Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Новая антикоррупционная стратегия Татарстана: от лихоимства к мздоимству?

Дата: 25 марта 2011 в 19:11

В Татарстане делают громкие заявления по поводу нового этапа борьбы с коррупцией, которая безуспешно идет уже около пяти лет. Через год после своего вступления в должность президент республики Рустам Минниханов решил лично возглавить Совет по противодействию коррупции, поскольку это неискоренимое явление начало ощутимо мешать президентским планам и развитию экономики Татарии. О сложившейся ситуации и перспективах ИА REGNUM рассказал один из членов совета профессор-социолог Александр Салагаев.

ИА REGNUM: В последнее время все чаще можно слышать заявления, что коррупция в России стала частью системы и без нее рухнет вся экономика. Что вы думаете по этому поводу, и в какой мере это касается Татарстана?

Есть такая точка зрения, что коррупции вообще нет, а есть некие трансакционные издержки, которые являются неизбежными для развития экономики, при заключении любых сделок и контрактов. Если рассуждать с чисто экономической точки зрения, то так и есть. Эти издержки являются частью добавленной стоимости, причем они существуют в любой экономической системе. Но с точки зрения социологической и нравственной, коррупция есть, и она наносит большой вред обществу. Она подрывает авторитет власти, доводит чиновников до уголовных преступлений, стирает грани между безнравственным поведением и уголовно-наказуемым деянием, создавая в стране криминальную атмосферу. Татарстан — не исключение.

ИА REGNUM: Но получается, что наше общество смирилось с этим, а такая трансакционная коррупция устраивает практически всех. Ведь чиновники не будут получать взятки, если им не будут их давать?

Да, совершенно верно. Просто коррупция еще и снижает эффективность экономики. Повышает себестоимость товаров, услуг и прочего. Почему, например, у нас такое дорогое жилье, которое на самом деле стоит копейки? Бетонные коробки, которые у нас сдают без отделки, не стоят 40-50 тысяч за квадратный метр. Это получается оттого, что при большом количестве разных согласований даются очень большие откаты — согласование участка под застройку, согласование проекта стоит фантастически дорого.

ИА REGNUM: В Татарстане себестоимость жилья оценивалась в 22 тысячи рублей за квадратный метр...

... а продается оно в республике гораздо дороже. В Казани, например, доходит сейчас до 43-45 тысяч.

ИА REGNUM: В любом случае, если коррупция стала частью системы, для чего руководство республики (впрочем, как и федеральное руководство) ставит задачи по борьбе с этим явлением?

Кроме того, что от коррупции снижается эффективность экономики, она разлагающе действует на все общественные отношения. Здесь, кстати, нужно различать четко ее степени, как это было в царской России — мздоимство и лихоимство. При мздоимстве чиновник получал взятку за ускорение решения того или иного вопроса. А при лихоимстве начинался откровенный грабеж: чиновник сам вымогал взятку и был готов ради этого нарушить закон.

Мздоимство есть во многих странах, и к нему там терпимо относятся. В большинстве стран это даже оговорено законом — на какие суммы чиновник может получать подарки. Например, в США подарком чиновнику считаются предметы стоимостью до $100. У нас в законе о госслужбе говорится о сумме в 700 рублей. Но именно подарок, а не сами деньги!

ИА REGNUM: То есть, мздоимство — норма, а лихоимство?

Лихоимство — нарушение закона, которое у нас и преобладает. Это когда чиновники не выполняют свою работу, а требуют денег за то, что они и так должны делать. Либо готовы нарушить любой закон, чтобы получить за это деньги.

ИА REGNUM: В 1990-е годы в Москве было известно прозвище «Миша — Два процента», данное одному из федеральных руководителей. Но в Татарстане уже тогда говорили, что в республике это должно звучать по-другому — не два, а пятнадцать процентов...

Да. Но сейчас эта цифра еще выросла. Недавно даже в СМИ прошла информация, что в результате проверки Инвестиционно-венчурного фонда РТ были обнаружены суммы откатов до 35%. Наверное, это близко к истине, потому что по данным наших опросов, ученые из КГТУ (КХТИ), которые выигрывали гранты в этом фонде, платили откаты в этих пределах. Деньги брались за якобы маркетинговые исследования. Когда они выигрывали гранты на какие-то разработки — научные или технические, им говорили, что «вы должны заключить договор с фирмой «Пульсар», она поможет в исследовании рынка». Затем им передавались фиктивные отчеты. Когда об этом доложили на последнем республиканском Совете по противодействию коррупции, то я свидетель — у Рустама Минниханова вырвалась красноречивая фраза «Совсем обнаглели».

ИА REGNUM: А где же действенные меры по противодействию коррупции, о которых в республике говорится чуть ли не с 2004 года, где посадки, которых так хочет общество?

У нас существуют двойные стандарты в борьбе с коррупцией. Однако в этот раз Рустам Минниханов привел слова бывшего премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю, который заявил, что в борьбе с коррупцией не пощадил даже своего друга (по всей видимости, экс-министра охраны окружающей среды Ви Тун Буна — прим. ИА REGNUM). После этого Минниханов пообещал, что также никого не пощадит для успеха намеченного дела и «никого больше не будет покрывать».

ИА REGNUM: Но ведь главные коррупционеры известны. Об этом вы знаете не хуже меня, раз занимаетесь исследованиями в этой области...

Поступком со стороны Минниханова является то, что он лично возглавил Совет по противодействию коррупции. Он мог этого не делать, до него Совет возглавлял Камалтынов (руководитель аппарата президента РТ — прим. ), какая-то работа велась. Но теперь он взял ответственность на себя, это политическое решение. Потому что, если будет продолжаться так же, то крайним будет сам Минниханов. Так что следует ждать решительных шагов.

ИА REGNUM: То есть, если посадки высокопоставленных чиновников в России где-то и начнутся, то Татарстан будет как всегда первым?

Думаю, да. Ведь раньше борьба с коррупцией тоже велась, но привлекали к ответственности «самый низ» — милиционеров, учителей, врачей. Преподаватели вузов вообще были самым любимым объектом для демонстрации приложенных усилий. У нас, например, привлекли к ответственности одну преподавательницу, которая брала по 300 рублей за зачет со студентов, не ходивших на занятия. Это при ее зарплате тысяч десять... ей просто не хватало на жизнь.

А бывший министр экономики РТ Марат Сафиуллин в декабре 2007 года, например, заключил контракт на обслуживание автотранспортных средств» с фирмой «Стройнивестпроект», которую возглавлял тогда он сам. Сумма контракта — 7,5 млн рублей. Но это не уникальное явление для республики. Такие случаи — сплошь и рядом, когда чиновники заключают договоры с близкими им фирмами, а бюджетные деньги превращаются в личный доход. Как известно, Сафиуллина не так давно уволили с занимаемой должности, но ни о каких возвращенных государству средствах до сих пор неизвестно, сам же он теперь работает проректором Казанского федерального университета по экономике.

Аналогичная история — с председателем комитета по развитию малого и среднего предпринимательства РТ Тимуром Шагивалеевым, который перешел на работу первым замдиректора в ОАО «Связьинвестнефтехим». А бывший сити-менеджер Казани Марат Загидуллов, с которым связана покупка китайских «красных автобусов»? Он давно в Госдуме...

ИА REGNUM: А что вы скажете о широко разрекламированном татарстанском бренде — площадке электронных торгов для госзакупок? Это тоже фикция? Ведь подобные системы ввели еще в пяти регионах России.

Не фикция. Там действительно видно, кто и с кем заключает контракты за бюджетные деньги.

ИА REGNUM: Однако есть сколько угодно вопиющих случаев, когда чиновники попросту разбазаривают государственные деньги на предметы роскоши, покупая себе то мебель в кабинет за пять миллионов, то роскошные иномарки. Собственно, это все видно на сайте госзакупок, если, у человека есть время за этим следить, конечно...

Да, можно увидеть, кто и как ворует. Но реакции нет. В большинстве случаев там сейчас один участник торгов. А в начале их было несколько. Просто люди разочаровались. Кроме того, если конкурс выигрывали «не свои», то руководители ведомств начинали чинить такие препятствия, что люди сами отказывались.

ИА REGNUM: Какой должен быть механизм реакции на эти нарушения? Кто должен реагировать — прокуратура, Следственный комитет?

Прокуратура реагирует. Во всяком случае, когда я говорил с новым начальником отдела по противодействию коррупции прокуратуры РТ Марсом Бадрутдиновым, он сказал, что информацию они регулярно докладывают. Именно на этом основании был уволен тот же Сафиуллин, например. Управление по борьбе с коррупцией всю информацию анализирует. Другое дело, что пока не было политической воли для этого. Самым крупным чиновником, пострадавшим за взятки, был какой-то начальник отдела в райадминистрации.

ИА REGNUM: В 2010 году закончилась пятилетняя республиканская программа по борьбе с коррупцией, утвержденная еще при бывшем президенте РТ Минтимере Шаймиеве. Каковы результаты?

Я работаю в вузе и могу сказать, что в этой сфере ситуация несколько улучшилась. Были проверки, многочисленные собрания. Теперь брать взятки боятся. Да и люди стали относиться к коллегам-взяточникам негативно...

ИА REGNUM: Но это в вузе. А в высших эшелонах? Программа действовала почти шесть лет, но похоже, что коррупционеры просто перемещаются по горизонтали?

Да. Программа началась в 2005 году, исследования шли с 2004 года. Поскольку коррупция носит системный характер, а борьба идет с так называемой низовой коррупцией, то пока все шло только ради создания общественного мнения. Желание как брать, так и давать взятки осталось. Но появился страх, а это уже результат.

ИА REGNUM: Но этого страха нет на среднем и на высшем уровнях. Почему?

А их потому что не трогают. Есть убеждение у чиновников высшего ранга, что законы писаны не для них, а для тех, кто внизу.

ИА REGNUM: Так почему же президент Минниханов решил взяться за искоренение коррупции? Потому что он съездил в Сингапур и Малайзию, где коррупционеров почти нет?

Потому что это стало мешать социально-экономическому, в первую очередь — экономическому развитию региона. Здесь все деньги, которые выделяются на инвестиционно-венчурные программы, на строительство дорог, разворовываются в большей мере.

ИА REGNUM: Вы же понимаете, что бороться с коррупцией в одном регионе нельзя, и все связи, так или иначе, ведут в федеральный центр. Оттуда в Татарстан поступают щедрые субвенции, субсидии и выдаются кредиты на различные эпохальные проекты типа той же Универсиады.

Увы. Я не знаю, как Минниханову удастся побороть эту гидру. Вся Москва живет на откатах. Там грани давно стерты, и уголовно-криминальная атмосфера распространяется на все общество.

ИА REGNUM: Получается замкнутый круг: взятки берут, потому что их дают и наоборот. При этом общество привыкло и на самом деле мало кто протестует.

Да, к сожалению. Просто сейчас в Татарстане это стало мешать развитию экономики... Если у Татарстана возникнет репутация «чистого региона», то и москвичи побоятся брать у наших. Это, по-видимому, является целью, ведь Минниханов известен как хороший экономист, он хотел бы добиться развития экономики республики, а коррупционеры ему начали мешать.

ИА REGNUM: Хорошо. С одной стороны есть амбициозные планы президента Татарстана, а с другой? Кто ему противостоит сегодня?

Это крупные чиновники, министры, которых он, кстати, сам и назначил. Я не говорю, что все они являются коррупционерами, но потенциально — да, потому что они распределяют средства. На последнем совете, кстати, Минниханов объявил о вводе новой системы предупреждений, которая похожа на футбольную — с условными карточками. В этот раз желтые карты были показаны двум «игрокам» — министру сельского хозяйства и продовольствия Марату Ахметову и министру образования и науки Альберту Гильмутдинову.

Главе Минобрнауки РТ было указано на недопустимость поборов в школах, которые вызывают все большее возмущение родителей. За счет родителей директора некоторых школ устраивали приемы разных гостей, проводили мероприятия, не имеющие отношения к учебному процессу... Хотя на мой взгляд, гораздо серьезнее стратегическая программа развития образования «Килэчэк», на которую министерству будет выделено 6 млрд рублей в ближайшие три года. Это приличные деньги, по сравнению с которыми поборы в школах — просто чепуха.

А с Минсельхозом модель тоже интересная. Кто наблюдает за ситуацией, тот помнит, что в последние годы было так: сначала говорилось о страшном неурожае и необходимости выделить помощь агропрому, а потом выяснялось, что неурожай был преувеличением и не так все плохо. Тем не менее, из федеральной казны выделялись приличные средства. Как они использовались, трудно сказать. Например, на прошлом заседании Совета говорилось о нарушениях, выявленных в райсельхозуправлениях (которые в принципе ничего не производят). Выяснилось, что главы некоторых РСУ использовали полученные ссуды для кредитования своих родственников, строительства домов и т.д. Тот же скандал с «Вамином» (когда из закромов ОАО «ВАМИН Татарстан» бесследно исчезли 80% неприкосновенного республиканского запаса зерна — прим. ИА REGNUM)...

ИА REGNUM: Кто еще, по-вашему, кандидат на получение коррупционных желтых карточек от президента Татарстана?

Кроме названных министров, это главы районных администраций. Там ситуация всегда была тяжелой, ну и, пожалуй, министр здравоохранения, поскольку на Минздрав много жалоб.

ИА REGNUM: Неужели вы думаете, что после желтых карточек последует хотя бы одна красная? Тому же Марату Ахметову, например? Ведь по свидетельству наблюдателей, его с Миннихановым связывают давние дружеские отношения?

Если это будет мешать экономике республики, то да. Кроме того Рустам Минниханов сам заявил, что для него пример — бывший премьер-министр Сингапура, который для успеха в борьбе с коррупцией не пожалел даже собственного друга.

По сообщению сайта REGNUM