Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Деньги портят людей – так что народ у нас в основном хороший

Дата: 25 марта 2011 в 05:51 Категория: Общество

Сапа МЕКЕБАЕВ, «Время», 24 марта

Как сообщает немецкий еженедельник Der Spiegel, «Пекин вводит драконовские запреты на рекламу роскоши». В течение трех ближайших недель с улиц китайских городов должны исчезнуть рекламные баннеры, содержащие такие слова, как «царский», «роскошный» или «богатый», которые прежде использовались в рекламе элитной недвижимости, престижных автомобилей и дорогих вин. «Цель запрета – не углублять пропасть между богатыми и бедными», – сообщает издание.
Все в мире знают, что китайские власти, чтобы сократить разрыв между богатыми и бедными, ограничивают не только рекламу роскоши, но и рождаемость населения. Но далеко не все в мире знают, что аким Костанайской области Сергей КУЛАГИН всей душой поддерживает как рекламу роскоши, так и высокую рождаемость населения. Однако с рождаемостью в регионе сейчас могут возникнуть большие проблемы.
Дело в том, что в конце прошлой недели какие-то обормоты украли статую аиста, установленную во дворе родильного дома. А это плохая примета. Придется акиму вместе с вверенным ему населением самостоятельно решать накопившиеся демографические проблемы.
Сергею Витальевичу надо будет очень постараться – если детишек не будет, то кто же будет кушать мороженое «Пипец», выпуск которого только что наладил один из костанайских заводов по производству молочной продукции?
«Название «Пипец» ничего конкретно не означает, – пояснили на заводе. – Это просто такое название».
Местные люди вполне удовлетворились таким внятным объяснением и требуют от производителя, чтобы отныне всем был «Пипец».
Впрочем, костанайцам не привыкать к оригинальным названиям продуктов местного производства. Еще до того, как на рынок пришел «Пипец», здешние кондитеры потчевали их конфетами «Щебетунья». Потом, правда, пришлось лакомство снимать с производства: из-за сбоя оборудования на конфетных фантиках из названия «Щебетунья» куда-то исчезла первая буква.
Получившееся неприличное слово уж точно бы не резало слух сантехнику Владимиру Г., но, к своему несчастью, живет он не в Костанае, а в Уральске. Суровый уральский суд недавно оштрафовал его на 4,2 тысячи тенге за нецензурную брань в адрес одного из местных начальников. Владимир в ходе суда осознал, что такое поведение недостойно настоящего сантехника, и объяснил несвойственную ему обычно несдержанность тем, что городские водопроводные сети, бл…, совсем, в жо…, изношены, а он, нах…, из-за этого, в пи…, сильно нервничал, а тут этот начальник, бл…
Не только в Костанайской области, но и вообще в Казахстане нет никаких ограничений на рекламу роскоши, потому что в отличие от Китая нет и такой глубокой пропасти между богатыми и бедными. Да и не пропасть это, а небольшая ямка. Ее бы давно уже и закатали, но наше правительство все время придумывает какую-нибудь новую «дорожную карту», и весь асфальт уходит туда.
Тем не менее спикер мажилиса Урал МУХАМЕДЖАНОВ на днях опубликовал в «Казахстанской правде» статью, в которой сообщил: «Важно отметить, что разрыв между доходами 10% самых богатых и 10% самых бедных в Казахстане из года в год снижается. Индекс Джини, который отражает этот разрыв, с 2001 по 2010 год уменьшился с 0,339 до 0,289». И еще Урал Байгунысович заметил: «В 2010 году среднемесячная заработная плата казахстанцев составила 526 долларов США».
Кому-то может показаться, что средняя температура по больнице – куда более объективный показатель, чем расчеты наших статистиков. Но это не так – каждой цифре есть свое объяснение или оправдание.
Если, допустим, взять премьер-министра Карима МАСИМОВА, который в месяц получает примерно 5 тысяч долларов, и упомянутого спикером среднего казахстанца, зарабатывающего 526 долларов, то нижний предел зарплаты в стране должен зашкаливать за ноль и измеряться в отрицательных величинах. Будь это так, в Казахстане параллельно с тенге в обороте были бы антитенге, чтобы оплачивать ими труд тех, кто получает меньше ноля.
Другой пример: встретилась в южной столице кандидату в президенты Гани КАСЫМОВУ медсестричка с месячным окладом 23 тысячи тенге, а тот же премьер Масимов в день даже официально больше имеет. И что теперь – будем снижать этот проклятый индекс Джини до тех пор, пока их доходы не сравняются? Ни в коем случае. Деньги портят людей – так что народ у нас в основном хороший. Но это, разумеется, не означает, что Карим Кажимканович плохой. Ему сколько денег ни давай, все равно хорошим останется – такой он непортящийся кадр.
Если верить председателю Агентства по статистике Алихану СМАИЛОВУ, то самый высокий уровень бедности по стране зафиксирован в Южно-Казахстанской области. А если верить председателю Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью Кайрату КОЖАМЖАРОВУ, то в этой области чуть ли не ежедневно фиксируются случаи взяточничества. Где правда: Алихан Ахсанович не так считает или Кайрат Пернешович не тех ловит? Впрочем, возможно, местные жители оттого и бедные, что все свои деньги тратят на взятки. А тех местных жителей, которые берут взятки и становятся богатыми, статистики посчитать не успевают, так как их тут же ловят финполицейские.
В том, что понятия о богатстве и бедности в Казахстане сильно размыты, на днях смогли убедиться и некоторые наши зарубежные партнеры. Я имею в виду прежде всего чрезвычайного и полномочного посла Японии Юдзо ХАРАДА. В минувший четверг в Астане он от имени японского правительства передал Казахстану в качестве безвозмездной помощи 267 тысяч долларов, которые пойдут на озеленение высохшего дна Аральского моря, ремонт больницы в Караганде и реконструкцию реабилитационного центра для детей-инвалидов. Все бы ничего, но ведь прошло всего лишь шесть дней после катастрофического землетрясения в самой Японии. Японцы, они же все в душе самураи: сами переживают страшную трагедию, но раз обещали – значит, надо дать. На лице посла Харады ни один мускул не дрогнул. Зато берущая сторона шевелила всеми мускулами, изображая сострадание бедствующей Японии. Некоторые смотрели в пол, осознавая всю неловкость момента. От денег, однако, не отказались.
Конечно, наш министр иностранных дел Канат САУДАБАЕВ мог бы упросить самураев отложить церемонию вручения грантов до лучших времен. Мог бы даже обидеться: за кого, дескать, вы казахстанцев держите, неужели у нас ничего святого нет, чтобы зариться на халявные деньги, когда сама Япония просит помощи у всего мира?! Не упросил, не обиделся. Да и некогда такому деятелю планетарного масштаба, как Канат Бекмурзаевич, подобными мелочами заниматься. Не успел он спрыгнуть с кресла председателя ОБСЕ, а его уже зовут поруководить Организацией «Исламская Конференция».
Наверное, и министр охраны окружающей среды Нургали АШИМОВ мог сказать, что изыщет средства на озеленение Арала.
И министр здравоохранения Салидат КАИРБЕКОВА могла бы сама подсуетиться с ремонтом больницы и реабилитационного центра.
Да и что такое для Казахстана 267 тысяч долларов? Посмотрите некоторые уголовные дела – у нас уважающим себя чиновникам взятку больше предлагают.
Только ведь и в правительстве сидят люди с нашей особой казахстанской психологией: да, мы крутые и состоятельные, у нас ВВП так высоко полез, что уже не знаем, как графики рисовать, нашими успехами одна половина мира гордится, а другая им завидует… Но когда дают да еще на халяву – как не взять?

По сообщению сайта Nomad.su