Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Валентина Теличенко: Предпосылок рассчитывать на правосудие я не вижу

Дата: 30 марта 2011 в 23:20

О «новом» витке в деле Гонгадзе, о том, всех ли привлекли к расследованию убийства журналиста и многом другом в эксклюзивном интервью корреспонденту ForUm’a рассказала представитель вдовы журналиста Георгия Гонгадзе Мирославы в суде, Валентина Теличенко.

— Валентина, в связи с предъявленным обвинением Кучме, рассчитываете ли Вы что правда, наконец, восторжествует? И какой на Ваш взгляд она реально должна быть?

— В любом случае возбуждение уголовного дела против Леонида Кучмы – шаг в деле Гонгадзе. Но не следует позволить поймать себя на удочку. Качество работы следственной группы настораживает. Неэффективная работа следователей и политическое влияние может привести к тому, что вина обвиняемых не будет доказана.


— Но, может быть, это значит, что обвиняемые действительно не виноваты?

— С самого начала, за малым исключением, следствие работает преимущественно для удовлетворения политических интересов – будь то покрытие заказчиков или шантаж политических оппонентов или же попытки доказать непричастность к убийству высших должностных лиц.

Предпосылок рассчитывать на правосудие сегодня я не вижу.

Следствие дезинформирует общественность на предмет исследования записей Мельниченко, использует двойные стандарты, не возбуждая уголовных дел против действующих политиков, несмотря на то что признаки преступления в их действиях содержатся в тех же записях Мельниченко и показаниях Алексея Пукача, на которые ссылается следствие в постановлении против Кучмы.


— Как Вы считаете, почему, при наличии столь компрометирующих доказательств, Мельниченко 10 лет назад не спас Георгия?

— Я не могу утверждать однозначно, что Мельниченко мог спасти Георгия, но могу сформулировать дополнительные вопросы в его адрес.

Если Мельниченко действительно записывал Президента Кучму с 1998 или 1999 года, как он утверждает, то почему только после убийства Гонгадзе дал им ход? Почему до сих пор он не предоставил внятного объяснения, как именно он записывал и не доказал это, предоставив первичные носители и аппаратуру? Версию про диван я серьезно не воспринимаю.

Еще в сентябре 2010 года следователь отказал в возбуждении уголовного дела против Мельниченко по причине недоказанности, что именно он произвел записи в кабинете президента. Это постановление прокуратура отменила, но постановления о возбуждении уголовного дела так и не последовало. Так действительно записывал ли разговоры Мельниченко?

Эти записи имеют исключительную важность для дела. Без исследования происхождения этих записей нельзя считать дело Гонгадзе раскрытым, поскольку они являются яркой иллюстрацией того времени и роли конкретных политиков в деле.

Но нежелание расследовать множественные преступления, о которых есть информация в записях, стало причиной того, что прокуратура делает вид, будто не замечает незаконности их происхождения. Узаконить записи может только суд, оправдав действия Мельниченко, исходя из криминального характера разговоров в кабинете президента.


— Сколько еще, по-вашему, будет тянуться дело Гонгадзе?

— Досудебное и судебные следствия – процессы сами по себе длительные, а дело Гонгадзе осложнено еще и политическим окрасом. Так что скорого завершения я не ожидаю.


— Вы лично считаете Литвина причастным к убийству Георгия?

— Слушайте общедоступные записи Мельниченко и делайте вывод сами. У меня ограничено право на высказывание личного мнения относительно конкретных лиц, поскольку я участник в деле.

Могу лишь подтвердить то, что раньше появилось в СМИ без моего участия, – Алексей Пукач в своих показаниях действительно указывает на Литвина в том числе.


— Утверждают, что сегодня Кучму и других высокопоставленных лиц невозможно посадить из-за срока давности. Вы на это что скажете?

— Только суд может решить вопрос освобождения от привлечения к уголовной ответственности по причине истечения срока давности, но, тем не менее, это не реабилитирующее основание. Кроме того, суд, освобождая от уголовной ответственности из-за истечения срока давности должен четко определить, о каком именно преступлении идет речь.

Я хочу обратить внимание на две очень важные для нас вещи. Во-первых, важно установить всех причастных к убийству – всех заказчиков, всех, кто покрывал их, организаторов и исполнителей, всех кто фальсифицировал расследование. Во-вторых – сегодня уровень недоверия следственным органам и суду настолько велик, что независимо от того, каким будет вывод прокуратуры и вердикт суда, общество воспримет его с недоверием.

Важно, чтобы судебный процесс был гласным, и тогда можно будет рассчитывать хоть на какую-то убедительность. В свою очередь, потерпевшие всегда старались максимально четко формулировать свое видение процессуальных решений, оценку качества досудебного следствия, аргументированность судебных решений.


— Последний вопрос, Валентина. Ходят слухи, что «дело Гонгадзе» никогда не будет раскрыто из-за того, что всем «нужным людям» известно – состава преступления не было. Иными словами, «так был ли мальчик»?

— Не знаю, о каком мальчике Вы спрашиваете, но знаю, что есть труп и остались сиротами дети; знаю, что были гематомы на теле Андрея Подольского. Я не сомневаюсь в обоснованности обвинительных приговоров, вынесенных ранее в делах Гонгадзе и Подольского.

Я точно знаю, что у осужденных милиционеров не было никаких личных мотивов причинить малейший вред и Гонгадзе и Подольскому. Если бы не Пукач – они не стали бы преступниками.

У самого Пукача личных мотивов относительно обоих потерпевших тоже не было. Так откуда же все взялось преступление и что известно о его составе «нужным людям»? И кто они эти «нужные люди»?

Дело в том, что мы, собственно, и боремся с системой, для которой одни – нужные, а другие – нет. Эта система с необычайной легкостью воспитывала и устраняла ненужных, мешающих ей людей.

Если брать по большому счету, то вина Леонида Кучмы в том, что он эту систему использовал в своих политических целях. Это же касается и многих тех, кто ею пользовался.

Хотелось бы верить, что разбирательство по делу Гонгадзе станет уроком тем, кто рассчитывает на эту же систему сейчас, или попытается ею воспользоваться в будущем.

По сообщению сайта Подробности.ua