Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

22-летний москвич отсидел три года за убийство, совершенное бандой неонациста Рыно

Дата: 30 марта 2011 в 23:30 Категория: Новости авто

Стали известны новые шокирующие подробности резонансного уголовного дела о преступлениях неонацистской группировки иконописца Артура Рыно. Как оказалось, по крайней мере за одно убийство банды следователи и судьи успели отправить за решетку невиновного человека. Юноша провел в колонии более трех лет, хотя настоящий убийца уже был схвачен и дал признательные показания.

22-летний житель Москвы Максим Руденко был приговорен к 14 годам лишения свободы за преступление, которое не совершал, пишет газета «Комсомольская правда». Он отсидел по сфабрикованному делу 3 года и два месяца. Лишь после этого российская Фемида окончательно признала, что к тому убийству причастны неонацисты.

Максим Руденко был задержан участковым милиционером вечером 7 апреля 2007 года, когда пил с друзьями пиво возле станции метро «Преображенская площадь». Подъехавший по вызову коллеги милицейский патруль отвез его в ОВД «Преображенский», где оперативники сразу же «взялись за работу». Стражи порядка решили как следует «раскрутить» задержанного и сходу обвинили его в зверском убийстве, совершенном в том же районе тремя днями ранее.

Дело в том, что 4 апреля 2007 года на Большой Черкизовской улице был найден труп 37-летнего москвича Максима Лаврика. Ему нанесли не менее 50 ударов ножом, от которых мужчина скончался на месте.

Позднее было установлено, что преступление совершили члены неонацистской банды Артура Рыно и Павла Скачевского. В тот день ксенофобы специально поехали в район Черкизовского рынка «на охоту». Они выискивали людей с неславянской внешностью с целью убийства. В сумерках скинхеды «обознались» и приняли Лаврика за выходца из Средней Азии. Как пишет издание, расистам не понравились слишком густые и черные брови потерпевшего.

Впрочем, все эти детали реальных событий совершенно не интересовали оперативников ОВД, в руки которых попал три дня спустя Максим Руденко, которому тогда исполнилось 19 лет. «Ну, признавайся, как убивал», — сразу обратились к нему милиционеры.

Два часа Максима жестоко избивали по голове руками и «запрещенным к использованию предметом» — стелькой от обуви, внутрь которой были вшиты шурупы и болты. Попутно стражи порядка объясняли, что он убил возле дома «двенадцать дробь два, ножом, мужика». Чтобы юноша скорее «признался», ему обещали сравнительно мягкое наказание: два года условно за превышение пределов самообороны.

Однако Максим упорствовал, и тогда милиционеры пригрозили: «Вставим в ж*пу палку, сфотографируем и пошлем на зону».

Кстати, это реальная практика, утверждает издание. Заключенным все равно, кто «опустил» сокамерника — он в любом случае попадает в низшую тюремную касту.

После такого давления Максим Руденко сломался и записал под диктовку оперативников и в присутствии следователя Преображенской прокуратуры Юрия Рыкова признательные показания.

Милиции поверили все: следователи, свидетели и суд

По версии следствия, Максим сидел на лавочке, а мимо проходил Лаврик. Руденко попросил у него денег, а прохожий рассердился, разбил бутылку, и с «розочкой» пошел на попрошайку. Тогда Максим в целях самозащиты вытащил нож и нанес Лаврику большое количество ударов.

В эту версию даже при первом взгляде трудно поверить, поскольку убитый Максим Лаврик не был пьяницей или дебоширом. Он имел постоянную работу, а всего за две недели до смерти женился. Однако суд не стал разбираться в деталях и слепленная на скорую руку версия оперативников его устроила.

Правда, сыщикам еще необходимо было провести следственный эксперимент, как предписывает закон. Однако при выезде на местность случился конфуз: Максим Руденко не знал, где находится злополучный дом №12 на Большой Черкизовской, и привез следственную группу на Первую Пугачевскую, 12 (этот адрес как раз был ему хорошо знаком).

«Да ты чего, сбрендил? Не сюда! — возмутился следователь и сам показал Руденко, где находится место убийства Лаврика.

К счастью, за Максима вступились родственники, которые не верили в то, что он убийца. Их мнение не поколебало даже то, что отношения в семье были сложными — Максима однажды уличили в воровстве денег у сожителя сестры, а после начавшегося скандала он ушел из дома и долгое время скитался как бомж.

Адвокат и мать подследственного поминутно восстановили хронологию событий и составили железное алиби для Максима. Оказалось, что в момент убийства, в 20:22, Руденко играл в Warcraft на компьютере у друга, а в 20:37 звонил еще одному приятелю (звонок подтверждался детализацией телефонных переговоров). Однако ответ следователя на все эти изыскания был прост: «Противоречий с версией обвинения не видим».

К делу приобщили куртку со следами крови, найденную у Руденко. Хотя незадолго до задержания Максим подрался с приятелем. Это можно было проверить с помощью генетической экспертизы, на чем настаивал адвокат подследственного. Но все усилия защиты были тщетны.

Самое удивительное, что Максима Руденко опознали свидетели. В частности, девушка в момент убийства вышла на балкон и видела, как убегали трое молодых людей. Однако в итоге ей показали одного Максима и она безропотно согласилась с тем, что видела именно его.

Позднее, когда Руденко уже освобождали, ее вновь спросили, почему так получилось и как вообще она могла разглядеть лицо человека, если смотрела на него сверху. Девушка ответила: «Ну не видела, но я же верю милиции».

Так же просто рассуждали и милиционеры, у которых «был труп и палочная система», а в качестве универсального средства для повышения раскрываемости — стелька со вшитыми железками.

Следователь прокуратуры то ли был в сговоре с милиционерами, то ли ему было все равно: он как раз увольнялся из правоохранительных органов, и это было его последнее дежурство. Другой принявший дело следователь, Александр Петраков, отнесся к нему формально: экспертизы не проводил, алиби не принимал.

В итоге суд и приговорил Максима Руденко к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, после чего невинно осужденного этапировали в Тамбовскую область.

Три года, чтобы признать очевидное

В деле Максима Руденко потрясает не только то, с какой легкостью был осужден невинный человек, но и то, с каким трудом удалось добиться признания судебной ошибки. На это ушло долгие три года, хотя еще до осуждения Максима в руки милиции попали настоящие убийцы Лаврика, и они уже дали признательные показания.

Руденко задержали 7 апреля 2007 года, а неонацисты Рыно и Скачевский были пойманы с поличным 10 дней спустя, сразу после убийства армянина. Сразу после задержания чукча-полукровка Артур Рыно, возомнивший себя «белым воином», признался почти в четырех десятках убийств и покушений. В частности, он рассказал и о нападении на Максима Лаврика. По словам следователя СКР Александра Н. (после убийства судьи Чувашова сотрудники, работающие с националистическим подпольем, личные данные не афишируют), они просто не сразу поверили признаниям неонациста, которые нужно было проверить.

«Не придали мы должного значения этому Руденко, — признается следователь. — Тридцать шесть эпизодов (в деле Рыно), работы было... Но главное, что Рыно, рассказывая об убийстве на Преображенке, запутался в домах: там здания однотипные, а Рыно всего полгода как в Москву приехал. Мы не были уверены, что речь идет о Лаврике!»

Только в октябре 2007 года было окончательно установлено, что Лаврика убил Рыно и его сообщники. «А тогда выяснилось, что за это убийство уже осужден Руденко», — добавил следователь.

Следователь Н. написал гособвинителю о раскрытом конфузе в работе коллег, но прокурор ответил, что приговор законный и обоснованный, «данных о наличии вновь открывшихся обстоятельств по делу Руденко не имеется».

Между тем, зимой 2009 года отпали последние сомнения в том, что Лаврика убили неонацисты. Тогда оперативники разыскали последнего соучастника преступления — приспешника Рыно и Скачевского по кличке Бульдозер.

Наконец, в мае 2009 года следователь Н. поехал в командировку в Тамбов, где начистоту поговорил с Руденко. Он заново допросил всех свидетелей, отправил окровавленную куртку на геномную экспертизу, которая подтвердила, что крови Лаврика на ней нет.

И даже после такого повторного расследования прокуратура отказалась пересматривать дело. «В отчаянии мы уже просили руководство повлиять на ситуацию через Генпрокурора, — говорит следователь Н. — К счастью, с третьего раза коллеги из прокуратуры согласились с нашими доводами».

Освобождали Руденко президиумом Мосгорсуда во главе с председателем Ольгой Егоровой, а сторону прокуратуры представлял сам зампрокурора Москвы Вячеслав Росинский. Егорова выслушала стороны, а потом сказала: «Надо освобождать. От лица президиума приношу осужденному свои извинения».

В отношении кого-то из силовиков, причастных к фабрикации «дела Руденко», уже возбуждено уголовное дело. Однако никаких комментариев следственное ведомство не дает и даже не известно, задержан ли хоть один ретивый сыщик. Зато известно, что бывший следователь прокуратуры Рыков, «показывавший» Руденко правильное место преступления, работает теперь мировым судьей Преображенского районного суда.

Можно сказать, что и в прессу вся эта история попала случайно. После очередного заседания на третьем процессе Рыно — Скачевского адвокат Павла вдруг сказал в коридоре: «Между прочим, за это убийство (Лаврика) ранее уже был осужден некий Руденко: получил 14 лет колонии. Только благодаря признанию Рыно и Скачевского его выпустили из тюрьмы».

То есть в обстоятелствах гибели Максима Лаврика Фемида разбиралась по формальным причинам, а судьба уже осужденного «убийцы» никого не интересовала и его имя даже не упоминалось. Кстати, этот формализм проявился и в деле «Рыно — Скачевского». Молодые люди уже третий раз приговариваются к 10-летнему сроку лишения свободы и увеличение наказания им не грозит.

В этой истории есть только один позитивный момент, не считая освобождения невинно осужденного: в борьбе за сына родители Максима Руденко, десять лет бывшие в разводе, воссоединились и в сорок один год родили ему брата — сейчас Даниле исполнилось два года.

Каталог NEWSru.com:
Информационные интернет-ресурсы

По сообщению сайта NEWSru.com