Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Хроника дворцовых переворотов

Дата: 25 марта 2011 в 14:40

Состоявшаяся недавно отчетно-выборная конференция ФФК натолкнула нас на мысль вспомнить о том, как выбирали предыдущих президентов футбольной федерации. А там было много всего — и интриг, и заговоров, и предательства. Но главное — в отличие от нынешней конференции, тем, прошлым, сопутствовало много интересных событий, в которые была вовлечена буквально вся футбольная общественность страны, а страсти порой просто зашкаливали.


И ты, Брут?

После развала СССР руководителем республиканской федерации футбола некоторое время оставался Заманбек Нуркадилов, возглавивший эту общественную организацию еще в советское время, будучи председателем Алма-Атинского горисполкома. Но в июне 1994-го случилась его громкая отставка с поста акима тогдашней столицы Казахстана, в результате чего Нуркадилов ушел в оппозицию и оставил должность президента федерации, тем более что занимал он ее, скорее, формально. Его преемником стал Тимур Сегизбаев, избранный на эту должность в ноябре того же 1994-го. Вице-президентами были избраны Куралбек Ордабаев и Михаил Гурман. Но спустя менее чем полтора года Сегизбаев был смещен со своего поста, и самое активное участие в этом приняли его бывшие соратники. Началось все в конце 1995-го. Вот что писала тогда наша газета: ««Отчетно-выборную конференцию ФАРК (Футбольная ассоциация Республики Казахстан — прим. авт.), которая состоялась осенью 1994 года, группа людей обжаловала в Министерстве юстиции и Генеральной прокуратуре как незаконную. Минюст отказываться от им же зарегистрированной Ассоциации не стал, а Генпрокуратура грозно заявила: ФАРК — незаконна!».

Хронологию дальнейших событий изложил в своей статье «Власть имущих» (она была опубликована в нашей газете четыре года назад) известный обозреватель и историк футбола Михаил Маркин: «Чрезвычайный комитет, а затем и исполком ФАРК приняли решение о созыве внеочередной конференции. На ее подготовку ушло около двух месяцев. 17 февраля 1996-го состоялась внеочередная (можно даже сказать — чрезвычайная) конференция. В повестку дня было внесено несколько важных вопросов, главным из которых стали перевыборы руководства. Вот тут и грянул гром. Те, кто накануне обещал голоса одному, в итоге отдал их другому. По результатам закрытого голосования новым президентом ФАРК был объявлен Ордабаев. Тут же он назвал имена вице-президентов — Гурмана и Степанова, а уже бывший президент Сегизбаев был рекомендован на должность генерального секретаря».

Но и Ордабаев продержался во главе федерации недолго. Довольно быстро он нажил себе врагов, недовольных методами его правления. Например, можно вспомнить, что уже в ноябре того же года перед финальным матчем на Кубок Казахстана в Алматы руководители семипалатинского «Елимая» и актауского «Мунайши» (главным тренером последнего был Курбан Бердыев) потребовали отставки Ордабаева. В частности, они обвинили президента ФАРК в коррупции, лоббировании интересов отдельных клубов и использовании в этих целях судейского корпуса, а также в препятствовании переходу Казахстана из Азиатской конфедерации в УЕФА. В подтверждение серьезности своих слов они сообщили, что если их требования не будут удовлетворены, победитель матча откажется принимать Кубок. И свое обещание сдержали (впоследствии финал был переигран с участием уже совсем других команд). А в конце 1999-го у Ордабаева появился могущественный соперник — Рахат Алиев, возглавлявший на тот момент департамент КНБ по Алматы и Алматинской области. Начал он с «информационной войны», после чего со своими сторонниками инициировал создание новой футбольной ассоциации. В казахстанском футболе появились признаки двоевластия, причем если Ордабаев апеллировал к ФИФА, то в распоряжении Алиева были практически все внутренние административные ресурсы. В конце концов, Алиев умело разыграл многоходовую комбинацию, в результате которой и пришел к власти в ФАРК.

Снова приводим отрывок из упомянутой статьи: «…Когда температура кипения, казалось, достигла крайней отметки, команда Алиева сделала очень тонкий и грамотный дипломатический ход. В конце января 2000-го президент новой ассоциации подписал соглашение о перемирии с президентом старой. Стороны договорились о прекращении „информационной войны« и о проведении одной конференции вместо двух первоначально запланированных. Противостояние двух ассоциаций закончилось, и осталась только одна, которую ждала отчетно-выборная конференция, намеченная на 11 марта… На ней присутствовали представители ФИФА и Азиатской конфедерации футбола. Претендентов на пост главы ФАРК было четверо — тогдашний президент Ордабаев, почетный президент Алиев, а также члены исполкома Адамбеков и Иманбаев. Сама конференция превратилась в фарс. Еще за пару дней до нее никто не сомневался в победе Ордабаева, в том числе и сам экс-голкипер, заявивший, что даже в случае успеха на выборах подаст в отставку (не подал). Триумф вроде бы состоялся, президентом ФАРК на ближайшие четыре года вновь был избран Ордабаев, вице-президентами стали Гурман и Юмашев, генсеком — Акпаев. Но это была только первая часть умело срежиссированного спектакля. Второй акт действа состоялся 28 июля. На внеочередном заседании исполкома ФАРК 11 членов из 15 выразили недоверие Ордабаеву и временно (до чрезвычайной конференции, намеченной на 9 сентября) отстранили его от исполнения обязанностей президента. Временно исполняющим эти обязанности назначили Гурмана. И, наконец, финальный аккорд прозвучал 9 сентября…».

«Сладкая» власть

Вот как вспоминал ту конференцию и предшествовавшие ей события делегат от одной из областной федерации, пожелавший не афишировать свое имя. По его словам, конференцию организовали по высшему разряду. Делегатов встречали на вокзале и в аэропорту. Все расходы — за счет принимающей стороны. В роли кассира оргкомитета выступил Александр Гурман, в словарном запасе которого в те дни вообще не было слова «нет». Двум выборщикам, которых по недоразумению (перепутали номер поезда с датой приезда) не встретили на вокзале, он без разговоров возместил даже расходы на такси.

Делегатов разместили в доме отдыха «Балхаш» (справа по дороге на Медео), где сначала и состоялось расширенное заседание исполкома. Причем многие из них именно тогда впервые увидели «живьем» человека, который, как было записано в протоколах заседаний некоторых областных федераций, «сможет навести порядок в казахстанском футболе и покончить со многими негативными явлениями». Как утверждал наш собеседник, большинство делегатов действительно верило, что Рахату Алиеву удастся сделать это, и логика здесь была простая. Во-первых, он вхож в любой властный кабинет, где к его мнению обязательно прислушаются, а во-вторых, материально обеспеченному человеку, да еще и связанному такими родственными узами, незачем пачкать свое имя и опускаться до мздоимства, факты которого в футбольной среде тут же становятся известными многим.

На расширенном заседании исполкома, которое состоялось в кинозале дома отдыха, утвердили повестку дня внеочередной конференции, включив в нее три вопроса, главным из которых были, конечно, выборы руководящего состава ассоциации. А потом объявили, что Рахат Мухтарович хочет встретиться отдельно с каждой из делегаций (они насчитывали по два человека от четырнадцати областных и двух городских федераций).

— Дождавшись своей очереди, мы зашли (рядом с Алиевым был Тлек Акпаев), поздоровались, — рассказывал наш собеседник. — Поинтересовавшись, как развивается футбол в нашем регионе, генерал КНБ посоветовал активнее привлекать к этому делу спонсоров — мол, денежных людей много, и надо убедить их проявлять благотворительность к спорту № 1. А затем без пяти минут новый президент ФАРК спросил, судя по всему, о главном, что его интересовало: «Что будем делать с Ордабаевым?» Такого вопроса мы не ожидали, поскольку, как нам казалось, с Ордабаевым и без того «сделали» все, что требовалось. И ответили в том духе, что Куреке свое отработал и пусть поищет себе другое поприще. Стало понятно, что Алиеву нужна была не просто победа на выборах (в ней при сложившемся раскладе никто не сомневался), а победа абсолютная, со 100-процентным результатом. Однако с этим на конференции получился небольшой казус. Делегат из Костаная В.Агее­в, в недалеком прошлом один из немногих казахстанских арбитров в высшей лиге чемпионата СССР, прозевал момент голосования, и в урне, больше напоминавшей «ядерный чемоданчик», оказалось не 32 бюллетеня, а 31. Когда председатель мандатной комиссии объявил об этом, по лицу Алиева пробежала досада (кто это, мол, там саботирует выборы?), но он быстро успокоился, убедившись в отсутствии какого-то злого умысла. Потом кое-кто подшучивал над Агеевым: «Как это ты забыл „свистнуть« в самый нужный момент?».

А сама конференция прошла спокойно. После того, как выступил Ордабаев («Сейчас нужны новые подходы, новые идеи в руководстве футболом, поэтому я подаю в отставку, хотя это решение далось мне нелегко»), обсуждать в принципе было нечего. Правда, небольшие дискуссии развернулись, когда начали выбирать вице-президентов. Впрочем, Михаила Гурмана и Тлека Акпаева это не касалось — оба прошли, что называется, без вопросов. После этого началось самое интересное — надо было выбрать еще двух «вице».

Снова предоставим слово делегату той конференции:

— Накануне вечером в одном из номеров «Балхаша» собралась небольшая компания. Не успели мы выпить за первый тост, как раздался стук в дверь и на пороге предстал Бахтияр Байсеитов. Начав с того, что больных футболом вылечить нельзя, он закончил вопросом: не отдадут ли присутствующие свои голоса за одного из таких «больных», имея в виду себя. Все согласились: конечно, отдадим, хотя в отношении незваного гостя держали в кармане большую фигу (помня о его не очень славном шымкентском прошлом). Однако надо отдать должное предвыборной активности Байсеитова, который и сам работал с «электоратом», и подключил к этому делу своих влиятельных знакомых. Старался не зря, получив на выборах 20 голосов. Тем же вечером в коридорах дома отдыха был замечен и Ордабаев, но его агитация («Если можно, не забудьте про меня завтра, мы ведь вместе столько работали») была не такой напористой. Все понимали, что он обречен, и дело не в том, что в перерыве конференции в фойе раздавались возгласы самого его непримиримого противника Булата Абилова: «Гасите Курала!» «Загасили» бы и без этого, поскольку выдвижение в вице-президенты человека, «развалившего казахстанский футбол» (самое расхожее обвинение в адрес бывшего вратаря), не поддавалось бы никакому логическому объяснению. В итоге всего четыре «за», и новому президенту ФАРК, преобразованной на конференции в Футбольный союз Казахстана (ФСК), пришлось назначить Ордабаева генеральным секретарем (эта должность не выборная и тогда не предусматривала таких широких полномочий, как сейчас). Впрочем, ненадолго. А четвертого вице-президента так и не выбрали. Делегаты предложили кандидатуру Тимура Сегизбаева, но тот взял самоотвод. Сеильде Байшакову до проходного минимума не хватило трех голосов, а еще двух кандидатов удовлетворило, похоже, уже само внесение их фамилий в список для голосования. Однако и радость тех, кто тогда «прошел», оказалась недолгой: через некоторое время в футбольном окружении Алиева не осталось никого, кроме Акпаева.

Новые времена

В мае 2002-го состоялась внеочередная конференция ФСК, которая продлила полномочия Алиева как президента и Акпаева как первого вице-президента на новый четырехлетний срок. 12 января 2006-го Алиева снова переизбрали на четыре года. Но весной 2007-го произошли известные события, и прежде всесильный Рахат предпочел остаться за границей, в Австрии. Незадолго до этого он инициировал переименование ФСК в Федерацию футбола Казахстана (ФФК).

После его бегства из страны некоторое время в отечественном футболе, по сути, царило безвластие — видимо, многие не до конца верили, что Алиев больше не вернется в Казахстан, и его тень как бы продолжала незримо витать над футбольной общественностью. Наконец, 20 июня состоялась внеочередная конференция ФФК, делегаты которой должны были рассмотреть сложившуюся ситуацию. Однако их пыл несколько остудило письмо, в котором вышестоящие международные инстанции рекомендовали не предпринимать каких-либо шагов до приезда специальной делегации ФИФА и УЕФА. Впрочем, одно решение участники конференции все-таки приняли, причем по нему уже можно было судить о том, кто является главным претендентом на кресло президента ФФК. Анатолий Ионкин подал заявление о выходе из состава исполкома по состоянию здоровья, которое было удовлетворено, и на освободившееся место делегаты избрали Адильбека Джаксыбекова. 3 августа была созвана внеочередная конференция, которая вынесла вотум недоверия Алиеву и назначила новые выборы главы ФФК. Они состоялись в конце того же месяца, и все делегаты единогласно проголосовали за единственного кандидата — Джаксыбекова. Первым вице-президентом был избран Саян Хамитжанов, вице-президентом — Сеильда Байшаков, генеральным секретарем — Максим Лебедев. 21 марта 2008-го вместо последнего генеральным секретарем назначили Хамитжанова (эта должность с тех пор является второй, после президентской, в иерархии ФФК), а вице-президентом стал Ионкин. Чуть больше года проработал на этой должности Анатолий Михайлович — 13 мая 2009-го он скончался от обширного инфаркта. В ноябре 2009-го новым вице-президентом стал Виктор Катков, а в сентябре 2010-го — еще и Михаил Гурман. А на недавней конференции оба они, как и Байшаков, вместе с главой федерации Джаксыбековым были переизбраны на новый срок.

По сообщению сайта Sports.kz