Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Стратегия диалога. Экологи считают, что все АЭС в России можно остановить

Дата: 30 марта 2011 в 18:40 Категория: Здоровье

Ситуация на АЭС в Японии вновь привлекла внимание общества к работе атомных электростанций.

 О настоящем и будущем атомной энергии журналист «Аиф на Мурмане» побеседовал с председателем правления экологической организации «Беллона» Александром Никитиным.

На практике не всё хорошо

— Александр Викторович, тема безопасности на атомных станциях для Мурманской области актуальна в связи с наличием на её территории Кольской АЭС. Не секрет, что срок эксплуатации её 3-го реактора истекает…

— А 4-й энергоблок руководство станции предлагает эксплуатировать на повышенной мощности. В плане эксперимента. 12 апреля на этот счёт будут общественные слушания. Я отрицательно отношусь ко всяким экспериментам на атомных объектах. В теории, да, всё может быть замечательно. Но на практике, увы, не всегда бывает хорошо. В Чернобыле тоже всё начиналось с эксперимента, а чем закончилось — мы знаем.

— Говорят, что альтернативы атомной энергии нет. Будь то атомные электростанции или же атомные ледоколы…

— Всё это от лукавого. Вот у Канады и США нет атомных ледоколов. Что, они не способны их построить?.. Если бы мы занимались серьёзно такими вопросами, как энергоэффективность и энергосбережение, то все АЭС можно было бы просто остановить. Потому как нам бы энергии хватило.

— В своё время «Беллона» много внимания уделяла проблеме выведенных из эксплуатации атомных подлодок на Кольском полуострове…

— Когда мы в середине 90-х начинали поднимать этот вопрос, здесь стояло на привязи около 50 лодок, которые требовали утилизации, у которых внутри было ядерное топливо. Была куча проблем в Гремихе, не было губы Сайды, не было хранилища ядерных объектов, не было комплекса для разделки АПЛ… Сейчас с лодками почти всё решено, осталось утилизировать всего несколько штук.

— А как же Губа Андреева с её хранилищами отработанного топлива?

— Это наша работа, которую мы начинали в 1995 году, и её надо довести до логического конца. Сейчас проект по выгрузке топлива из хранилищ в Губе Андреева финансирует Норвегия. И с помощью своих норвежских коллег будем требовать от правительства этой страны, чтоб она не выходила из проекта, пока он не закончится, то есть пока всё топливо не будет оттуда вывезено. И тогда можно будет сказать, что основные источники радиационной и ядерной опасности в Мурманской области убраны.

— Какие ещё объекты вы считаете важными?

— Это затонувшая на входе в Кольский залив лодка «К-159». Её надо поднять, поскольку там реактор с топливом внутри. Но пока нет проекта по её подъёму. Если будет разработан проект по подъёму всех реакторных отсеков, затопленных в советское время, тогда, может, дойдут руки и до «К-159».

— А как вы относитесь к транзиту через Мурманск радиоактивных отходов с Запада?

— Если какая-то страна хочет получать атомную энергию, то и всеми неприятностями, всеми хвостами, которые при этом получаются в виде радиоактивных отходов, отработанного топлива и т.д., она должна заниматься сама. А не отдавать другой стране.

  — Александр Викторович, какими ещё экологическими вопросами вы занимаетесь?

— Вопросами возобновляемой энергии, нефти и газа, климата и всего, что связано с процессами глобального изменения климата. А также защита экологических прав людей и всё, что касается экологического законодательства. 

— В Мурманске вы презентовали новые доклады — «Плавучие атомные станции» и «Об экономике российской ядерной электроэнергетики». А что в ближайших планах?

— Начинаем подготовку доклада, что касается обращений с ядерными материалами, начиная от добываемого урана и заканчивая отработанным топливом, которое вынимается из реакторов, плутонием, различными проектами, связанными с новым топливом. Сложная тема, поскольку мы хотим посмотреть общее отношение к этой проблеме не только в России, но и в других развитых странах. 

— Расскажите, пожалуйста, о вашем взаимодействии с Росатомом.

— У нас стратегия диалога. Мы участники различных общественных советов. И хотя понимаем, что они часто создаются для галочки, но мы пытаемся свои идеи через эти советы привносить. 

— То есть вас слушают?

— Слушают. Есть база «Лепсе». В своё время мы инициировали процесс по её утилизации. И сейчас эту базу готовят для транспортировки на завод «Нерпа», потом начнётся важная операция по выгрузке отработанного топлива из хранилища. И дебаты идут, скажем так, по поводу того, как надо это делать. Так вот, наши специалисты сказали: вот, надо сделать так — и с нами согласились. 

По сообщению сайта Аргументы и Факты