Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Мы считаем трудовой спор завершенным»

Дата: 30 марта 2011 в 07:21

Татьяна Костина, «Огни Мангистау», 29 марта

На днях в Актау побывал руководитель национальной компании «КазМунайГаз» Кайргельды Кабылдин. Он встречался с трудовыми коллективами нефтегазовых компаний, входящих в состав НК «КазМунайГаз». Подводили итоги года – надо сказать, весьма успешного. Среди выступавших был и первый вице-президент АО «Каражанбасмунай» Каирбек Елеусинов. Прозвучавшие в его докладе сведения мы посчитали интересными и попросили г-на Елеусинова дать нам интервью. Он любезно согласился и ответил на все вопросы, включая самые острые.
– Каирбек Сагинбаевич, с какими результатами АО «Каражанбасмунай» завершило 2010 год?
– В целом компания справилась с плановыми задачами. Было добыто 1941 тыс. тонн нефти при плане 1925 тыс. тонн. Действующий фонд нефтяных и нагнетательных скважин по состоянию на 1 января 2011 года составил 1855 и 607 соответственно. Введено в эксплуатацию 218 скважин при плане 200. Добыча нефти за счет ввода новых 218 скважин в 2010 году составила
152 346 тонн. Для поддержания пластового давления в 2010 году закачано в пласты горячей воды 6,3 млн. кубометров, пара – 3,3 млн. тонн. В 2011 году предполагается добыть 1980 тыс. тонн нефти. Для выполнения запланированного уровня добычи производственной программой 2011 года предусмотрено:
бурение новых скважин – 164 с дополнительной добычей 129 тыс. тонн;
организация закачки воды в пласт в объеме 8 млн. кубометров;
организация закачки пара в пласт в объеме 3,884 млн. тонн.
Как вам известно, месторождение Каражанбас весьма непростое, во многом уникальное. Это самое крупное на территории СНГ неглубоко залегающее месторождение высоковязкой нефти. Такую нефть – тяжелую, высоковязкую – трудно добывать и транспортировать. Поэтому себестоимость добычи такой нефти выше, чем на месторождениях, где добываются более легкие сорта нефти. На месторождении Каражанбас мы применяем термические методы увеличения нефтеотдачи пластов. В частности, применяется паротепловое воздействие на пласт и паротепловая обработка скважин. В 2010 году была переведена дополнительно 51 скважина на стационарную закачку пара.
В связи с этим мы несем значительные затраты, причем не только эксплуатационные, но и капитальные. Так, в 2010 году мы внедрили пять дополнительных стационарных парогенераторных установок производительностью 18 тонн в час каждая. Это позволило нам создать условия для увеличения объема добычи нефти в 2011 году.
Среди значимых для компании событий прошлого года хотелось бы также отметить завершение проекта системы охлаждения газа, который решил проблему перегрева попутно добываемого газа и обеспечил бесперебойную работу объектов системы сбора и транспортировки газа.
– От дел производственных давайте перейдем к вопросам социальным. Как решаются в компании вопросы оплаты труда?
– Что касается оплаты труда, прежде всего, позвольте высказать некоторые комментарии по поводу повышения заработных плат. Что такое заработная плата? Это та сумма, которая должна соответствовать вкладу работника в производственный процесс, учитывая его квалификацию, опыт работы, затрачиваемые усилия и прочее. По идее, повышение заработной платы должно стимулировать рабочих к тому, чтобы они улучшали свои производственные показатели. На деле все обстоит иначе.
Повышение заработной платы в КБМ производится практически ежегодно (за исключением всем известного кризисного года, когда мы не увеличивали заработную плату, но при этом смогли создать дополнительно более 100 рабочих мест). Начиная с 2007 года, у рабочих зарплата, если брать за основу уровень 2007 года, увеличилась на 75, а по некоторым категориям на 90 процентов, то есть почти вдвое. Одновременно численность работающих увеличилась на четверть. А производительность труда при этом упала на 20 процентов! При этом показатели добычи нефти в 2010 году по сравнению с 2007 годом не только не увеличились, а даже немного уменьшились (правда, динамика роста все равно есть – мы сейчас ликвидируем резкое падение добычи в 2008 году).
С экономической точки зрения компания с такими показателями не должна повышать зарплату, иначе она может стать убыточной. Тем более, такое предприятие, как «Каражанбасмунай», в котором применяются вышеописанные технологии закачки пара, воды и полимера, что сопряжено с высокими финансовыми затратами и ведет к высокой себестоимости добываемой нефти.
Тем не менее, мы понимаем, что надо учитывать такие факторы, как рост цен, хотя законодательство не предусматривает обязательную индексацию заработной платы.
Ежегодное повышение зарплаты в АО «Каражанбасмунай» производится с учетом уровня инфляции. Так, в 2010 году зарплата рабочих была повышена в среднем на 9-9,5 процента, в то время как официальный уровень инфляции составил 7,8 процента. В январе 2011 года зарплата всех работающих в компании была проиндексирована еще на 10 процентов.
В компании также действует эффективная система премирования с выплатой всем работникам ежеквартальных премий, а также разовых премий к отдельным значимым датам, например, премия к Наурызу составила 40 МРП.
Если, начиная с 2007 года, компания выплачивала дивиденды в размере не более 500 тенге на одну акцию, то в 2010 году компания выплатила по 15 тыс. тенге на одну акцию, включая привилегированные. При этом большинство владельцев привилегированных акций – это бывшие и нынешние работники АО «Каражанбасмунай».
– Если все так, почему же рабочие недовольны, выдвигают требования по повышению зарплаты?
– Мне понятно, что работники хотят повысить уровень жизни. Но все это нужно рассматривать через призму законности, надо различать разумные предложения и необоснованные требования, разрешать споры цивилизованно, в рамках правового поля.
В октябре прошлого года на встрече, состоявшейся на месторождении Каражанбас, по требованию работников АО «Каражанбасмунай», ТОО «Тулпар Мунай Сервис» и ТОО «Argymak Trans Service» представителям руководства данных компаний были заданы вопросы. В связи с чем в ноябре 2010 год была создана примирительная комиссия, которая должна была рассмотреть эти вопросы.
Для работы комиссии помимо представителей работодателей и профсоюза приглашены независимые посредники: первый заместитель акима Мангистауской области А. Айткулов, главный государственный инспектор труда области Ж. Коспаев и председатель профсоюзного комитета ТОО «Жондеу» И. Шангереев. Эта комиссия внимательно выслушала все стороны, изучила применяемое законодательство, различные аргументы и приняла решения.
Были разрешены вопросы охраны и социально-бытовых условий труда, аттестации рабочих мест, учета и оплаты специальных и внутрисменных перерывов, а также индексации заработной платы работников на 10 процентов (при официальном уровне инфляции 7 процентов) и вопросы приведения коллективного договора в соответствие со ст. 284 ТК РК.
Были также рассмотрены вопросы внедрения в систему оплаты труда коэффициентов 1,7 и 1,8.
– А можно на них остановиться подробнее?
– Можно. Было требование повысить заработную плату с применением так называемого территориального (районного) коэффициента 1,7. Прежде всего, надо сказать, что законодательством выплата такого коэффициента не предусмотрена. Несмотря на это, на заседаниях примирительной комиссии было подтверждено, что этот коэффициент уже присутствует в заработной плате каражанбасцев. С 1997 года территориальный коэффициент 1,7 включен в заработную плату. И мы как представители работодателя доказали это, представив соответствующие документы, в частности, приказ № 563 от 21 ноября 1997 года и расшифровки заработных плат работников, которые трудятся в этом коллективе с 1997 года по настоящее время.
Теперь по отраслевому коэффициенту 1,8. Здесь имело место некоторое заблуждение представителей работников, потому что отраслевой коэффициент установлен законодательством не для повышения текущих заработных плат, а для определения минимального стандарта оплаты труда (МСОТ) в каждой отдельной отрасли. При этом МСОТ – это уровень минимальной зарплаты только тех работников, которые заняты во вредных или опасных условиях труда. Вам наверняка известно, что в стране действует понятие «минимальная заработная плата» (в 2010 году она составляла 14 952 тенге). Для того чтобы определить МСОТ для каждой отрасли, вводится отраслевой коэффициент. То есть мы 14 952 тенге должны умножить на 1,8 и тогда получим ту минимальную зарплату, которая гарантирована государством работникам нефтедобывающей отрасли с вредными условиями труда – это 26 914 тенге.
Так вот, в АО «Каражанбасмунай» тариф первого разряда (минимальная зарплата в компании) в 2010 году составлял 63 671 тенге, что более чем вдвое превышает МСОТ. И это только для работников с нормальными условиями труда. Для работников, занятых во вредных условиях, установлена доплата в размере 5 процентов от тарифной ставки.
Например, средний оклад оператора добычи нефти 5 разряда в 2011 году составляет 158 тыс. тенге, а с учетом ежеквартальной премии, ночных и сверхурочных выплат средняя зарплата достигнет 245 тысяч тенге в месяц.
В подтверждение своей позиции представители работодателей представили членам примирительной комиссии разъяснения по данным вопросам государственных органов – Генеральной прокуратуры РК, Министерства труда и социальной защиты РК. Заслушав позицию работодателя, разъяснения уполномоченных государственных органов, комиссия признала достаточными представленные разъяснения и рекомендовала им завершить трудовой спор.
– Говорят, что уже на этом этапе начались внутрипрофсоюзные разногласия – между председателем профсоюза Е.А. Косархановым и юристом профсоюза Г.Н. Соколовой. Господин Косарханов даже выступил со статьей, в которой фактически признал, что Соколова манипулировала им и другими членами профсоюза, пользуясь их недостаточной юридической подготовленностью.
– Я читал эту статью, но не буду комментировать – это внутренний вопрос профсоюза…
– Хорошо. Но на этом история не заканчивается?
– Да, доводы представителей работодателей, равно как и доводы независимых посредников, представители работников не приняли, при этом никак не аргументировав свою позицию, а только высказав неопределенные сомнения. Тем не менее, работодатель согласился с предложением представителей работников передать трудовой спор, касающийся требований о повышении заработной платы, на рассмотрение трудового арбитража. Соглашение о создании трудового арбитража было подписано 14 января 2011 года. Данным соглашением были определены члены трудового арбитража, в который по предложению работников были включены президент ОО «Свободный профсоюз Казахстана» С.Л. Белкин и президент отраслевого профсоюза работников угольно-рудной и металлургической промышленности «Достойный труд» В.В. Чайка.
Руководство АО «Каражанбасмунай» уверено в том, что в своей деятельности соблюдает требования трудового законодательства, и мы надеялись, что проведение трудового арбитража поставит точку в этом затянувшемся споре.
Однако в день проведения заседания трудового арбитража (21 января 2011 года) представители работников выдвинули новые требования – ввести в состав трудового арбитража двух новых членов, включая юриста профкома. Мы посчитали эти требования не только противоречащими ранее заключенному соглашению о создании трудового арбитража и его составе, но и как действия, направленные на срыв заседания арбитража, которое могло состояться в тот день. Потому что все предусмотренные законодательством процедуры были соблюдены, кворум для заседания имелся.
Кроме того, ввести юриста профкома в качестве члена арбитража было невозможно, поскольку юрист профсоюза представляет интересы работников и является заинтересованным лицом. По этим причинам мы предложили провести заседание арбитража в соответствии с указанным соглашением. Но представители работников отказались от нашего предложения и удалились, из-за чего заседание было сорвано.
Впоследствии на обращение членов трудового арбитража получено разъяснение органов прокуратуры о том, что создание нового трудового арбитража и рассмотрение спора трудовым арбитражем по истечении установленных законодательством сроков противоречит законодательству РК.
23 февраля 2011 года протоколом профсоюза было принято решение о прекращении работы трудового арбитража.
– Почему же этот вопрос поднимается вновь?
– Просто некоторые лица, не сумев аргументировать свою точку зрения и обосновать ее на заседании примирительной комиссии, теперь пытаются этот вопрос политизировать, чтобы организовать на нас давление извне, возможно, с целью решить какие-то личные вопросы. При этом, судя по выступлениям председателя профсоюза в прессе, все эти заявления и открытые письма якобы от имени трудового коллектива для него самого стали полной неожиданностью.
Руководство АО «Каражанбасмунай» считает трудовой спор завершенным. Если будет необходимо, мы готовы и дальше разъяснять свою точку зрения, так как убеждены в своей правоте.
В заключение хотел бы подчеркнуть, что АО «Каражанбасмунай» готово выплачивать справедливую заработную плату, улучшать систему оплаты труда, решать совместно социальные вопросы, возникающие у представителей трудового коллектива, но исключительно в рамках законодательства Республики Казахстан.

По сообщению сайта Nomad.su