Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Доверие казахстанцев к судьям и их внутренняя независимость – актуальные вопросы развития третьей власти

Дата: 25 марта 2011 в 10:51 Категория: Новости политики

Доверие
казахстанцев к судьям и их внутренняя независимость – актуальные вопросы
развития третьей власти


 


Примериваясь к десятилетию со дня
принятия конституционного закона «О судебной системе и статусе судей Республики
Казахстан», можно говорить о положительных итогах и издержках целого этапа
судебно-правовой реформы.


И, бесспорно, о независимости судебной власти. Однако
если какие-то 10–15 лет назад только закладывались институциональные основы
независимости судов, то сегодня служители Фемиды и представители гражданского
сектора поднимают вопросы «внутренней» независимости судей.


Сегодня как никогда актуален вопрос доверия общества к
судам. Впрочем, рассматривая его, нельзя не учитывать, что следует понимать под
доверием и какими критериями оно измеряется. Чаще всего отношение граждан к
суду берутся выявлять различные социальные исследования на уровне простых
опросов. Однако рассчитывать на полную их объективность, если они ведутся без
учета категории респондентов, источника информированности и других параметров,
едва ли возможно.


– Опыт показывает, что, как правило, те респонденты,
которые пользуются профессиональной информацией о работе судов, демонстрируют
более высокую степень доверия судам, нежели владеющие общепринятыми сведениями,
– считает заместитель руководителя департамента по обеспечению деятельности
судов при Верховном суде Республики Казахстан Асия Хасенова. – Если исходить из
численности процессуально дееспособного населения страны и сравнивать ее с числом
судебных дел, то подавляющая часть наших сограждан вообще далека от судебных
разбирательств. Те же, кто все-таки по тем или иным причинам обращался в суды
и, возможно, мог бы остаться недоволен результатом, все же в несравнимом
меньшинстве.


Похоже, «корень зла» все-таки лежит в причинах
объективного плана. Во-первых, суды в силу специфики своей деятельности изначально
находятся в конфликтной зоне. Суд часто становится «буфером» между истцом и
ответчиком, между обвинением и защитой, между ситуацией и ее надлежащим
правовым регулированием, между законностью и целесообразностью.


– В нынешнем обществе еще не сложилось устойчивых
традиций правовой культуры, – продолжает наш эксперт. – Надо признать, что в
прошлом веке были совершенно утрачены традиционные устои казахского общества,
связанные с авторитетом суда биев, полностью исключавшего принудительное исполнение
его решений. Немалой критике подверглись и последующие системы правосудия, в
том числе и советская. В результате, говоря о суде и судопроизводстве, наши
граждане не испытывают ни пиетета, ни страха. И это положительный результат,
первый шаг к адекватной оценке правосудия.


Кроме того, по мнению Асии Хасеновой, работа
отечественных судов заслуживает положительной оценки:


– В начале 90-х годов в Казахстане, как и в ряде
других государств СНГ, в связи с состоянием экономики, массовой миграцией
населения, снижением стоимости недвижимости и покупательской способности граждан
сложилась ситуация, когда жилища оставлялись собственниками, продавались по
распискам, устным соглашениям. В последующем это повлекло возникновение
большого количества гражданско-правовых споров. В этих условиях суды сыграли
огромную стабилизирующую роль. Это был достаточно сложный с правовой точки
зрения вопрос. С одной стороны – права собственников, имеющих все необходимые
документы, но не обеспечивавших добросовестное пользование имуществом, с другой
стороны – права лиц, хотя и не оформивших правоустанавливающих документов, но
несущих бремя содержания. В связи с вопросами, возникавшими в судебной
практике, в 2006 и 2007 годах были приняты два нормативных постановления
Верховного суда. Лишь с принятием закона «Об амнистии в связи с легализацией
имущества» гражданам была предоставлена возможность узаконить свои жилища. Тем
не менее до настоящего времени в судах республики еще разрешаются подобного
рода споры.


В период интенсивного развития экономики, жилищного
строительства одной из проблем с точки зрения обеспечения социальных прав
граждан стали дела, связанные со сносом самовольных построек, изъятием для
государственных нужд земельных участков с расположенными на них объектами
недвижимости. В результате начиная со второй половины 2000-х годов в регионах с
интенсивной застройкой возникли споры о правах на земельные участки, о сносе
самовольных строений.


– По городу Алматы, где стихийное строительство
приобрело наибольшие масштабы, состоялся ряд решений о сносе жилищ, –
продолжает эксперт. – Исполнение этих судебных актов вызвало серьезные
проблемы, я имею в виду события в районах «Бакай» и «Шанырак». Хотелось бы
отметить, что законность решений судов о сносе жилищ в этих местностях никем не
оспаривалась. Однако в ходе противодействия исполнению судебных актов был
совершен ряд преступлений, за которые привлечены к уголовной ответственности 24
человека. Обратила на себя внимание ситуация вокруг реализации Государственной
программы жилищного строительства на 2005–2007 годы. В 2007 году в суды
республики поступило свыше 120 исков прокуроров со ссылкой на нарушения при
распределении жилья, использование недостоверных сведений о месте работы, стаже
государственной службы, об обеспеченности жильем претендентов на приобретение квартир
по льготной цене. Почти 80 процентов исков были удовлетворены, почти три
четверти таких судебных актов состоялись только по городу Алматы. И Верховным
судом было приостановлено исполнение судебных актов до рассмотрения надзорных
жалоб, проведен анализ судебной практики по этим делам. Изучение дел показало, что
в целом судами республики правильно применялся закон, суды занимали
принципиальную позицию, признавая незаконными сделки, совершенные в обход
нормативных актов. Сложившаяся ситуация во многом была обусловлена недостатками
в нормативной регламентации механизмов предоставления жилья.


Не менее критичной была ситуация и с «дольщиками» и
«ипотечниками». Число таких дел, поступивших в суды за три последних года,
исчисляется тысячами. Так, первая волна споров участников долевого
строительства была связана с тем, что некоторые правоотношения возникли еще до
принятия закона «О долевом участии в жилищном строительстве». По абсолютному
большинству дел ставился вопрос о расторжении договоров в связи с несоблюдением
застройщиками сроков сдачи объектов, а также взыскании долевого взноса и
неустойки.


В последующем ситуация изменилась, что повлияло и на
характер исков. В соответствии с решениями правительства жилищно-строительные
кооперативы, созданные дольщиками проблемных объектов долевого строительства,
передают активы недобросовестных застройщиков уполномоченным организациям. В
этой связи местными судами принимаются меры по урегулированию вопроса путем
замены взыскателей по исполнительным производствам. В то же время нормы о
предоставлении дольщикам не более одной квартиры были восприняты в отдельных
случаях негативно, что повлекло обращения с исками в суд.


– С 2006 года судами республики рассмотрено свыше 30
уголовных дел, осуждено около 70 лиц, совершивших преступления в сфере долевого
строительства, – рассказывает Асия Хасенова. – Количество пострадавших
дольщиков по данным уголовным делам составило более 16 тысяч человек. Сумма
причиненного им ущерба превысила 99 млрд тенге. Имеются вопросы с исполнением судебных
актов о взыскании сумм с фирм-застройщиков ввиду отсутствия у них какого-либо
ликвидного имущества. Также одним из негативных последствий кризиса в
экономике, в банковской сфере является неисполнение кредитных обязательств,
принудительная судебная и внесудебная реализация ипотечного жилья. Из свыше 12
тысяч исков, заявленных банками за 2009–2010 годы, более 11 тысяч – о взыскании
просроченной кредитной задолженности, в том числе с обращением взыскания на
заложенное имущество. Только судами Астаны и Алматы взыскано в пользу банков за
два указанных года свыше 30 млрд тенге. Надо сказать, при разрешении этих дел
судам приходится решать двуединую задачу – с одной стороны, обеспечивать права
своих сограждан, с другой стороны – не допустить дестабилизации финансовой
системы. В каждом конкретном случае изучаются все обстоятельства, причины
просрочек в оплате кредитов, наличие оснований для внесудебной реализации. Суды
нередко идут на уменьшение неустойки, в ряде случаев отказывали в обращении взыскания
на залоговое имущество. Но и гражданам необходимо понимать, что законодательство
предусматривает жесткие последствия неисполнения обязательств, добровольно
принятых при получении кредита.


Уважительное отношение общества к работе судов идет рука
об руку с ростом правосознания граждан. От государства же требуется обеспечить
надлежащий уровень законодательства и эффективность правозащитных механизмов.


– Простая ситуация – стадия подачи в суд искового
заявления, – разъясняет эксперт. – Закон (статья 150 ГПК) предусматривает
требования к форме и содержанию иска. Так, чтобы обратиться в суд, нужно знать
дату рождения, РНН ответчика, место его жительства и прописки, представить
доказательства. При неисполнении этих требований суд по закону обязан оставить
иск без движения, а если эти данные не будут представлены в установленный срок,
то возвратить его, не принимая в производство. Граждане обвиняют суды в
бюрократизме и формализме. Но если у нас настолько детализированное законодательство,
то нужно иметь и соответствующий уровень доступной правовой помощи населению.
Ведь зачастую уже на стадии подготовки иска и сбора доказательств требуется
адвокат.


Судебная система достаточно широко и конструктивно
участвует в обсуждении своих проблем. Однако кроме принимаемых мер по ее
оптимизации на прошедшей международной конференции были озвучены и новые
предложения. В частности, создание специализированного учебного заведения при
Верховном суде для повышения квалификации судейских кадров, о повышении ответственности
судей, наряду с укреплением социальных гарантий.


– Судья должен быть убежден в своей правоте, и это
убеждение должно базироваться на законе, прочных профессиональных знаниях,
жизненном опыте. В связи с этим я считаю, что усиливать конституционные
ограничения по возрастному признаку для судей нецелесообразно. Есть наглядные
примеры, когда эффективно работают 25–30-летние судьи и не справляются с
нагрузками те, кто имеют по 20 лет судейского стажа. Работа судьи сейчас стала
интенсивнее, приходится быстро переключаться с одного вида деятельности на
другой. Сегодня появились принципиально новые дела, связанные с применением
налогового, финансового, таможенного, земельного и авторского права,
корпоративные и публично-правовые споры. Судья должен обладать не только
глубокими профессиональными знаниями, но и определенными навыками, владеть
компьютерной и другой техникой, уметь пользоваться базами данных. Этот фактор,
наряду с принятыми мерами по усилению ответственности судей, повлиял на решение
многих судей о выходе в отставку. Если обратиться к статистике, то за последние
два года по различным основаниям уволился 221 судья, из них в связи с выходом в
отставку – 159, а это, как вы понимаете, лица, имеющие судейский стаж не менее
15 лет и соответствующий возраст. Проведенный анализ показал, что 65 процентов
представленных областными судами на сокращение судей уже находились в орбите
судебного мониторинга, то есть имелись нарекания к качеству их работы. Нужно
откровенно признать, что по большому счету судейское сообщество получило возможность
отчислить из своих рядов наименее конкурентоспособных с профессиональных позиций
коллег.


Независимость судов – это лишь необходимый и наиболее
эффективный способ обеспечения защиты прав и свобод граждан. Фактически у судей
нет особых льгот или привилегий, существенно отличающих их от других
государственных служащих, за исключением особого порядка назначения на
должность и освобождения от нее. При этом степень их правовой и моральной
ответственности неизмеримо выше.


 Елена ТАДЖИБАЕВА, Астана


 


 



Сайт газеты «Литер»

По сообщению сайта Meta · новости дня