Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Миннефтегаза и Минфин ведут работу по отмене налоговой стабильности во всех СРП

Дата: 28 марта 2011 в 04:50 Категория: Новости экономики

Елена БУТЫРИНА, «Панорама», 25 марта

Министерство нефти и газа и Министерство финансов РК ведут работу по отмене налоговой стабильности для всех действующих на территории страны соглашений о разделе продукции (СРП). Об этом в беседе с корреспондентом Панорамы заявил ответственный секретарь Министерства нефти и газа РК Канатбек САФИНОВ.
Он напомнил, что в настоящее время в республике действует 16 СРП, при этом лишь в отношении некоторых недропользователей, работающих в рамках этого вида контракта, применяется стабильный режим налогообложения. Как заверил представитель Миннефтегаза, отмена налоговой стабильности будет производиться только путем переговоров сторон.
Г-н Сафинов подтвердил, что в настоящее время правительство и крупнейшие нефтегазовые компании «Тенгизшевройл» (ТШО) и Karachaganak Petroleum Operating B.V. (KPO) спорят по поводу правомерности применения по отношению к двум последним экспортной таможенной пошлины (ЭТП) на сырую нефть. Власти Казахстана обязали KPO платить ЭТП в 2008-м, а ТШО – в 2010 году. Несмотря на то, что эти нед-ропользователи согласились производить соответствующие выплаты в бюджет, они вступили в переговоры с правительством, требуя отмены действия ЭТП в связи с якобы действующим в отношении них стабильным налоговым режимом.
Г-н Сафинов, комментируя позицию Казахстана по данному вопросу, сказал, что СРП с KPO и контракт на недропользование с ТШО были заключены в 1990-х годах, когда несовершенное во всех отношениях законодательство одинаково трактовало два разных понятия – налоги и таможенные платежи. «Налоговые и таможенные вопросы всегда обсуждались вместе. И в законах и контрактах писались одинаково. Потому что раньше налоговое понятие включало в себя таможенные платежи, – говорит представитель Миннефтегаза. – Но мы ни в одном законе никогда не давали недропользователям стабильность по таможенным платежам. И ни одно государство его и не давало. По налогам – да, это нормальный процесс». Тем не менее нефтегазовые компании, отстаивающие свое право на стабильность налогового режима, ссылаются на ранее подписанные правительством контракты и СРП. «Сейчас они говорят: вы же подписали это. Мы отвечаем: – тогда же было несовершенное законодательство, и вы должны были об этом знать», – сказал он.
Отвечая на вопрос о причинах затягивания дискуссии между правительством и KPO – разработчиком гигантского Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения – г-н Сафинов пояснил, что «когда мы начали спорить об ЭТП, мы начали говорить и о доходности». «Казахстанское законодательство, давшее правовую основу для работы недропользователей в Казахстане, и, в частности, прежний Налоговый кодекс, предусматривало применение двух налоговых режимов: первого – стабильного (вариант СРП, когда стабилизировался ряд налогов, а остальная доходность формировалась за счет прибыльной нефти); второго – облагающего вас всеми видами налогов, в том числе новыми налогами, такими как ЭТП, но не позволяющего никому вмешиваться в раздел продукции», – сказал он, добавив, что обе модели налогообложения по закону «должны быть одинаковыми для государства». Что касается непосредственно KPO, как заметил ответственный секретарь Миннефтегаза, Казахстан мог бы получать больший доход в случае применения по отношению к Карачаганакскому проекту нестабильного налогового режима.
По словам г-на Сафинова, к настоящему времени KPO уже вышел на уровень доходности, компенсировавший предыдущие затраты его учредителей (BG Group, Eni, ExxonMobil и «Лукойл») по проекту развития Карачаганакского месторождения: «Но проблема в том, что мы обратили внимание на то, что эти капитальные затраты все время большие. Они никогда не уменьшаются», а «Казахстан никогда не получит планируемую доходность от проекта в 80%, если эксплуатационные затраты будут великими». «Они нам доказывают, что мы получаем около 60% от доходов. Но мы ставим вопрос: что называется доходом и почему доходы таковы?» – говорит г-н Сафинов.
Он сказал, что в настоящее время на Карачаганаке уже идет реализация третьей фазы развития месторождения, правда, «по сокращенной программе». Миннефтегаза не утверждает капитальные затраты по проекту расширения производственной мощности, поскольку они его просто-напросто не устраивают.
В целом же, добавил представитель министерства, переговоры по Карачаганаку продвинулись «достаточно хорошо и далеко».
Со своей стороны председатель ассоциации KazEnergy Тимур КУЛИБАЕВ сказал на брифинге, отвечая на вопрос Панорамы о ходе переговоров между правительством и KPO, что имеющиеся вопросы стороны планируют урегулировать «в ближайшие месяцы». По его словам, национальный холдинг «КазМунайГаз» по-прежнему желает войти в Карачаганакский проект в качестве партнера. «Вы знаете, что подрядчиками по проекту было освоено более $6 млрд. Эти инвестиции уже вернулись, и у нас есть устойчивая добыча на Карачаганаке. Мы расширяем КТК, есть возможность расширения и на Карачаганаке. Это очень успешный проект, с большим будущим. И «КазМунайГаз», конечно, хотел бы участвовать в нем», – сказал г-н Кулибаев, добавив, что речь идет о покупке нацкомпанией до 10% доли в KPO.
Говоря о спорах между казахстанскими властями и недропользователями, г-н Сафинов отметил, что считает нормальным, «когда государство ставит вопрос о соблюдении баланса интересов».
«Многие недропользователи завозили к нам молотки по $80, а мышки для компьютеров – за $2000 за штуку. И это все включалось в затраты. Мы все это принимали, у нас этого не было. Но время-то прошло. Мы хотим видеть ваши налоги, ваши доходы. Это международная нефтегазовая практика, когда компании получают разумный доход, а остальные деньги тратятся на местное население, на развитие инфраструктуры и прочее, – говорит г-н Сафинов. – Поэтому сегодня концептуально все меняется. Конечно, все это в итоге выливается в споры – и по Карачаганаку, и по Кашагану, и по другим проектам».
Он дал понять, что правительство намерено жестко отстаивать интересы государства в переговорах с недропользователями, касающихся уплаты налоговых и таможенных сборов. «Я думаю, что сегодня государство более уверенно себя чувствует. Если будет стоять вопрос о расторжении контрактов и возмещении расходов, мы на это пойдем», – резюмировал он.

По сообщению сайта Nomad.su