Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Банковский бизнес «по-мужски»: конец эпохи?

Дата: 25 марта 2011 в 14:10 Категория: Новости экономики

Знаменитая статуя быка на Уолл-стрит стала символом необузданного капитализма. А еще она олицетворяет маскулинную подоплеку современной финансовой индустрии.

Но пришел 2008 год, принесший на Уолл-стрит кризис, вслед за которым обрушилась и мировая экономика. Финансовое «мужское начало» было сильно уязвлено в те дни. Фотографии банкиров, выносивших из офиса свое добро в картонных коробках, облетели весь мир. А мужчины, стоявшие у руля, к примеру тогдашний министр финансов США Генри Полсон, потеряли контроль над ситуацией и попросту не знали, что им делать дальше. Когда же глава Lehman Brothers Дик Фалд объявил о банкротстве, тем самым подорвав стабильность всех мировых рынков, эффективность математических моделей и научных гипотез о том, как работают рынки, была окончательно подвергнута сомнению.

Поведенческая (или бихевиористская) экономическая и финансовая теория рассматривает экономику и финансы через призму человеческого поведения. Долгое время эта дисциплина оставалась в тени, но кризис 2008-го вновь всколыхнул к ней интерес. А сторонники этой теории — американские ученые-экономисты Джордж Акерлоф и Роберт Шиллер продали несколько тиражей своей книги «Spiritus Animalis, или Как человеческая психология управляет экономикой и почему это важно для мирового капитализма» (Animal Spirits: How Human Psychology Drives the Economy, and Why It Matters for Global Capitalism). Мечта о рациональном поведении рынка, взлелеянная финансовой индустрией, умерла.

Основная задача поведенческой экономики — объяснить, каким образом такие психологические феномены, как эмоции и групповая динамика, влияют на принятие экономических решений. Исследования показали, что люди часто принимают решения не в свою пользу. Или, по крайней мере, принимают не те решения, которые экономисты считают выгодными.

К примеру, с рациональной точки зрения лучше начать откладывать деньги на старость в начале карьеры, но многие люди этого не делают. То же самое касается и долгосрочных сбережений.

Инвестиционные решения часто принимаются под влиянием когнитивных и эмоциональных факторов. Традиционные экономисты всегда были убеждены, что финансовые рынки не подвержены иррациональному поведению. По их мнению, иррационально ведущие себя инвесторы могут нарушить равновесие рынка, но люди поумнее это равновесие тут же восстановят. Однако после 2008-го стабильность на рынках стало все труднее поддерживать. Сторонники поведенческой экономики, которые претендуют на более широкий и эмпирический научный подход, нежели обычные экономисты, опровергли утверждение о том, что банкиры отличаются рациональным поведением, тщательно взвешивают свои решения и сосредоточены на приумножении личных прибылей. Модель homo economicus — «человека экономического» — была сброшена с пьедестала.

Частично в финансовом кризисе винили групповое мышление. Общепринятые убеждения и ошибки свойственны как сообществам, фирмам, бюрократиям, так и рынкам. Самоцензура, убежденность в неотъемлемости моральных ценностей, коллективная рационализация и стереотипное восприятие людей, находящихся вне этих групп, — все это признаки группового мышления.

Кроме того, банкиры и инвесторы очень восприимчивы к историям успеха. И, веря этим историям, становятся глухими к предостережениям о возможных неудачах. Многие начинают искать успешной карьеры в финансовом секторе, наслушавшись историй о молодых миллионерах или даже насмотревшись художественных фильмов вроде «Уолл-стрит» и беря пример с его главного героя Гордона Гекко.

Методы ведения бизнеса, в итоге приведшие к финансовому кризису, доказали всю опасность игнорирования свидетельств провала и неудач. Например, банкиры практически не предвидели падения рынка недвижимости и настойчиво продавали инвестиционные инструменты с ипотечным обеспечением. И лишь немногие фондовые менеджеры мыслили нестандартно и осознавали иррациональность представлений о постоянно растущих ценах на недвижимость, что прекрасно проиллюстрировал писатель Майкл Льюис в своей книге «Игра на понижение по-крупному» (The Big Short: Inside the Doomsday Machine).

Неудивительно, что те, в чьи функции входил банковский надзор, также поддавались групповому мышлению и верили в рациональность рынка. Так, Международный валютный фонд сам решился признать в своем недавнем отчете, что стал жертвой группового мышления и не сумел предвидеть возраставшие риски на фондовом рынке. Да и прочие регуляторы наверняка совершали те же ошибки. Все они попросту не могли себе представить, что эмоции и прочие психологические особенности (к примеру, стадное поведение) способны нанести столь огромный ущерб мировой экономике.

Очевидно, что банкиры и регуляторы с присущей им самоуверенностью упускали из вида иррациональные факторы. Но если эта самоуверенность связана с маскулинностью, то можно ли было бы избежать кризиса, будь у руля больше женщин? Вряд ли. Несмотря на то что факторы иррациональности и эмоциональности все больше принимаются во внимание, рановато списывать со счетов влияние мужского начала на сферу финансов. Банкиры не начнут в одночасье изучать тонкий душевный мир; устоявшиеся обычаи и культурные особенности нелегко менять. И властные игры между банкирами и регуляторами с их «непотопляемыми» банками и бонусами по-прежнему это демонстрируют (и поведенческая экономика мало рассказывает об этих играх). И хотя Дик Фалд покинул поле боя, мужское начало по-прежнему процветает в сфере финансов, рациональна эта сфера или нет.

Перевела Наталья ЧЕРКАШИНА, Banki.ru

По сообщению сайта prodengi.kz