Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Наврать всегда, наврать везде…

Дата: 28 марта 2011 в 04:41

www.dialog.kz, 24 марта

Ровно шестнадцать лет тому назад, в марте 1995 года, Кабинет министров Республики Казахстан пополнился новым членом, последствия деятельности которого, наша страна не может «расхлебать» до сих пор. Таковым стал бывший первый заместитель главы Алма-Атинской городской администрации Виктор Вячеславович Храпунов. Наверное, сейчас уже будет трудно доподлинно сказать, чем именно руководствовался тогдашний председатель Кабинета министров Акежан Кажегельдин направляя представление на эту кандидатуру, но факт остается фактом – аккурат на свой день рождения, (который кстати то же приходится на март месяц), Акежан Магжанович представил коллективу министерства энергетики и угольной промышленности нового руководителя.
По воспоминаниям тогдашних сотрудников, коллектив министерства встретил новоиспеченного шефа несколько настороженно. Да это в общем -то, и неудивительно. Ведь сказать, что Виктор Храпунов был для них человеком новым, это не сказать ничего, так как в течении предшествующих десяти лет, господин, а до этого товарищ Храпунов, к энергетике непосредственного отношения не имел и находился исключительно как тогда говорилось «на партийной и советской работе», причем достаточно локального уровня. Возглавлял исполком Ленинского района Алма-Аты, трудился в Алма-Атинском горкоме, затем опять в городской администрации. Специальность по диплому, правда, имел инженерную, и даже когда то поработал заместителем начальника котельного цеха по ремонту оборудования и начальником турбинного цеха Алма-Атинской теплоэлектроцентрали.
Достаточно ли всего вышеперечисленного для того чтобы «рулить» всей энергетикой в масштабах страны вопрос наверно риторический. Но, тем не менее, никого, кроме узких специалистов это похоже не смущало, и в итоге, новый министр воодушевленно принялся за дела.
Как известно, отрасль в то время находилась в кризисном состоянии и забегая чуть вперед, отмечу, что по практически единодушным оценкам, за годы своего министерского правления Виктор Вячеславович это самое состояние лишь усугубил и углубил. Например, львиная доля долгов, с которыми потом долго и безуспешно боролись все последующие министры была создана именно при непосредственном участии Храпунова. И это при том, что Казахстан даже в то время обладал избыточными мощностями электроэнергии. Только Актюбинская область не обеспечивалась электроэнергией в полной мере, а допустим, Атырауская и Западно-Казахстанская области легко перекрывались за счет собственных ресурсов, что, впрочем, не помешало загнать в долговую яму и их. Однако, как то так благоприятствовали министру Храпунову звезды, что каких либо неприятных санкций за развал работы он, тем не менее благополучно избегал, что в свою очередь наводит на мысль о том что именно его персона была удобна и нужна на этом посту для проворачивания каких то других более важных дел.
А дел в те годы, действительно было невпроворот. В частности, уже упомянутый премьер-министр Кажегельдин, тогда вовсю носился с идеей передачи практически всей промышленности страны иностранцам и неутомимо претворял свои планы в жизнь. Сообщения об очередной продаже, передаче в концессию или в лучшем случае в доверительное управление того или иного стратегического объекта, появлялись в печати практически еженедельно и уследить в такой суматохе на каких условиях проводились эти сделки, естественно, было практически невозможно. Да и сами контракты редко попадали на глаза излишне любопытствующим гражданам, надежно скрытые от изучения понятием «коммерческой тайны».
Энергетическая отрасль естественно исключением не стала, и в течении 1995-96 годов на свет появились несколько весьма масштабных проектов. В их числе, особо стоит отметить приватизацию Алматинского производственного объединения «Алматыэнерго», с последующей передачей его имущественного комплекса бельгийской компании «Трактебель С. А», передачу в концессию этой же фирме всей газотранспортной системы «Казахгаз» и «Алаугаз» и наконец, совершенно грандиозный проект с передачей без малого десятка ГЭС и ГРЭС и ТЭЦ, расположенных на востоке и севере страны, в концессию американской компании под названием «AES». Ну а практическая реализация всего этого «громадья планов» в немалой степени как раз таки и легла на плечи министерства энергетики, в лице тогдашнего министра В. В. Храпунова.
Спустя годы, Виктор Вячеславович об этом периоде своей деятельности вспоминал крайне неохотно. Мало того, если верить его словам, да что там словам-показаниям в суде ( об этом, впрочем, чуть позже) – то получалось, что министр на своем рабочем месте находится очень не любил. Причем настолько, что все мало-мальски значимые события, вроде как проходили абсолютно без его участия и ведома.
В принципе, демонстративное не владение ситуацией вообще было коронным стилем Виктора Вячеславовича в бытность его пребывания на самых разных постах. Вот, например период акимствования в Алматы. Спрашивает его корреспондент одного из крупнейших республиканских еженедельников о причине пожара в здании городского аэропорта, а в ответ слышит – «Лично я до сих пор не знаю». Корреспондент естественно удивляется, на что городской чиновник номер один, спокойно повторяет «Кто его знает... В тот момент меня, к сожалению, не было в городе..». И так во всем – задают ему конкретный вопрос о судьбе красивейших, разлапистых елей, куда то в одночасье девшихся с центральной аллеи выставочного комплекса «Атакент», а в ответ городской аким начинает удивляться тому, что этот вид деревьев там вообще рос. Интересуются, на каком основании в городе созданы бесчисленные временные автостоянки и куда деваются собранные там немалые деньги, а из мэрского кабинета опять-таки раздаются удивленные возгласы и обещания лично убедиться в их существовании…
Вот и разбери – то ли перед тобой просто склеротик, то ли дело с психикой обстоит еще хуже. Так что, наверно, именно поэтому, когда в следственных и судебных органах начался «разбор полетов» в части распродажи энергетического потенциала страны позиция занятая господином Храпуновым (а она опять сводилась к «ничего не видел, ничего не помню»), почему то была воспринята «компетентными органами» достаточно спокойно и об уголовной ответственности бывшего министра, в отличие от многих его подельников вопрос не встал.
Впрочем, давайте остановимся на некоторых моментах подробнее. Вот, например, история с «Трактебелем». О всех перипетиях скандального прихода и не менее скандального ухода этой бельгийской компании писано уже не однократно и во всех подробностях. Кстати, недавно к этой теме возвращалась газета «Республик», которая в очередной раз изобличив представителей «Евразийской группы», и в особенности лично Александра Машкевича, за активное лоббирование бельгийских интересов, тщательно обошла вниманием роль тогдашнего министра энергетики. Впрочем, оно, наверное, немудрено. Ведь еженедельник «Республика» вроде как тесно связан деловыми отношениями с беглым банкиром Аблязовым, а в свою очередь олигарха уголовника не менее тесно связывают родственные узы с бывшим министром и акимом Храпуновым. Хотя, если бы главная оппозиционная газета страны (по крайней мере так они сами себя позиционируют), проявила бы большую объективность то не смогла бы не заметить тот факт, что в течении нескольких лет ( а точнее в период 2000-2002 года) аким Храпунов нещадно критиковал все подписанные с бельгийцами договоренности, и вроде как даже объявлял им открытую войну. Особенно эффектно это смотрелось в феврале 2000 года, когда городской глава Храпунов в своей приемной в прямом смысле чуть было не сцепился в рукопашной с главой АПК Марком Ж-м. Алматинцы, тогда буквально рукоплескали своему мэру, мощью мускулов поставившего на место обнаглевшего монополиста забугорного происхождения. И при этом, почему то мало кто вспомнил, что приходу этого самого монополиста ну очень активно поспособствовал ни кто иной, как министр Храпунов, который будучи заместителем председателя рабочей комиссии по продаже имущественного комплекса «Алматыэнерго буквально из кожи лез, чтобы обеспечить успешный для бельгийцев результат. Да весь последующий конфликт имел к слову совершенно другие корни, нежели забота о кошельках горожан, и во многом совпадал с личными меркантильными интересами акима Храпунова и его ближайших родственников, возжелавшим после реприватизации подгрести объекты АПК уже непосредственно под себя, (подробнее об этом см. еженедельник «МК в Казахстане» от 16 февраля 2011 года – «Афера с нахрапом» http://www.nomad.su/?a=4-201103010016 ). Но в любом случае, сведущим людям было искренне непонятно с какого такого перепугу, Виктор Вячеславович, заявляет о том что, дескать, «всегда был против сделок с бельгийцами», если он самолично завизировал абсолютно все документы касающиеся «Трактебеля», и именно его подписью, в конечном итоге, был допустим, скреплен скандально известный «Договор концессии внутренней и международной газотранспортных систем между Республикой Казахстан и компанией Трактебель «от 14 июня 1997 года? Таким образом, два решения правительства, к которым был непосредственно причастен тогдашний министр энергетики и угольной промышленности обошлись Казахстану более чем в 100 миллионов долларов. Это с учетом тех «отступных» что в итоге получил бельгийский инвестор, чтобы без излишнего скандала уйти из нашей страны. Кстати, 50 миллионов из них выложил городской бюджет Алматы.
Но, по большему счету, это были еще «цветочки», легкая разминка, так сказать, а по настоящему аппетитные «ягодки» начались чуть позже, когда Кажегельдину очень захотелось пристроить в какие-нибудь хорошие руки одну из жемчужин казахстанской энергетики – Экибастузскую ГРЭС-1.
«Хорошие руки» тогда нашлись очень быстро в лице то ли американской, то ли не совсем компании под названием «AЭС СанТри Пауэр». Почти детективная история о том, что это, собственно говоря, за фирма, и при каких обстоятельствах был продан объект, заслуживает отдельного обстоятельного разговора. Однако, в связи с ограниченностью площади, мы в подробности пожалуй углубляться не будем, а просто коротко скажем, что благодаря целой серии хитроумных действий, имущественный комплекс станции при балансовой стоимости 23 миллиарда 760 миллионов тенге пошел «с молотка» за 100 миллионов тенге. В чьи карманы осела разница, можно только догадываться. Хотя, у следствия на этот счет были весьма определенные выводы, которые в частности легли в основу обвинительного заключения против бывшего главы правительства, а впоследствии пламенного оппозиционера и борца за народное счастье. Пришлось участвовать в работе следствия и Виктору Храпунову. И даже в суде показания давать.
И вот тут то, началось самое настоящее шоу. Виктор Вячеславович настолько увлекся обличением своего бывшего начальника, что договорился до того, что все решения по передаче Экибастузской ГРЭС-1, вплоть до выпуска соответствующего постановления правительства Кажегельдин якобы, принимал самолично, и в тайне от коллег по работе. Из показаний градоначальника следовало, что сам Храпунов не подписывал никаких бумаг, не участвовал ни в каких заседаниях и вообще о большинстве нюансов с ужасом узнал лишь из материалов уголовного дела.
И вот здесь, честно говоря, мне лично не совсем понятна позиция суда, почему то не потрудившегося эти показания проверить, а просто поверившего бывшему министру на слово. Хотя документов изобличающих эту примитивную и откровенную ложь существует в избытке. Вот, например, протокол закрытого тендера по продаже имущественного комплекса Экибастузской ГРЭС-1, который состоялся в Алматы 26 июня 1996 года. Тендерную комиссию возглавлял тогдашний заместитель Председателя Государственного комитета по приватизации Юзеф Дуберман впоследствии отправленный в отставку и даже периодически объявляемый в розыск, а в составе комиссии было два представителя Министерства энергетики и угольной промышленности – непосредственно министр В.В. Храпунов и его заместитель А. Юрьев. Не знаю кому как, но лично мне будет весьма, трудно предположить, что министр сидел всех на заседаниях комиссии заткнув уши и закрыв глаза… Да и собственноручная подпись Храпунова на итоговом документе, говорит о том, что никаких замечаний у профильного министра к результатам тендера не было. Есть личная подпись Храпунова Договоре от 11 августа 1996 года № 208 о покупке электроэнергии у Экибастузской ГРЭС-1, в котором, кстати был прописан механизм определения цены и порядок расчетов и на целом ворохе протоколов заседаний рабочих групп по различным вопросам связанных с продажей комплекса.
Дошло до того, что адвокат Кажегельдина Александр Тарабрин возмущенный что «всех собак» вешают исключительно на его подзащитного даже в сердцах воскликнул – «Судить надо не только его, но и Храпунова!». Кстати, тогда эти слова были широко растиражированы все тем же еженедельником «Республика», хотя бы по тому, что справедливости ради отметим, что Мухтар Аблязов в те годы действительно был противником этой сделки и оппонентом своего будущего родственника и потому в отличие от Виктора Вячеславовича в его показаниях на Кажегельдиновском суде было гораздо меньше откровенной лжи. Кстати, Мухтар Кабулович в те месяцы даже предполагал, что Храпунов обманывал и своего начальника, оттягивая некоторые «откатные суммы» в свою пользу. Напомним, что по итогам судебного процесса в сентябре 2001 года Кажегельдин был приговорен к десяти годам лишения свободы. В отношении же Храпунова не было даже вынесено частного определения, хотя на этом настаивали даже адвокаты бывшего премьер-министра.
Вообще, похоже, патологическая лживость и изворотливость присутствовала в характере этого «видного государственного деятеля» всегда. Начиная от мелочей, где врать в общем то не было особой нужды, (очевидно, просто привычка), кончая существенными прегрешениями. Ну а уж когда речь заходила о нем самом, или его благосостоянии, то на слушателя изливались целые потоки откровенного.
– В какую сумму вы оцениваете свое состояние? – спросил в 2000-м Виктора Храпунова журналист одного из республиканских изданий. Ответ, потрясающий своей нарочитой искренностью, пожалуй, стоит привести целиком.
– Трудно сказать, но давайте посчитаем. У нас есть дом, который мы строили с 1993 по 1998 год. Его стоимость в прошлом году была оценена в 12 миллионов тенге. ( курс доллара тогда составлял 138 тенге за один доллар – авт). Сейчас он наверное стоит дороже процентов на 30, учитывая инфляцию. У жены автомашина BMW стоимостью примерно 35 тысяч долларов. Есть еще небольшой земельный участок. Ну и коллекция высокой моды привезенная супругой из Италии и немного ювелирных изделий, которые она продает через свою фирму «VILED». Я честно говоря, не знаю сколько стоят эти вещи, хотя наверное что то стоят.. Мой личный счет в банке составляет около 700 тысяч тенге. Вот, пожалуй, и все. Как видите, мы не очень богатые люди. Алматинская мэрия это не Кремль. И моя семья пишется с маленькой буквы…
Тут уж как говорится одно из двух. Либо господин Храпунов увеличил свое состояние как известно ныне оценивающееся в порядка в 384 миллиона долларов в течении нескольких последующих лет, либо опять таки лукавил, и на момент его словесных излияний, накопленный непосильным трудом капитал все ж таки составлял куда большие суммы нежели продекларированные через газету.
В принципе, история пребывания Виктора Храпунова на постах акима Алматы и акима Восточно-Казахстанской области это то же тема для отдельного не менее увлекательного расследования. Мы же сейчас вспоминаем исключительно его министерский период и убеждаемся, что даже по его итогам, Виктору Вячеславовичу по хорошему «корячился» бы немалый тюремный срок. Почему вместо вполне законно положенных нар бывший министр спокойно пересел в другое начальственное кресло, до конца так и не ясно. Скорей всего, уж больно убедительно выглядели его честные глаз в моменты, когда он задушевно рассказывал о очередных провалах в памяти и игнорировании служебных обязанностей. И хоть многие из описанных событий уже стали достоянием истории,, но для многих, и в первую очередь для сотрудников «компетентных органов», это явно должно послужить определенным уроком. Да и нам всем, наверное, стоит поменьше верить чиновничьему краснобайству с закатыванием глаз и демонстративным прикладыванием руки к сердцу. Ведь ни для кого не секрет, что дело Виктора Вячеславовича в части разворовывания богатств страны, живо и по сей день. Правда, есть слабая надежда, что все вышеперечисленные факты вкупе с им подобными, все таки рано или поздно лягут в основу вполне конкретного дела уголовного, но сейчас речь не об этом. А скорей о том, что волк в овечьей шкуре, бывает иной раз гораздо зловреднее и опаснее открытого противника и «честного» вора без прикрас.

По сообщению сайта Nomad.su