Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Счетчик японской трагедии не останавливается

Дата: 28 марта 2011 в 01:40

Уровень радиации на втором энергоблоке АЭС «Фукусима» превысил установленную норму в 10 миллионов раз. Такие сенсационные сообщения поступили сегодня утром из Японии. Цифры озвучили сами атомщики. Но уже вечером японцы опровергли свои же данные. И новых не назвали — проводят дополнительную проверку.

От выбросов радиации страдает не только Япония. Атомное облако сегодня уже достигло США — над Лас-Вегасом прошёл радиоактивный дождь. Американские учёные успокаивают сограждан — мол, серьёзной угрозы для здоровья людей пока нет. И в то же время предупреждают — в зоне риска могут оказаться многие страны мира. Андрей Цаплиенко — о стойкости и выдержке тех, кто сохраняет спокойствие перед лицом катастрофы.

Счетчик японской трагедии не останавливается. В этот приют каждый день поступают новые данные о количестве погибших. Треть миллиона японцев живет в таких приютах. Пределы жизненного пространства каждой семьи обозначены подручными материалами. Потеряв все, что у них было, люди учатся радоваться мелочам.

Обата Йошие, осталась без дома:

Я спаслась, но ничего не знала о своей семье. Их привезли сюда на третий день, а на шестой — нашли мою собаку. Я была просто счастлива.   

Операцию по спасению жителей побережья японцы провели так быстро, словно отрепетировали ее заранее. Жертв могло быть гораздо больше.

Исоими Мизуко, военный фельдшер:

Самая распространенная причина гибели переохлаждение. Поэтому мы должны были сначала обогреть спасенных, а потом уже заниматься остальными травмами.

Город-порт Исиномаки потерял пять тысяч жителей. Эта мобильная медгруппа одной из первых вошла в город. Большинство жертв — люди пожилого возраста. Большинство выживших — тоже. Десяткам врачи в камуфляже второй раз подарили жизнь. Среди спасенных — настоящие долгожители. «Мы в ответе за тех, кого спасли», — говорят врачи. Они привозят сюда лекарства и проводят осмотр.

Китаи Такаюки, военврач:

Как вы себя чувствуете?

Хиями Мацашина сто два года. Вопросы доктора старик не слышит. После землетрясения он перестал узнавать окружающих.

Китаи Такаюки, военврач:

Когда мы проводили спасательную операцию, меня поразило, что старики буквально цеплялись за жизнь. Они хватались за ветки, за мебель, за все, за что можно было зацепиться. Это зрелище я не забуду никогда — старческие руки, которые держатся из последних сил.

Не всех сумел спасти отряд капитана Такаюки. Этой женщине повезло. Легкий вывих и серьезное переохлаждение, констатировали врачи ее диагноз.

Абе Хацуйо, спасенная:

Не знаю, как у меня это получилось. Я держалась обеими руками, изо всех сил. У меня до сих пор болит правая рука. Мне кажется, что она выскочила из сустава, хотя доктора утверждают, все в порядке.

Кроме военных, в зоне бедствия — тысячи добровольцев. Эта группа расчищает грязь в уцелевших зданиях. Работа на пределе возможностей. После рабочего дня Вячеслав Онищенко снимает напряжение, перебирая струны кото, старинного японского инструмента. Пальцы еле слушаются. Вячеслав в Японии изучает средневековую литературу, а заодно коллекционирует предметы старины. Этим доспехам не меньше ста пятидесяти лет. Автор диссертации по древним летописям на время отложил в сторону научные изыскания и взялся за лопату.

Вячеслав Онищенко, волонтер:

Спина болит, руки болят, я давно не брал в руки совковых лопат. Я видел много хорошего от японцев и крайне мало плохого. Мне захотелось вернуть им этот долг, что ли.  

Пока мы разговаривали с Вячеславом, стены зашатались. Елена, жена ученого, отреагировала моментально — выбежала на улицу. Подземные толчки закончились через несколько секунд.

Елена Свидрань, учитель английского языка:

Ну, у меня уже, не знаю, как собака, землетрясение, косточка, побежала, рефлекс просто.

Японцы построили свою цивилизацию на пороховой бочке. И она может взорваться в любой момент. Только в минувшем веке сейсмические удары четырежды разрушали японские города. О том, что на острова надвигается катастрофа, предупреждали ведущие сейсмологи мира. Они даже заранее описали характер разрушений. Но точную дату землетрясения рассчитать невозможно. Как, впрочем, и побочные эффекты.  

Здесь, на островах, как и в любой другой зоне стихийного бедствия, люди попали в ловушку той среды, которую создали, чтобы защищаться от природы. Тысячи людей остались заблокированными в своих домах, не смогли выбраться из автомобилей, и стихия сминала их, как картонные коробки. Ко всему этому добавился еще один поражающий фактор — мирный атом, который до сих пор грозит вырваться из-под контроля.

Операция по ликвидации аварии на станции «Фукусима» затянулась. Конца ей пока не видно. Правительство Японии созналось, что не может рассчитать, когда же, наконец, обезопасит станцию. А тем временем, ученые обнаружили: в морской воде неподалеку от станции содержание радиоактивного йода день за днем повышается и уже превышает допустимые нормы в тысячу двести пятьдесят раз. И Япония стала запасаться питьевой водой. Разрушенный аэропорт Сендай пока не в состоянии принимать гражданские рейсы. Но военные самолеты Соединенных Штатов уже перебрасывают сюда тонны питьевой воды. Местная может стать фактором риска.  

Чем чаще знакомый по Чернобылю термин «зона отчуждения» звучит в риторике японских властей, тем меньше надежды вернуться домой у тысяч японцев, отселенных за пределы периметра зоны. Эта пожилая женщина живет на стадионе. Ее дом был рядом со станцией «Фукусима».

Токада Нира, жительница зоны отчуждения:

Объявили, что мой дом находится в зараженной зоне. И перевели меня сюда. Я видела, как станция начала гореть, и у меня сразу возникло чувство, что мне домой уже не вернуться никогда.

Спортивную арену «Саитама» под Токио превратили в самый большой приют Японии. Здесь тысяча добровольцев и около двух тысяч обитателей, большинство из зоны отчуждения. Главный вход арены напоминает рынок. Только в ходу здесь не деньги, а сострадание — бесценная и порой редкая валюта. Все, что нужно пострадавшим, поступает со всего мира. Детям в этом общем доме раздолье: полно друзей и никаких запретов. У взрослых же мало поводов для радости. Впереди полная неизвестность. Назад дороги нет.    

Окубо Ясумада, фермер из зоны отчуждения:

Нам говорят, через год или два вы вернетесь домой. Но мне кажется, это затянется лет на десять. А в нашем возрасте это означает, что мы туда не вернемся вообще.

С тяжелыми новостями каждый справляется, как может. Кто поднимает дух молитвой, кто, как этот волонтер, старинной песней самураев.

Это могло случиться в любой другой стране, где имеются атомные станции. Опасные технологии объявляют войну человеку в любой точке мира. На этот раз на переднем крае оказались японцы. Они спокойны и уверены, что удержат оборону.

Андрей Цаплиенко, Иван Ермаков, Исиномаки, Сендай, Токио. «Подробности недели», телеканал «Интер».

По сообщению сайта Подробности.ua