Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Эксперт: нарушения прав детей в Разночиновском и других интернатах носят системный характер

Дата: 29 марта 2011 в 00:00

Причины многих произошедших в Разночиновском детском доме-интернате для детей-инвалидов печальных событий носят системный характер. Такое мнение в разговоре с корреспондентом ИА REGNUM высказала Татьяна Тульчинская, директор Благотворительного фонда помощи детям-сиротам «Здесь и сейчас». «Ключевая проблема состоит в том, что российская система призрения вообще не ставит своей целью реабилитацию, в том числе, социальную, детей с особенностями развития», — подчеркнула руководитель общественной организации.

«У ребенка, попадающего в специализированное учреждение, теоретически есть три возможных шанса изменить судьбу к лучшему, — сказала Тульчинская. — Первый — быть усыновленным. Но этот шанс мизерный, так как большинство усыновителей боится брать необычных, проблемных детей, тем более при отсутствии при опеках служб сопровождения. Да и директора многие, в условиях подушевого финансирования, детей раздают неохотно. Казалось бы парадоксально, но, невзирая даже на объявленный президентом курс на семейное устройство, при увеличении в учреждении числа усыновлений никто из его непосредственного руководства директора детского дома или интерната не похвалит, а при их отсутствии, — не поставит на вид».

Второй шанс для особого ребенка — перевод в учреждение иного типа, в идеале, для обычных детей, или хотя бы в коррекционное, но не предполагающее судебное ограничение его дееспособности, полагает директор фонда. «Теоретически законодательные механизмы для этого существуют, но, чтобы ребенка перевести, его нужно сначала «подтянуть», а, опять-таки, у руководства «инвалидного» учреждения нет никаких стимулов, да и возможностей для работы с детьми в этом направлении. Коррекционная работа, — это тяжелый труд, требующий глубоких профессиональных знаний и серьезных усилий, а в большинстве подобных учреждений даже штатного психолога нет, — отметила Тульчинская. — С другой стороны, «сверху» никто не давит, и в этой ситуации директору гораздо проще сконцентрироваться только на бытовых аспектах содержания детей. Где получше директор, там условия получше и, соответственно, наоборот. Никакие другие стороны работы с особыми детьми ни на каких уровнях просто не обсуждаются. Именно поэтому все прокурорские проверки, проводившиеся в Разночиновке, в конечном итоге, упирались в темы прачечной и пищеблока».

По словам руководителя фонда помощи детям-сиротам, «третий и последний шанс — независимое проживание. Это для выпускников, которые могут сами себя обслуживать и, по факту, являются полностью или частично дееспособными, не смотря на то, что написано в их документах. Есть примеры, к сожалению, пока немногочисленные, но, надеемся, что это пока, когда дети, сумевшие отстоять свои права на независимую жизнь, вполне в ней устраиваются».

«Да, им, скорее всего, не светит высшее образование, но так ли это важно, когда, в сущности, речь идет о выборе между тем, чтобы жить самостоятельно, работать и иметь семью, и тем, чтобы всю жизнь провести запертым в стенах психо-неврологического интерната? — высказалась собеседница ИА REGNUM. — Если бы в учреждениях для детей-инвалидов их готовили к последующему независимому проживанию, количество тех, для кого оно могло бы стать реальностью, увеличилось бы в разы, но этого не происходит т.к. действующая система призрения определяет устройство ребенка в учреждение, как конечное его устройство в жизни».

«Таким образом, мы видим, что права воспитанников Разночиновского детского дома-интерната были изначально нарушены уже самим фактом помещения их туда. Поэтому вопрос о том, совершала или не совершала его директор конкретные поступки, при всей его огромной важности, носит вторичный характер. Мы, волонтеры и благотворители, очень хотим защитить конкретных детей, и именно поэтому нами была собрана доказательная база нарушения их прав, позволившая нам подать соответствующее заявление в Следственный комитет и Генеральную прокуратуру, но не в меньшей степени мы хотим и изменить саму суть существующей в России системы призрения. Если это произойдет, тогда случившееся в Разночиновке будет просто невозможно, кто бы ни был там директором», — заявила Татьяна Тульчинская.

Напомним, скандал вокруг Разночиновского детского дома-интерната для умственно отсталых детей в Астраханской области возник после сообщений волонтеров, растиражированных в блогосфере. Руководитель организации «Право ребенка», член общественной палаты Борис Альтшулер обратился с открытым письмом к президенту России Дмитрию Медведеву, заявив, что сведения о нарушениях в этом доме-интернате игнорировались проверяющими органами с 2009 года.

В своих сообщениях блогеры писали о том, что дети в интернате спали на полу, чтобы не пачкать мебель, старшим воспитанницам принудительно делались аборты после того, как они подвергались насилию, со слепыми и глухонемыми людьми не занимались педагоги-дефектологи, что лишало их возможности общения с внешним миром.

Ряд астраханских депутатов выступил с обвинениями в адрес волонтеров, которые устроили «травлю» директора детского дома Валентины Уразалиевой, награжденной в декабре 2010 года губернатором области медалью ордена «За заслуги перед Астраханской областью».

Следственный комитет начал расследования по фактам массовых безымянных захоронений, прокуратура по итогам проверки заявила о ряде нарушений санитарно-гигиенических норм.

Позднее коллектив детского дома выступил с открытым письмом к губернатору Александру Жилкину и главе государства с жалобами на волонтеров, с которыми детдом «имел неосторожность связаться».

28 марта общественники — представители благотворительных фондов и волонтеры — передали в Следственный комитет РФ и Генеральную прокуратуру свидетельства массовых нарушений прав воспитанников Разночиновского дома-интерната.

По сообщению сайта REGNUM