Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Ждем подходящих инвесторов»

Дата: 30 марта 2011 в 07:21 Категория: Новости экономики

Данияр Темирбаев, «Личный счет», 28 марта

Кайрат Келимбетов управляет государственными активами, которые формируют более 40% ВВП Казахстана. Неудивительно, что в должности председателя правления АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Қазына» он нажил себе немало оппонентов. Но как гласит восточная мудрость, дорогу осилит идущий. О казахстанском пути решения экономических вопросов К.Келимбетов рассказал в интервью журналу «LS-Личный счет».

«ДЕНЕГ МАЛО У КОГО ЕСТЬ, НО ОНИ ЕСТЬ, НАПРИМЕР, У ГОСУДАРСТВА»
– Более двух лет прошло с момента создания Самрук-Казына. Что-то может измениться в деятельности холдинга с точки зрения новых задач? Можно ли сейчас говорить о посткризисном развитии? Ведь есть риски в глобальной экономике. С другой стороны, не решен вопрос с плохими активами казахстанских банков.
– Когда в 2008 году президент создал фонд «Самрук-Қазына», ни один суверенный фонд в мире не занимался борьбой с кризисом. Самрук-Казына стал одним из первых, кто такую историю прошел. То есть, по сути, функции антикризисной программы были выполнены Самрук-Казына.
Теперь возникает другой вопрос. Антикризисная функция, за исключением каких-то подпрограмм, в частности, достройки жилья, закончилась. У нас возникают две функции, к которым мы возвращаемся: во-первых, качественное управление активами, повышение стоимости компаний, и, во-вторых, диверсификация экономики.
По сути, фонд «Самрук-Қазына», с одной стороны, завершил формирование модели управления государственным сектором экономики, с другой стороны, родился новый механизм управления экономикой.
Сегодня экономика Казахстана будет во многом зависеть от модернизации и диверсификации. Программы капиталоемкие, денег мало у кого есть, но они есть, например, у государства. И оно может их размещать через Самрук-Казына.
Такой надежный механизм доставки денег до реального сектора сегодня построен, поэтому логика такой работы фонда «Самрук-Қазына», на мой взгляд, должна и будет продолжена. По крайней мере, это заложено в Стратегии развития Казахстана до 2020 года.

«ЕСЛИ ТАКОЙ [КОНСОЛИДИРОВАННЫЙ ГОСУДАРСТВОМ ПЕНСИОННЫЙ] ФОНД БУДЕТ, ЛЮДИ БУДУТ ГОЛОСОВАТЬ НОГАМИ»
– Самрук-Казына косвенно контролирует крупные накопительные пенсионные фонды (НПФ) Казахстана. В части управления пенсионными активами в последние годы возникают острые вопросы, связанные с доходностью, которая не покрывает инфляцию. Если инвестиционные стратегии фондов ничем сильно не отличаются, зачем они нужны? Вы не исключаете слияние некоторых НПФ? Может быть, некоторые активы стоит передать в управление Национального банка?
– Когда мы начали спорить по этому поводу, опять же, не от хорошей жизни, меня спрашивали: почему вы комментируете такие темы? Есть отдельный вопрос пенсионный реформы, ее реализации. Он обсуждался на Совете экономической политики.
Есть разные вопросы, которые в основном носят экономический характер, и правительство этим занимается. В свое время эту реформу делали со Всемирным банком. Сейчас с ними же будет продолжен этот проект, поскольку есть много разных вопросов. В том числе один из вопросов, это то, что инвестиционная доходность пенсионных фондов не покрывает накопленный уровень инфляции. Тогда к чему все эти упражнения, которые, условно говоря, можно назвать мышиной возней? Потому что 50% активов инвестируется в государственные ценные бумаги, а все остальное – это покупка бумаг предприятий второго и третьего эшелона, которые некоторые аналитики называют не очень интересными бумагами.
Опять же, я не говорю, что фонд «Самрук-Қазына» по-другому видит, что мы, например, лучше, чем сами НПФ, будем управлять. Если идти по той же схеме, понятно, очень много будет проблем с бумагами второго и третьего эшелона. Там отдельная работа по расчистке предстоит.
Как раз я говорил, что если государству эффективно этим заниматься, то можно задуматься о том, чтобы управлять этими средствами, как золотовалютными резервами (ЗВР). Сегодня один департамент Нацбанка управляет золотовалютными резервами и средствами Национального фонда РК на десятки миллиардов долларов. И надо заметить, неплохо управляет. А в НПФах у нас гораздо меньше средств.
Я предложил подумать в этом направлении. Косвенно мы владельцы НПФ «БТА Казахстан» и «Улар Умiт». Есть разные предложения. Пока какого-то конкретного обсуждения этих вопросов нет. Но если добавить ГНПФ, то в общей сложности 40% пенсионных активов уже де-факто находятся под государственным управлением. Если такой фонд будет, люди будут голосовать ногами.
– В качестве варианта не рассматривается консолидация названных вами фондов?
– Опять же: рассматривается кем? В фонде «Самрук-Қазына» мы пока теоретически предполагаем это обсуждать. На уровне Нацбанка, АФН таких обсуждений нет…

«ЧАСТЬ АКЦИЙ КОМПАНИЙ В СТРУКТУРЕ ФОНДА «САМРУК-КАЗЫНА» … НУЖНО РАЗМЕЩАТЬ ЧЕРЕЗ МЕХАНИЗМ «НАРОДНОГО IPO»
– Вы как-то сказали, что об IPO национальных компаний можно говорить не ранее 2013 года. А что касается «народных размещений» по примеру Казахтелекома в конце 2006 года, – они в ближайший год возможны?
– Возможны. Что такое IPO? Это механизм привлечения дополнительного акционерного капитала. Например, народное IPO – это привлечение денег населения и пенсионных фондов.
Но, опять же, это же экономическая категория. Вопрос: сколько денег нужно, для чего они нужны, по какой стоимости их предлагают? Это не праздные вопросы. Или по какой стоимости оценивается сама компания?
Сегодня оценка нашей компании одна, через два года будет другая. Мы это очень хорошо понимаем. Это, с одной стороны.
С другой стороны, такие компании, как KEGOC, Казахтелеком, КТЖ и КазМунайГаз в каких-то сферах зарегулированы законодательством. Если решать какой-то вопрос, то, прежде всего, решать политический вопрос. Будет дерегулирование? Какова в целом политика по тарифам будет?
На мой взгляд, как раз таки часть акций компаний в структуре фонда «Самрук-Қазына», по которым примет решение правительство, нужно размещать через механизм «народного IPO». Потому что это же «Фонд национального благосостояния», и наши граждане должны получать возможность участвовать в управлении национальными компаниями..
Но это должен быть прозрачный и эффективный механизм, чтобы не повторить тех ошибок, которые были.

«[БАНКИ] ПРОДАТЬ КАК МОЖНО БЫСТРЕЕ»
– От премьер-министра Карима Масимова вновь исходил мессидж: надо государству уходить из коммерческих банков. Если говорить о Казкоммерцбанке, от их мажоритарных акционеров уже видны сигналы, что они уже готовы к этому?
– Этот тезис мы повторяем, как мантру, буквально со дня вхождения в капитал банков. Если о сигналах, то от Халык банка видны. Они готовы, заявили, пришли. Мы ждем, что, в соответствии с соглашением, когда наступит возможная дата. Это второй квартал.
От Казкома сигнал был, что они вернули депозит в 46 млрд тенге, но прямого обращения пока нет. То есть я не хочу сказать, что мы его [сигнал] не видим или видим. Формального обращения пока не было.
– По Альянс банку и Темирбанку…
– Продать как можно быстрее.
– Но интерес к ним уже виден какой-то?
– Виден, но я не могу назвать конкретные какие-то фамилии и имена институтов, но интерес виден.
Хотел напомнить, что по всем трем банкам, завершившим реструктуризацию долгов, у нас есть условия информационного меморандума. То есть мы можем продать без угрозы досрочного предъявления долга только определенным категориям банков. Они указаны во всех трех меморандумах. Поэтому ждем подходящих инвесторов.
– Альянс и Темир могут быть консолидированы?
– Нет комментариев. Вопрос целесообразности.
– Часто от российских аналитиков приходится слышать: «В России есть государственные коммерческие банки. Почему бы не создать один такой в Казахстане?» Как вы относитесь к такой идее?
– Сама философия развития банковского сектора основана на том, что все банки должны быть частными. И было доказано неоднократно, что все государственные банки рано или поздно оказываются неэффективными. И это иллюзия, что государство может конкурировать по эффективности с частным капиталом. Хотя и банки сами показали, что есть не только government failures, есть и market failures, когда собственники не являются эффективными.
Поэтому наш подход такой: как можно быстрее продать, в том числе и БТА, если возможно, то Сбербанку, потому что никто пока не предлагает.
Мы сразу заявили, что это перспектива трех-пяти лет. Почему? Во-первых, это сами процедуры сделок. Во-вторых, мы считаем, что именно в этом горизонте времени цена на банки будет сопоставима с теми инвестициями, которые были сделаны.
Но до этого времени надо банкам не упустить те ниши, которые они занимают на рынке.

«У НАС БУДЕТ КАЗАХСТАНСКИЙ ВАРИАНТ [СПИСАНИЯ ДОЛГОВ БАНКОВ]»
– Применительно к Японии экономисты часто употребляют термин «потерянное десятилетие». Нас это не ждет? Складывается такое ощущение, что проблема плохих долгов банков кардинально не решается.
– Здесь же две крайности есть: японский «зомби вариант», есть американский, когда сразу «под нож». У нас будет казахстанский вариант – по середине.
– Что он собой представляет?
– Мы работаем сейчас с Нацбанком над концепцией нового этапа «Фонда стрессовых активов» (ФСА). Она заключается, с одной стороны: в секторе недвижимости для системообразующих банков мы могли бы пойти на какие-то поэтапные списания. Соответственно, это очень деликатный вопрос, как нам с регулятором отрабатывать. Это будет касаться многих банков.
А с другой стороны, в сфере, не касающейся недвижимости, а каких-то индустриальных проектов, мы готовы рассматривать возможность покупки с дисконтом. Для этого ФСА может выпускать облигации, которые, например, покупались бы Нацбанком, пенсионными фондами и банками.
Но вопрос, кто будет на себя брать убытки, если они через три-четыре года сформируются? Во всем мире это государственные органы. Самрук-Казына – в этом смысле хозяйствующий субъект. Почему его надо вгонять в долги на ровном месте, мне не очень понятно.
Над моделью мы работаем, и, по-моему, такое понимание между нами, Нацбанком и банками сейчас формируется. Я думаю, что в первом-втором квартале сформируем концепцию, договоримся. Желательно нам, честно говоря, определиться, чтобы в ближайшие три-пять лет сдвинуть эту проблему с места.

P. S.
– В свое время в Казахстане была комиссия по ценным бумагам. В мире существуют отдельные регуляторы фондового рынка. В Казахстане есть такая целесообразность?
– Я за модель консолидации регуляторов – все вместе: Нацбанк, АФН, РФЦА. Но это только мое личное мнение
– Будет ли государство увеличивать свою долю в горнодобывающих активах?
– У меня нет никаких данных и информации по этому поводу.
– Вы не владеете информацией о таких планах?
– Я, как сказать, не владею информацией? Я не обладаю такими планами.

По сообщению сайта Nomad.su