Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Раис Сулейманов: Всероссийское мусульманское совещание не изменило отношения к Равилю Гайнутдину: мнение

Дата: 28 марта 2011 в 20:31 Категория: Общество

Прошедшее 24 марта Всероссийское мусульманское совещание, организованное Советом муфтиев России (СМР), не оправдало тех ожиданий, на которые рассчитывали его организаторы. Как бы не хотел этого глава СМР Равиль Гайнутдин, но стать главным мусульманином России ему не удалось и, скорее всего, не удастся. Анонсируемое как «самое крупное первое собрание мусульманского духовенства России после 1917 года» Всероссийское мусульманское совещание провалилось именно потому, что не стало всероссийским.

Мы не увидели на нем ни главы Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) Талгата Таджуддина, ни главы Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаила Бердиева, ни уж тем более представителей Российской ассоциации исламского согласия (РАИС), которую Гайнутдин воспринимает сейчас как наибольшего конкурента. И хотя мусульманская умма России и раньше условно была поделена между СМР, ЦДУМ и КЦМСК, сама РАИС, как только она появилась, сразу стала больше «наступать на пятки» Гайнутдину, чем Таджуддину и Бердиеву. Кроме того, именно РАИС в декабре 2010 года призывала приостановить деятельность СМР, так как его деятельность «наносила существенный вред интересам безопасности страны».

Так или иначе, но можно констатировать, что Всероссийское мусульманское совещание в Москве не получило того резонанса, на который рассчитывали организаторы. А то, что от участия в нем отказались другие крупные мусульманские организации, объясняется двумя причинами.

Во-первых, совещание, организуемое главой СМР, означает, что он на нем хозяин, а все остальные — гости. Естественно, что такая картина не по душе ни Талгату Таджуддину, ни Исмаилу Бердиеву, ни Мухаммаду Рахимову (главе РАИСа). Поэтому своим фактически бойкотированием этого совещания лидеры остальных крупных мусульманских мероприятий дали понять Равилю Гайнутдину, что украшать своим присутствием затеянное им собрание в качестве второстепенных фигур они не собираются. И здесь крайне важна вторая причина, которая на самом деле главная.

Подлинной целью Всероссийского мусульманского совещания было желание его организаторов поднять пошатнувшийся авторитет председателя Совета муфтиев России после ряда его нелицеприятных заявлений. В частности, после декабрьских беспорядков 2010 года на Манежной площади в Москве Равиль Гайнутдин заявил, что коренное население России попросту не хочет работать: «После получения зарплаты они пропадают на 15-20 дней, и в это время станки стоят, с этими рабочими производить что-либо невозможно», — заявил муфтий в эфире татароязычного радио «Азатлык» («Свобода»), фактически обвинив русский народ в лени и пьянстве.

Также глава Совета муфтиев России обозвал «исламофобом» советника Управления внутренней политики администрации президента РФ Алексея Гришина, который является членом правления Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования, и от которого сама организация Гайнутдина получала щедрые гранты.

Такие вещи никогда не забываются и не забудутся, и чтобы не говорил впредь Равиль Гайнутдин, его высказывания в отношении коренного населения России, которое в большинстве своем составляет русский народ, никто ему не простит. Не спасло ситуацию и участие в мероприятии самого Алексея Гришина, которого, несмотря на то, что еще несколько месяцев назад Равиль Гайнутдин именовал «исламофобом», СМР пригласил.

Здесь, конечно, важно то, что сказал сам Алексей Гришин. «В 1991 году в стране было меньше 100 мечетей, сейчас их больше 7000. В какой другой стране можно увидеть семидесятикратный рост количества мечетей за 20 лет? В 1991 году не было ни одного исламского учебного заведения в России, сейчас их 95, причем семь исламских вузов, которые поддерживаются по специальной государственной программе по линии Министерства образования и науки: им оказывается методическая, материальная помощь, 31 медресе входит в эту программу», — сообщил советник Управления внутренней политики администрации президента России.

При этом он добавил, что «очень часто, особенно в последнее время, отдельные мусульманские лидеры пытаются оправдать свою бездеятельность, неспособность решать насущные проблемы уммы именно якобы имеющей место исламофобией». Понятно, что последнее замечание было направлено в адрес Равиля Гайнутдина, хоть его имя и не называлось.

Что же касается самого масштаба Всероссийского мусульманского совещания, которое организаторы попытались преподнести как продолжение традиций дореволюционных съездов мусульман, то и здесь затея Равиля Гайнутдина потерпела неудачу. Как известно, после Февральской революции прошло два мусульманских съезда: I Всероссийский мусульманский съезд (1-11 мая 1917 года) проходил в Москве, и в нем участвовало около 900 делегатов; II Всероссийский мусульманский съезд (21 июля — 2 августа 1917 года) проходил в Казани совместно с I Всероссийским мусульманским военным съездом и Всероссийским съездом духовенства, в которых вместе участвовало свыше 1000 человек.

В нынешнем Всероссийском мусульманском совещании приняло участие всего 500 человек. Это значительно меньше не только подобных мероприятий 1917 года, но даже раз в тридцать меньше того, что ежегодно собирает, к примеру, Талгат Таджуддин в Болгаре по случаю принятия ислама предками казанских татар в 922 году — и по количеству рядовых участников, и по количеству представительных лиц из числа мусульманских лидеров.

В то же самое время Совет муфтиев России сам по себе как организация собрал вокруг Равиля Гайнутдина весьма сомнительных деятелей, начиная от Нафигуллы Аширова (известного тем, что в марте 2001 года поддержал уничтожение талибами статуй Будды в Афганистане, а не так давно призывал к созданию в российских городах исламских кварталов), и кончая Мухаммадом Карачаем, зарекомендовавшего себя как создатель первых джамаатов в Карачаево-Черкессии еще в 1990-е годы (именно у него долгие годы работал Саид Бурятский, впоследствии избравший путь боевика и примкнувший к Имарату Кавказ Доку Умарова).

Все это свидетельствует о попытках Равиля Гайнутдина восстановить свой авторитет главного мусульманина России любыми способами, однако эти попытки пока не принесли желаемых результатов. Многие мусульманские лидеры, не желая компрометировать себя связью с СМР, считают нецелесообразным участвовать в мероприятиях, организуемых Гайнутдином. В итоге, Всероссийское мусульманское совещание не возымело того эффекта, на которое рассчитывали его устроители: Равиль Гайнутдин окончательно потерял свое неофициально признаваемое Московским кремлем положение первого среди остальных муфтиев России. Ни российские муфтии, ни российское государство его таковым не считает и, наверное, уже считать не будет.

Раис Сулейманов — директор Казанского центра региональных и этнорелигиозных исследований

По сообщению сайта REGNUM