Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Дай, друг, на счастье... в лапу мне

Дата: 30 марта 2011 в 19:31

Коррупция коварна, без постоянного противодействия она растёт и мимикрирует. Щупальца этому спруту отрубают почти ежедневно, но до головы добраться не удаётся. Наш корреспондент выяснял, как борются с коррупцией в Самарской губернии

В отделе по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции областной прокуратуры считают, что ужесточение наказания — не панацея, а более строгие санкции могут лишь увеличить размер взяток. Потому инициатива Дмитрия МЕДВЕДЕВА о введении штрафов, кратных сумме мзды, показалась сотрудникам отдела перспективной. Надзорная деятельность здесь ведётся по двум основным направлениям — уголовное преследование, а также выявление и устранение причин и условий, порождающих коррупцию. — Основную массу осужденных за взяточничество составляют работники низовых и средних уровней органов исполнительной власти и местного самоуправления, врачи, учителя, — рассказала руководитель отдела Динара КАЮМОВА. — Это связано и с высокой латентностью должностных преступлений, и с продуманностью действий чиновников, и с нежеланием граждан, подвергшихся вымогательству взяток, сотрудничать с органами внутренних дел. Причина — отсутствие правового механизма защиты прав потерпевших от преступлений данной категории. Конечно, выявление фактов получения и дачи мелких взяток не отражает реального состояния дел. Чиновники высокого ранга, руководство правоохранительных структур, а уж тем более судьи — редкие «гости» на допросах следователей, однако есть и такие примеры. В прошлом году в колонию общего режима отправился глава администрации сельского поселения Балыкла Камышлинского района Р. Шарафутдинов. Он получил взятку в 30 тысяч рублей за незаконное предоставление земли. В когорту коррупционеров попал и мировой судья судебного участка №18 Автозаводского района Тольятти Ю. Коротовских. Его признали виновным в вынесении заведомо неправосудного решения из личной заинтересованности.

Самая крупная сумма взятки, выявленная в 2010 году в Самарской губернии, составила 400 тысяч рублей. На ней попался бывший уже директор муниципального учреждения «Управление строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Кинельского района» С. Бабошин. 26 марта прошлого года областной суд приговорил его к 6 годам лишения свободы за вымогательство и получение указанной суммы с генерального директора ЗАО «Регион центр». Тот отдал деньги, чтобы ему подписали финансовые документы об исполнении муниципального контракта по капитальному ремонту поликлиники в селе Георгиевка. А на самой смехотворной по величине мзде «погорели» теперь уже бывшие сотрудники ЛОВД аэропорта Курумоч А. Андреенко, П. Данилов, Д. Кузоваткин и С. Узенков. Они вымогали по 100 рублей с пассажиров, вылетающих в республики Средней Азии и Кавказа. Как считают в прокуратуре, это никак не умаляет общественную опасность совершённого ими преступления. 7 июня прошлого года облсуд «выдал» им по полной программе: признал виновными в вымогательстве и получении взяток группой лиц и приговорил к реальным срокам заключения. Надзор за сферой закупок для государственных и муниципальных нужд позволил предотвратить заключение незаконного муниципального контракта стоимостью более 280 миллионов рублей. Его пыталось получить самарское МП «Спецкомбинат ритуальных услуг», чтобы вести проектные и строительно-монтажные работы по крематорию в областном центре.

Однако коррупция — это не только «дал-взял». У армии чиновников и госслужащих имеется возможность искусно лавировать среди пробелов российского законодательства и толковать различные правовые документы в свою пользу. Чтобы приструнить «слуг народа», по инициативе областного надзорного ведомства в законе Самарской области «О противодействии коррупции» появилось важное положение. Согласно ему, органы государственной власти региона должны направлять в прокуратуру все нормативные правовые акты для проведения антикоррупционной экспертизы. В ходе такой процедуры нередко всплывают коррупциогенные факторы. Если прокуратура обнаруживает в каком-то министерском нормативном документе подозрительную норму, то выдвигает требование изменить документ, и министерству приходится признавать эту норму утратившей силу. Постоянный мониторинг муниципального законодательства тоже даёт плоды. В различных постановлениях, порядках и положениях, которые штампуют в органах местного самоуправления, часто встречаются не соответствующие федеральным законам или спорные положения, позволяющие трактовать их и так, и сяк. И понятно, в чью пользу. При этом документы могут быть довольно старыми. Так, совсем недавно обнаружилось, что в 2005 году мэрия Тольятти утвердила Типовое положение о районной межведомственной комиссии по использованию жилищного фонда. В нём отсутствовали или были неопределённо указаны сроки, условия и основания принятия решения чиновниками. Тем самым у сотрудников аппарата возникали возможности для злоупотреблений. Конечно, после вмешательства стражей закона мэрия принялась за устранение выявленных нарушений.

По сообщению сайта Аргументы и Факты