Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Судьбе дал «в нос ногой»

Дата: 28 марта 2011 в 04:50

В. НИКОЛАЕВ, «Звезда Прииртышья», 24 марта

В эти дни исполнилось бы 80 лет Аркадию Степановичу Малышкину – бывшему мэру Павлодара, бывшему первому секретарю Ермаковского горкома партии и на протяжении 16 лет – профсоюзному лидеру области. При жизни о Малышкине писали не очень много, начальство и коллеги по работе к нему относились, как правило, хорошо, но наиболее близкие соратники считают, что вклад Аркадия Степановича в развитие нашей области во многом был недооценен. А судьба его, пусть не совсем обычная, все-таки, наверное, похожа на судьбы многих его сверстников – многое переживших и еще больше сделавших для своей страны.
Аркадий Степанович – из кубанских казаков, семья проживала в Краснодарском крае, где его отец в свое время работал начальником станции Ольгинская. И так уж получилось, что уже в годовалом возрасте Аркадий лишился отца, и мать, оставшись без мужской поддержки, вынуждена была переехать к сестре в Барнаул. Как и многие подростки той поры, юноша учился в ремесленном училище, а в Павлодар на завод «Октябрь» группу выпускников ремесленного из Джамбула лично привез начальник отдела кадров завода О.И. Наумов. Впоследствии Аркадий очень привязался к Октябрю Ивановичу – бывшему фронтовику, надежному человеку. Даже жил некоторое время в семье Наумовых.
Слесарем Аркадий проработал недолго, трудился шофером, механиком, а затем и заведующим гаражом завода. Шофером был и во время службы в армии. После службы вновь вернулся на завод и за семь лет прошел все производственные должности – от мастера до заместителя главного инженера завода «Октябрь», параллельно окончил заочно Семипалатинский автомобильно-механический техникум. Советская кадровая система, действовавшая, надо сказать, очень четко, не упустила толкового специалиста и начинающего руководителя. В 1963 году (в 32 года!) его назначают заместителем председателя Павлодарского горисполкома. Что это значит? Прежде всего то, что пришлось изучать сложное коммунальное хозяйство города, вникать во все проблемные вопросы: тогда только начиналось создание очистных водопроводных и канализационных сетей в Павлодаре, строились теплоцентрали и теплотрассы, готовились запустить в городе трамваи, а еще – заботы об энергоснабжении, общественном питании и торговле, транспорте, благоустройстве.
Друг и коллега Аркадия Степановича – Евгений Григорьевич Азаров говорит, что Малышкин именно с этого этапа начал «обкатку» как руководитель, два года был замом председателя горисполкома, еще два года – вторым секретарем горкома партии, а в марте 1967 года его избрали председателем Павлодарского горисполкома, по-современному – мэром города. В это время в Павлодаре уже шло большое строительство, начали работать алюминиевый и химический заводы, введены в строй две ТЭЦ, развернулось строительство жилищных и культурных объектов, действовало трамвайное сообщение от химического завода в северной промышленной зоне, через центр города – до алюминиевого завода на юге. Бурно развивалась стройиндустрия, на стройках города работало более 17 тысяч человек, естественно, у городской исполнительной власти было немало забот. Наверное, чтобы понять груз, который тянет градоначальник, нужно побывать в его шкуре.
Очень много внимания в ту пору А.С. Малышкин уделял проблеме формирования генерального плана застройки Павлодара.
Так прошло три года. А потом... в февральский буран первый секретарь обкома партии И.М. Буров привез Малышкина в Ермак на партконференцию, рекомендовал на должность первого секретаря горкома. Ермак в то время тоже быстро строился, возводились ГРЭС, завод ферросплавов, мощнейшие заводы Минэнерго: ЖБИ, металлоконструкций, прокладывался канал Иртыш-Караганда. Все это было в круге забот первого секретаря горкома.
Е.Г. Азаров вспоминает Малышкина той поры: «Ему 40 лет, черноволосый, чернобровый, среднего роста, с открытым и добрым взглядом, он был по-мужски красив. В товарищеской компании держался просто, не выпячивал свою значимость, любил соленую шутку и смеялся заразительно, заливисто. Хотя, если нужно, – был строг, будучи партийным лидером, конечно, вынужден был использовать и «горькие лекарства» – применять строгие меры к проштрафившимся членам партии. Его любимым присловьем было выражение «в нос ногой». Например, говорит: «Опять приезжал «первый», опять критиковал – мол, когда Ермак-аул будет городом? В нос ногой, того не видят, что совершены огромные дела...».
А дел действительно было невпроворот. Аркадий Степанович глубоко вникал в проблемы строительства крупнейших объектов – в то время союзных строек, ГРЭС, ферросплавного завода, заводов стройиндустрии, знал и понимал – что такое сетевые графики. В горкоме контролировался план ввода жилищных и культурно-бытовых объектов. В период его секретарства по существу и был застроен Ермак, каким он предстает сегодня, появились также хлебозавод, дом быта, музыкальная школа, молокозавод, физтехникум, энергетический техникум, больница и так далее.
В эти годы в Ермаке работал и Е.Г. Азаров – сначала главным инженером, а затем начальником строительства Ермаковской ГРЭС. Он вспоминает запомнившийся эпизод: «В 1971 году было закончено строительство первой очереди Ермаковской ГРЭС, состоявшей из четырех энергоблоков мощностью по 300 тысяч ватт каждый. Вторая очередь была такой же мощности, отличие лишь в том, что подключались котлоагрегаты четырех блоков к одной дымовой трубе высотой в 250 метров. От этой трубы зависел пуск в эксплуатацию очередных энергоблоков, ажиотаж на всех уровнях вокруг возведения высотной трубы был необычаен – подгоняли и первого секретаря. Предпринимались все меры для форсирования работ, ведущихся круглосуточно. В день труба подрастала на метр. А Малышкин заявил: «Как только закончите бетонировать, звони в любое время суток, обязательно заберемся на трубу». И вот сентябрьским ранним утром я позвонил ему:
— Закончили! Ну как, Аркадий Степанович, полезем?
Договорились на вторую половину дня. И вот вместе с Малышкиным в сопровождении прораба Ермакова мы вошли в проем внутрь трубы – круглое бетонное помещение диаметром около 25 метров. Позади нас в сумраке виднелась кабина лифта, за нею – зигзаги лестниц-стремянок. Вошли в лифт, предстояло ехать вверх минут десять. Кабина, скрипя, тронулась, через минуту ее начало раскачивать (трубчатая система направляющих была очень гибкой), потом тусклая лампочка на потолке, поморгав, погасла, сделалось абсолютно темно. Ермаков включил фонарик, все напряженно молчали. Наконец появился просвет – приехали наверх. Здесь ствол трубы в диаметре был уже не 25 метров, а только восемь. А внизу – незабываемая панорама. Иртыш со старицами, темным пойменным лесом, белостенный Павлодар со звеньями теплоцентралей и заводов, а через синь дыма ферросплавного завода – Ермак с игрушечными кварталами домов, степь, сливающаяся с горизонтом, удивительно прямая линия канала, под ногами – поселок ГРЭС, а рядом дымят две 180-метровые трубы ГРЭС. Минут 30 мы завороженно смотрели на все это... А вечером на берегу реки Белой устроили хороший ужин, посвященный этому подъему, было пять руководителей ермаковских предприятий. Малышкин раскованно пел и шутил, не раз спросил меня: «Евген, ты чувствовал, как она качалась?».
— Нет, – говорю.
— Прямо на метр влево-вправо ходила, а он, в нос ногой, не заметил...».
Отработав 13 лет в Ермаке, Малышкин вернулся в Павлодар, некоторое время заведовал отделом в обкоме партии, а затем был избран председателем областного совета профсоюзов, который и возглавлял целых 16 лет (так долго на этом посту еще никто не работал). Объединить более десятка отраслевых профессиональных союзов нелегко, наверное, только Малышкин с его трудолюбием, выдержкой, принципиальностью, с его порядочностью и умением понимать людей мог в трудное время объединить и сплотить сложный профсоюзный актив. Когда возникали проблемы, Малышкин давал высказываться всем, шум иногда стоял по целому дню, но когда из ораторов «выходил пар», Аркадий Степанович продолжал настойчиво гнуть свою линию. Много сил и времени он отдал санаторию «Муялды», большое внимание уделял возведению, тогда профсоюзной, гостиницы.
Е.Г. Азаров считает, что именно эти два периода жизни (ермаковское секретарство и павлодарское председательство в профсоюзе) общей длительностью почти в тридцать лет, как никакое другое время, были самыми главными в жизни Аркадия Степановича.
...Он неожиданно и тяжело заболел, выдержал две сложные операции, потом вроде бы пошел на поправку, однако болезнь все-таки победила и несгибаемого казака. Теперь его нет с нами, но остались его большие дела и добрая память об этом большом человеке.

По сообщению сайта Nomad.su