Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Свобода и стабильность не исключают друг друга, — Сьюзан Эллиотт о политике США в Центральной Азии

Дата: 24 марта 2011 в 11:10 Категория: Новости политики

CA-NEWS (CA) — В Москве побывала заместитель помощника госсекретаря США по вопросам Центральной Азии Сьюзан Эллиотт. В интервью корреспонденту «Ъ» она рассказала, ждут ли США революций в этом регионе, чем Андижан отличается от Бенгази, а также являются ли Москва и Вашингтон соперниками в Центральной Азии.

«Коммерсантъ-Online»

Александр Габуев, 24.03.2011

— После революций на Ближнем Востоке многие говорят, что подобные события могут произойти в любой стране, где власти долго не меняются и отсутствует демократия. Центральная Азия подпадает под это определение. Насколько взрывоопасна ситуация в регионе?

— Частью нашей работы в Центральной Азии являются ежегодные консультации с каждой из стран региона. Одним из аспектов, которые мы обязательно обсуждаем, является свобода СМИ, вероисповедания или политических собраний. И мы стараемся убедить власти в этих странах, что им необходимо создавать экономические и политические возможности для молодежи, возможности для свободного самовыражения. Потому что если смотреть на то, что произошло на Ближнем Востоке, то именно молодые люди были главной движущей силой протеста. Во многих странах лидеры пытаются убедить народ, что им следует обменять демократические свободы на стабильность. Но мы в США считаем, что свобода и стабильность не исключают друг друга. Наоборот, те страны, которые дают своим гражданам больше свободы, оказываются в итоге более стабильны и скорее смогут избежать ближневосточного сценария.

— США пришлось столкнуться с дилеммой: отстаивать свои ценности и поддерживать революции или отстаивать прагматические интересы, поддерживая союзников вроде Мубарака. Что бы Вашингтон выбрал в Центральной Азии?

— Мы бы не хотели подойти к той точке, где бы нам пришлось выбирать между нынешними лидерами или силами революции, свергающими правительства. Мне не кажется правильным, если власти в Центральной Азии смотрят на ситуацию, происшедшую на Ближнем Востоке, и думают, что необходимо закрутить гайки и ограничивать свободы. Наоборот, если они позволят своим обществам быть более открытыми, им никогда не придется столкнуться с этой дилеммой. Люди, стремящиеся к свободе и получающие какое-то пространство для самореализации, с меньшей вероятностью окончательно разочаруются в своем правительстве и станут протестовать.

— Но однажды США уже сталкивались с подобной дилеммой в регионе — после событий в Андижане. Лично я не вижу особых отличий от ситуации в Бенгази. Почему в 2005 году Вашингтон не наказал власти Узбекистана и в последние годы даже возобновил отношения с Ташкентом? В чем разница между Муамаром Каддафи и Исламом Каримовым? Или это разница между Джорджем Бушем и Бараком Обамой?

— Я бы не сказала, что США забыли об Андижане. Действие многих санкций против Узбекистана продолжается. Мы, например, не можем продавать этой стране оружие и оказывать военную помощь без разрешения конгресса. И теперь, ведя диалог с властями Узбекистана, как и любой другой страны в регионе, мы на всех уровнях регулярно поднимаем вопросы демократии и прав человека. Например, когда госсекретарь Хиллари Клинтон была в Узбекистане, она затрагивала и эти проблемы.

— Как вы оцениваете текущую ситуацию в Киргизии? Готовы ли США оказывать финансовую помощь Бишкеку?

— Мы уже оказываем помощь Киргизии. Пока еще неизвестно, каков будет наш бюджет на этот год, поскольку он еще находится в конгрессе, но мы надеемся, что помощь останется на прежнем уровне. Президент Роза Отунбаева недавно была в Вашингтоне и просила США помочь в решении вопросов экономического развития. Это не обязательно должна быть прямая финансовая помощь — это могут быть инвестиции американских компаний или закупка продукции в Киргизии для нужд нашей операции в Афганистане. Мы уже изучаем возможность помощи стране через авиабазу в аэропорту Манас, закупая местную продукцию.

— США согласились на то, чтобы половину топлива на авиабазу поставляло российско-киргизское СП. Бишкек обещает Москве, что вторую половину контрактов также может получить еще одно подобное СП. Какова позиция США?

— Сейчас российско-киргизское СП еще не поставляет 50% от уровня потребностей базы, так что я бы пока не хотела рассуждать о том, какая судьба ждет эти контракты в будущем.

— Премьер Алмазбек Атамбаев недавно был в Москве и заявил, что после 2014 года авиабаза в Манасе может стать действительно международным центром с участием России. Согласен ли Вашингтон на такой вариант?

— У нас с правительством Киргизии есть соглашение, действующее до 2014 года. Сейчас очень сложно рассуждать о том, каковы будут условия, когда мы приступим к переговорам по перезаключению этого соглашения. Надеюсь, что к этому моменту у нас по-прежнему будут хорошие отношения с Киргизией.

— Во время визита в США президент Роза Отунбаева заявила о готовности открыть на юге Киргизии американский тренировочный центр. Где он будет располагаться и сколько США готовы вложить в этот проект?

— У нас еще нет готового решения относительно этого тренировочного центра — мы еще обсуждаем эту идею с властями Киргизии. Мы много говорили о сотрудничестве в сфере борьбы с терроризмом и наркотрафиком. Есть некоторые существующие объекты, которые необходимо перестроить и улучшить, но пока никакие существенные детали еще не определены.

— «Перезагрузка» теперь главное слово в российско-американских отношениях. Идет ли она в Центральной Азии, которая раньше была полем столкновений интересов?

— Перезагрузка — одна из главных причин, почему я в Москве. За предшествующие два года при администрации Барака Обамы отношения с Россией серьезно улучшились. И Центральная Азия тому пример. Когда президент Дмитрий Медведев в июне 2010 года посещал США, он и президент Обама выступили с совместным заявлением относительно ситуации в Киргизии. До того как занять нынешний пост в Вашингтоне, я работала в Москве в политическом отделе посольства, и мы очень много занимались координацией наших действий по вопросам помощи местному населению после событий в Оше. Недавно в США побывал замглавы МИДа Григорий Карасин, а теперь мы продолжаем диалог. Так что сотрудничество в Центральной Азии развивается. Теперь для России и США это не игра с нулевой суммой. Мы понимаем наши интересы в регионе и видим, что надо работать не друг против друга, а вместе.

— РФ очень часто обвиняет США в том, что вы не боретесь с производством наркотиков в Афганистане. Есть ли возможности укрепить сотрудничество по этой линии?

— Это одна из тем, которые я обсуждаю с моими российскими коллегами. На этой неделе глава нашего антинаркотического ведомства Джил Керликовски встречается с главой ФСКН Виктором Ивановым, и одна из тем обсуждения — как раз сотрудничество в Центральной Азии, поскольку большая часть наркотиков, которые производятся в Афганистане, оказываются в России после транзита через регион. У проблемы наркотиков две составляющие: производство и перевозка на конечный рынок потребления. Я полагаю, что мы можем обсуждать, по крайней мере, вторую часть проблемы и те меры, которые мы можем принять. Но, кончено, это сложный вопрос, поскольку его необходимо обсуждать со всеми государствами региона.

— Как продвигаются планы США по открытию тренировочного центра в Таджикистане?

— У нас нет каких-то специальных планов по открытию там тренировочного центра. С Таджикистаном у нас много проектов в сфере охраны границ, поскольку страна граничит с Афганистаном, но открывать там какой-то особый центр мы пока не планируем.

— В 2000-е в Центральной Азии развернулась война трубопроводов, и США активно поддерживали маршруты, идущие в обход России вроде Транскаспийского проекта. Изменилась ли позиция Вашингтона?

— Относительно Транскаспийского проекта — решение должны принять страны, границы которых проходят по Каспию. Мы же всегда выступали за диверсификацию. Чем больше маршрутов поставок энергоносителей, тем лучше. Недавно появился еще один проект — строительство газопровода TAPI из Туркмении в Индию через Афганистан и Пакистан. Идея этого проекта существовала давно, однако теперь ее активно поддерживает президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов. И мы приветствуем этот проект. Мы рассматриваем ситуацию не как игру с нулевой суммой.

— Китай активно укрепляет свои позиции в Центральной Азии. Обеспокоены ли США этим процессом?

— Заместитель госсекретаря США Роберт Блейк, курирующий отношения с Центральной Азией, как раз был в Китае на прошлой неделе. И мы обсуждали, каковы наши цели в регионе и чего хочет Пекин. КНР прокладывает трубопроводы из региона, Центральная Азия является важным рынком для китайской продукции, а некоторые страны граничат с КНР. Так что мы изучаем возможности сотрудничества. Нам бы, например, очень хотелось, чтобы Китай активнее участвовал в восстановлении Афганистана.

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба