Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

День 28 Марта: 100 дней со дня избрания Атамбаева

Дата: 28 марта 2011 в 17:20

CA-NEWS (KG) — Прошло сто дней со дня избрания Алмазбека Атамбаева главой правительства. Подведем первые итоги работы правящей коалиции и сформированного ею кабинета, а также работу всей новой системы парламентской республики.

За сто дней правящая коалиция приняла бюджет развития с дефицитом в 9%, а также программу «Экономика и Безопасность». Программа довольно амбициозна и требует политической воли самого высоко уровня. Но, как показали 100 дней, программа страдает невыполнением и кроме того, правящей коалиции пришлось пережить политический кризис (пока острая фаза пошла на спад).

Одним словом, было не до экономики. Главной характеристикой 100 дней был процесс консолидации ресурсов в руках правящей коалиции. Объявленную борьбу с преступностью и коррупцией можно также рассматривать через призму этого процесса.

Переход ресурсов под контроль правящей коалиции и яростное сопротивление оппозиции этому процессу стали первопричиной парламентского политического кризиса. Иными словами, деньги стали главной движущей силой текущего политического процесса.

Самым показательным и скандальным примером этому процессу стал переход ресурсов под контроль партии «Республика (можно также вспомнить менее болезненное утверждение на посту мэра столицы ставленником СДПК или назначение ата-журтовцев губернаторами двух областей). В начале процесс перехода контроля шел более или менее без скандалов и сопротивления. Вспомнить, хотя бы, смену руководителей энергетических компаний.

Затем начался отъем ресурсов у партии «Ата Мекен», которая после 7 апреля успела порулить и прибрать к рукам «жирные» куски (именно это обстоятельство, скорее всего, стал причиной развала первой коалиции после неизбрания Омурбека Текебаева спикером).

Перешедшее под контроль «Республики» министерство госимущества и финполиция начали отъем сотового оператора Мегакома «в пользу государства». Если верить А.Атамбаеву, у Силича из «Мегакома» за время революции просто поменялась «крыша» — вместо Максима Бакиева им стала Генеральная прокуратура. А ее возглавляет К.Байболов, бывший член «Ата Мекен».

Как мы видим, главным инструментами у «Республики» стали министерство государственного имущества, которое в течение месяца-полтора заменило состав совета директоров на государственных предприятиях, а также Финполиция для тех, кто не хотел добровольно отдавать доходные места.

10 февраля новый Совет директоров международного аэропорта «Манас» снимает с должности племянника Эркинбека Алымбекова, не рядового депутата «Ата Мекен», Болота Абдрахманова. Также нависла угроза «Кыргызснефтегазу», которым когда-то руководил депутат от «Республики» Исхак Пирматов.

«Ата Мекену» понадобилось несколько недель, чтобы начать контрнаступление в виде создания новой коалиции и возбуждения уголовных дел Генеральной прокуратурой в отношении людей и бизнеса О.Бабанова.

Главный вопрос – насколько жизнеспособна нынешняя система власти? Во времена Акаева и Бакиева, президент и его семья становились посредниками между различными кланами и выстраивали баланс сил для стабильности системы. Со временем президент и его семья постепенно нарушали этот баланс, захватывая больше ресурсов и выталкивая отдельные кланы из системы доступа к ресурсам. Монополизация ресурсов президентом и его семьей доходила до определенной точки, а затем разрушалась из-за восстания недовольных кланов.

В новой политической системе власть распределена между премьер-министром, президентом и парламентом, чтобы избежать монополизации ресурсов. Так как большая часть ресурсов находится под контролем правящей коалиции, роль посредника пытаются выполнять лидеры правящих фракций, распределяя ресурсы между собой и далее внутри каждой фракции.

Можно сказать, что структурно новая система более стабильна, чем акаевская или бакиевская системы. Во-первых, монополизировать власть одним человеком в новой системе намного сложней. Во-вторых, при честных выборах народные избранники будут представлять широкий спектр общества, что должно собрать основные политические силы в стенах парламента, не давая политическим дебатам вылиться на улицу. В-третьих, при формировании коалиции большинства на переговорах уже закладываются компромиссы, которые придают ей определенный запас прочности и стабильности.

Однако существуют две проблемы, которые могут потенциально дестабилизировать конструкцию. Первая – это неразвитость политических партий, что влечет за собой недовольство определенных депутатов внутри партий. Именно недовольство определенных депутатов в «Ата Журте» и «Республике» разделом ресурсов (не всем достались «жирные»), было использовано «Ата Мекеном» и «Ар-Намысом» как главный инструмент для развала правящей коалиции. Во-вторых, при конфликте между президентом и премьер-министром (сейчас это отсутствует) власть может находиться в состоянии постоянной нестабильности, в череде нескончаемой политической борьбы, что в конце концов может закончиться разрушением системы.

В общем, система сдержек и противовесов работает хорошо, но в этом же кроется ее недостаток – это хорошо видно по войне компроматов. Она показывает, что государственные должности и предприятия все еще являются источником личного обогащения. Именно через эту призму надо рассматривать объявленную борьбу с преступностью и коррупцией, которые стали инструментами политической борьбы. Другой проблемой также является несистемная оппозиция. Попытки оппозиционных фракций создать новую правящую коалицию и правительство с привлечением политиков извне, говорит о том, что не все политические силы представлены в системе власти. Но вопрос представления всех влиятельных политических сил в парламенте страны – вопрос времени и эволюции системы. Можно также не сильно заострять внимание, что политическая борьба приводит к ослаблению центральной власти, чем не без успеха пользуются внешние силы.

Но самая главная слабость этой системы — это то, что при рассредоточенной власти никакие экономические реформы невозможно проводить в принципе. Нынешняя политическая система в сочетании с размытостью идеологий как внутри партий, так и в коалиции трех правящих партий, не дает проводить какую-либо цельную экономическую политику. Кыргызстан в определенной степени повторяет путь государства Филиппины, где череда народных революций установила систему власти кланов, которые разделили между собой экономику страны для личного обогащения. В итоге страна остается наименее развитой страной в регионе по темпам экономического роста. Сумеет ли наша страна избежать этот путь?

По сообщению сайта Центральноазиатская новостная служба