фазу, первая была в 30-е годы, – сообщил посетивший открытие выставки академик РАМН, заместитель председателя комитета Государственной думы по охране здоровья Сергей Колесников. – Сегодня мы имеем на каждые 100 тысяч населения 300 больных, и каждый – ходячая бомба. Неделю назад мы провели в Госдуме выставку, посвященную туберкулезу. Но та выставка была позитивная. Эта, наоборот, предупреждающая. Ужасное зрелище, которое может составить конкуренцию фотографиям из Бухенвальда. В России таких ужасов, конечно, не увидишь».

«То есть российские заключенные, умирающие от туберкулеза, выглядят намного упитанней?» – поинтересовалась корреспондент «Yтра». «Умирающие – они во всех странах плохо выглядят», – ответил депутат.

Впрочем, за последние 10 лет умирать от туберкулеза российские заключенные стали в три раза меньше. На деньги Всемирного банка и ФСИН места заключения наконец-то были оснащены лабораториями. Раньше на зонах имелся только рентген; лечили туберкулезников одинаковыми препаратами, не интересуясь тем, помогают они им или нет. А так как туберкулез легко переходит в устойчивую форму, лечение зачастую оказывалось бесполезным. Теперь лечат именно теми препаратами, к которым больные восприимчивы.

«Одна беда – наши заключенные лечиться не хотят», – посетовала главный бактериолог ФСИН Светлана Сафонова. Оказывается, на той стадии, когда туберкулез можно вылечить быстро и за копейки, отечественные зэки от лечения отлынивают – ждут, пока посильнее заболеют и им дадут инвалидность. «Быть инвалидом в заключении выгодней – он сидит, а денежки на сберкнижку идут. Когда наш заключенный наконец-то начинает лечиться, на него уже надо 500 тыс. рублей в год, и все равно среди больных устойчивой формой туберкулеза выживаемость всего 50%», – рассказала Светлана Сафонова.

Таких больных с устойчивой формой насчитывается больше 7 тысяч. «Неужели государство выделяет на них 3,5 млрд в год?» – не поверила корреспондент «Yтра». «Государство радо бы выделять, – заверила главный бактериолог ФСИН. – Да только они лечиться не хотят».

По сообщению сайта YTRO.ru