Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Алкогольные войны: вчера, сегодня, завтра

Дата: 30 марта 2011 в 14:53 Категория: Происшествия

Несколько лет назад ходила в народе шутка: «Новосибирск — уникальный город! В нем сумел обанкротиться производитель алкоголя!». Парадокс, скажете вы — как мог регион потерять сразу два гиганта отрасли — заводы «ВИНАП» и «КАОЛВИ»? Однако абсурдной ситуация может показаться только на поверхностный взгляд

Вчера. История проблемы
В рынке водки всегда, как в кривом зеркале, отражались общечеловеческие ценности и пороки, потребности и модные тенденции, денежные, политические отношения и даже методы руководства в стране.
Во времена перестройки в борьбе с алкоголизацией закрывали круп-нейшие предприятия алкогольной отрасли. После чего водочный бизнес ушел в тень. На фоне увеличения потребления контрафактного алкоголя государство не досчиталось в бюджете 33 миллиардов рублей. Современная веха ознаменовалась характерной тенденцией к назначению органами власти «своих людей» на местах и лоббированию интересов бизнес-структур в верхах государственной вертикали.
Для того чтобы представить положение отрасли образца начала 2000-х, приведу один случай, рассказанный сотрудником действующего кузбасского ЛВЗ. В 2001 году на заводе, находящемся на грани разорения, наметились большие перемены: менялся хозяин, сотрудники ждали своей участи. На складах обнаружились нереализованные партии этикета в баснословном количестве для ЛВЗ, в стенах которого уже давно ничего не разливалось, а именно 182 млн штук на сумму около 10 млн рублей. Сегодня сотрудник любой алкогольной компании скажет, что такое количест-во бутылок среднее предприятие способно реализовать за 5—6 лет непрерывной и успешной деятельности. Вопросами, для каких целей необходимо было приобретать такое количество бутылочных этикеток, замораживая финансовые активы, в то время, когда обороты продукции начали стремиться к нулю, из старого руководства, видимо, никто не задавался!

«Передел по-новосибирски», или Как «лося» делили
Об уникальности продукции «КАОЛВИ» до сих пор вспоминают старожилы алкогольной отрасли. Руководству новосибирского предприятия удалось создать узнаваемый бренд: фирменное изображение лося в торговых марках стало гарантом качества.
О «золотых годах» завода, о причинах банкротства и о том, почему не удалось сохранить бюджетообразующее предприятие, «ЧС» рассказал бывший генеральный директор ОАО «КАОЛВИ» Александр Нестеренко.
— Александр Георгиевич, каковы были причины начавшихся в 1998 году структурных преобразований на предприятии, результатом которых стало смещение вас с должности?
— Первопричинами стали… уникальность и качество ассортимента. У нас были собственные технологии, водка «Купец», «Сенаторская», «Дипломат России» являлась лидером продаж. По качеству и объемам оборота продукции с нами мог конкурировать только ОАО «ВИНАП». С 1995 года мы отправляли по 15—20 вагонов продукции в месяц в Омскую, Томскую области, наращивали обороты в Алтайском крае. В состав «КАОЛВИ» вошли хлебопекарня, животноводческая ферма, пасека, Куйбышевский пищекомбинат, обеспечивавшие рабочие места 400 сотрудникам и принося в бюджет миллиарды рублей. Именно успешность, расширение хозяйственной деятельности и социально ориентированная политика привлекли внимание отдельных заинтересованных лиц, и меня как неугодного человека решили убрать.
— Получается, не только вы пострадали от захвата контроля над «КАОЛВИ», но и сотрудники завода стали жертвами передела собственности?
— Именно так. Обидно и больно осознавать, что огромное предприятие со столетней историей было разрушено до основания при «молчаливом благословении» начальника ГУВД Соинова, прокурора Токарева. Все были в курсе, но ничего не сделали для того, чтобы сохранить круп-нейшее алкогольное предприятие региона. Когда была осуществлена первая попытка захвата, в начале 2000-х годов, я лично общался с тогдашним губернатором, объяснял ему необходимость сохранения завода. Однако местные власти молчали.
На тот момент 27 процентов акций «КАОЛВИ» было сосредоточено в руках собственников-миноритариев во главе с Виталием Ханом, на 51 процент предприятие принадлежало государству, оставшаяся доля — другим акционерам, в том числе Александру Нестеренко.
На фоне непрекращающихся проверок и обвинений в нерациональном использовании средств на заводе происходит смена руководства: бывшего генерального директора вынуждают покинуть свой пост и продать свой пакет акций. Бразды правления пошли по рукам многочисленных директоров, и закончилась эта производственная анархия, а вместе с ней и «золотой век» алкогольного гиганта, в 2007 году: на заводе была введена процедура внешнего управления и банкротства.
Как выразил свое компетентное мнение Александр Нестеренко: «Стоит проанализировать результаты тех лет. До 2000 года в Новосибирской области существовала здоровая и честная конкуренция между ОАО «ВИНАП» и ОАО «КАОЛВИ». В Омской области действовали «Омсквинпром» и «Омский винодельческий завод», а в Томской — «Завод пищевых продуктов «Томский».
Что мы имеем сегодня? В Омской области помимо указанных двух построили еще спиртовой завод. В Томской области действуют два предприятия — «ЗПП «Томский» и «Томь-Экстра». Что же с новосибирскими заводами? Некогда крупнейшие предприятия — сегодня банкроты, расположившиеся на огромных заброшенных территориях. Несколько мелких производителей неспособны конкурировать ни на федеральном, ни на региональном рынке».
А в супермаркетах ведущих сетей наблюдается засилье омской и томской продукции. Процветает сегодня и «Зеленая марка» производства Сибирского ликеро-водочного завода, принадлежащего Группе компаний «Русский Алкоголь».
По мнению бывшего руководителя «КАОЛВИ», стараниями отдельных лиц регион лишился целой отрасли, и сегодня мы завозим водку, в то время как еще 15 лет назад Новоси-бирск являлся главным отгрузочным пунктом качественного и популярного продукта.
И если причиной банкротства «ВИНАПа» принято считать распри внутри «акционерного княжества», то в истории с разорением
«КАОЛВИ» вопросов оказалось куда больше.

Вопросы, вопросы, вопросы
Каждый ответ, как «древнегреческая гидра», порождает еще большее количество новых. Судите сами, один из лидеров алкогольной отрасли региона, хотя и был обезглавлен смещением патриота предприятия А. Г. Нестеренко, все же продолжал производить и отгружать водочный ассортимент. Однако в любую историю с трагическим концом всегда вплетается переломный момент. Возможно, для алкогиганта таким моментом стал март 2001 года, когда было принято решение о передаче контрольного пакета акций «Росспиртпрому» взамен на инвестиции в развитие предприятия.
Госкомпания приобретает 51 процент акций, и с этого момента «КАОЛВИ» постепенно начинает терять свои позиции. Трудно представить мощный алкогольный завод с налаженными производственными процессами и каналами сбыта, являющийся «золотой жилой» для бюд-жета, который в течение короткого времени погружается в пучину долгов, кредитов, налоговых обязательств. Тут и возникает вопрос: не было ли это выгодно самому крупному из собственников — «Росспиртпрому»?
Начиная с 2005 года в СМИ прокатилась волна статей и репортажей по поводу массовой кампании «Росспиртпрома» по преднамеренным банкротствам своих «дочек». В этот «скорбный список» попали: пензенский «Пензспиртпром», ульяновский «Симбирскспиртпром», ОАО «Минал», Канский ликеро-водочный завод в Красноярске, Шадринский ЛВЗ, пять спиртовых заводов, входящих в челябинский «Казак Уральский» — всего порядка тридцати заводов. Все банкротства происходят по одному стандартному сценарию: избирается новый генеральный директор, а далее под управлением нового ставленника предприятия технично банкротят. Наивно верить в банальный непрофессионализм топ-менеджеров — не те времена, знаете ли!
В алкогольной отрасли принято работать на условиях отсрочки платежа, а это является отличным прикрытием для руководства компаний, которое отправляет неучтенную продукцию, выручка же от продажи обратно не возвращается. Когда приходит время оплачивать долги за акцизные марки — платить оказывается нечем. Бывший генеральный директор «Росспиртпрома» Сергей Зивенко в интервью того времени часто сетовал на ненадежность розничных магазинов и дистрибьюторов, с которыми приходится сотрудничать, однако категорически не хотел признавать отгрузки в адрес фирм-однодневок (тех самых магазинов и дистрибьюторов) преднамеренным выводом активов.
Проводя параллели между банкротствами, похоже, в случае с «КАОЛВИ» сработала стандартная схема. Завод признают неплатежеспособным, сотни миллионов руб-лей в виде отгруженной, но неоплаченной продукции, а также банковских кредитов, выплаты по которым признаются невозможными ввиду банкротства, — заморожены. Кстати, благодаря тому, что руководству «Росспиртпрома» за годы «эпопеи с банкротствами» удалось «обрасти» 5-миллиардным (в долларах США!) кредитом, ведущий государственный банк ВТБ выкупил этот долг взамен на доли в 11 предприятиях.
А следом в местных СМИ появляются вдохновляющие заголовки: «КАОЛВИ» спасают», «На новоси-бирском заводе будут разливать «Шуйскую водку», намекая на то, что на ЛВЗ, некогда не сумевшем расплатиться по своим долгам, вновь зарождается «жизнь».
Начинают возникать мелкие производства, расположившиеся на мощностях обанкротившихся заводов. Народ ликует: «Росспиртпром» реанимирует отрасль! Значит, не забыли про людей, будут теперь новые рабочие места, восстановление престижа предприятий в регионе. Однако людским надеждам не суждено было сбыться, поскольку «тщетные попытки» со стороны госкомпании запустить производство на заводах представляли собой погоню за очередной (и возможно, последней в истории алкогигантов) выгодой!
Впрочем, свято место пусто не бывает! Вскоре после окончательного банкротства крупнейших заводов в Новосибирской области начинает функционировать ЗАО «Сибирский ликеро-водочный завод», входящее в состав московского холдинга «Русский Алкоголь» и появившееся на «расчищенной» территории в 2008 году.
Трудно сегодня переоценить те убытки, которые понес регион в результате недополученных бюджетом налоговых отчислений в период развала алкогольной отрасли. Ведь прояви тогда администрация области большую настойчивость в сохранении контроля над заводом
«КАОЛВИ», регион и по сей день имел бы здоровую конкуренцию в алкогольной сфере, а рынок труда не пострадал в результате массового сокращения высококлассных специалистов.
Иначе странная выходит ситуация: не поддерживаем в регионе мест-ного производителя со столетней историей, занимаем «наблюдательную позицию», пока завод разбирают по частям, а затем, чтобы заполнить образовавшуюся пустоту на месте двух ведущих алкогольных предприятий и дыру в местном бюджете, строим новый!
Почему в соседнем регионе — Кузбассе — губернатор оказывает поддержку местному производителю, ограничивая проникновение некачественной водки компаний, не состоящих в Кузбасском алкогольном союзе «Гарантия качества», уберегая рынок Кузбасса не только от контрафакта, но и от недобросовестных конкурентов из других областей. Когда же и в нашем регионе возьмутся за решение проблем «по-хозяйски»? Кто встанет на защиту градообразующих предприятий? Кому бороть-ся за рабочие места? И до каких пор мы будем молчаливо наблюдать, как некогда славные заводы превращают в свалки для мусора, а прилегающие к ним территории — в места выгула собак? Кто способен положить этому конец? Риторические вопросы.
(«Честное слово» продолжит исследовать проблемы алкогольной отрасли в одном из следующих номеров).

По сообщению сайта Информационный портал «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»