Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Гокка и курдский велосипед» , новелла № 3 «Сандалия »

Дата: 31 марта 2011 в 00:40

Арбакешу предстояло первое и самое яркое путешествие в жизни. Но пока он об этом не подозревал и, вернувшись из детского сада, как обычно беспечно сидел на крыльце, слегка , правда, обескураженный невниманием к своей персоне братьев и сестер. Арбакеш был кенжетай, младший ребенок в семье, и привык находиться в центре заботы: его обнимали, целовали, баловали конфетами, а тут… его просто никто не замечал! Все бегали и суетились, спешно собирая какие-то узелки. Арбакеш пытался было приставать к старшим с расспросами – куда и зачем все собираются, — но безуспешно. С минуты на минуту, мол, может появиться Папа и надо торопиться. Все уже устремились за калитку, а Арбакеш все еще сидел на крыльце, тщетно пытаясь обратить на себя внимание молчаливым укором: ведь на одной ноге у него нет сандалии! Но все напрасно, никто не замечал его красноречивого взгляда, и ему  оставалось только пристроиться следом. Мимо дома Шурабековых по мостику через арык вышли на гору. Арбакеш, едва поспевая за старшими и пытаясь не ступать на колючки, едва слышно  вопрошал: «Зарифа, Нарифа, Клара, Бакир, куда мы бежим?..». Детская интуиция  подсказывала Арбакешу, что Маму лучше не беспокоить.

Шли вдоль арыка по горе, там где петляли  протоптаные тропинки,  делились на две – выше и ниже, чтобы потом опять сростись  в одну . По бокам  тропинок росли колючки и дикие арбузы  с  красивыми и пахучими цветами , похожими на  лилии.  Как жаль,что все идут так быстро и не дают Арбакешу рассмотреть эту красоту .

         И вот спешная вереница  добралась до остановки, что чуть ниже мусульманского кладбища, прямо у выезда из  деревни. Привыкший всегда держать Маму за руку и ластиться к ней, Арбакеш  был окончательно сбит с толку: Гокка стояла поодаль, спиной к детям. И по-прежнему никто не пытался  хоть  как-то объяснить кенжетаю,почему он должен стоять в одной сандалии вдали от Мамы и почему никого не беспокоит    этот  вопиющий факт  вселенской несправедливости .
Подъехал пазик, беглецы забрались в него, и сын наконец-то оказался рядом с Мамой на сиденье за водителем. Гокка продолжала хранить молчание. Пробегающим мимо селеньям: Джыланды  — Змеиное логово, Тюе-Тас — Верблюжий Камень, Кара Булак  — Черный Источник, Аксу — Белые Воды… — не  было конца, и всю дорогу Арбакеш рассматривал монету на полу под сиденьем водителя, не решаясь поднять ее...

…Помнится, Арбакеш приходил к апо 3Аббасу, очень важному человеку – он был завскладом. За железными резными воротами во дворе его складского хозяйства лежали невиданной красоты велосипеды, новехонькие и все в масле. Арбакеш протягивал ладошку сквозь решетку и, когда апо Аббас приближался к воротам, разжимал ее, полностью вверяя содержимое большому человеку. Затаив дыхание, он с надеждой ловил его взгляд, молча вопрошая вершителя судеб:

— Апо, этого хватит?!!
Тогда в ладошке Арбакеша  была всего одна медная монета с цифрой «3», а теперь тут хоть и меньшая размером, зато «серебряная « и с цифрой «10». Стоит протянуть руку — и велосипед  твой. Гокка всегда угадывала желания  кенжетая, и раз она сидит молча, не обращая внимание на сверкающий под сидением водителя велосипед, значит, с его покупкой придется повременить.

Через вечность в глубокой ночи автобус въехал в яркий красочный город: невиданные доселе неоновые лампы вызывали ощущение нереальности в детской душе, уставшей от избытка негаданно-нежданно навалившихся эмоций. Дети жадно упивались  огромным городом и лицезрением непривычного количества людей. Арбакеш же не выпускал Мамину руку из своей ладошки. Он боялся, что Гокка может отойти и стать спиной к нему. А это значило бы, что ей очень-очень плохо и она не хочет, чтобы   дети   видели  страдания  своей матери .

— Балам, ты стесняешься  гулять с одной сандалией? Гокка обещает,  как только мы приедем, первым делом она купит своему кенжетаю  самые красивые сандалии.
Арбакеш молча сидел рядом с Мамой, прижимая ее руку к своей груди.

— Айналайын, ты уже второй день не ешь ничего  и  никуда  не ходишь. Клара, отведи братика в туалет.
Но Арбакеш не выпускал руку Мамы из своей ладошки.

— Мой мальчик хочет , чтобы Мама пошла с ним ?

Арбакеш  продолжал хранить молчание, но по едва уловимому движению пальчиков Гокка поняла, что это был знак  согласия , повела Арбакеша за руку и остановилась перед дверьми, куда один за другим входили и выходили незнакомые дяди.
Как ни уговаривала Мама, сын не  выпускал ее руку из своей ладошки, и Гокке пришлось войти с малышом в женский туалет, но тут же на нее набросились тети и стали орать : «Ты куда с мужчиной!?». Арбакеш не знал еще, что значит русское слово «мужчина» и пожалел Маму — ей приходится иметь дело в этом городе со столькими злыми людьми! И зачем они вообще уехали из своего уютного прохладного дома,полного разноцветья дворика  и Арбакеш должен теперь ходить по огромным подвалам в одной сандалии? Гокка прикрыла собой  Арбакеша, заслоняя от страшных  теток, и сказала: «Балам, айналайын, не обращай ни на кого внимания, твоя мама с тобой, ничего не бойся».

Вернувшись на место, Арбакеш, так долго и затаенно терпевший муки, тут же облегченно уснул. 
И проснулся, как было ему сказано, на Кавказе.

 

Автобус ехал средь невиданной зелени   гор и остановился. Слева каменный забор, через который все старшие наблюдают происходящее за ним, а Арбакешу, как назло, ничего не видно. Он подпрыгивает, встает на цыпочки – но все без толку.
Только зайдя в калитку, Арбакеш увидел… Эта картина до сих пор у него перед глазами.  Ання4 вся в черном сидит на крыльце. И тетя Кулистан, моющая черные-черные волосы в тазе на табурете. Волосы были гордостью тети, густые, длинные, самые длинные волосы в Карачаево-Черкесии, их кончики достигали пяток и касались земли, когда она спускалась по лестнице. Тетя Кулистан очень красивая. Почему она застыла, держась  обеими  руками за края табурета, и пристально смотрит на них из-под огромной копны волос  ? Почему она совсем не рада сестре и ее детям?! Ведь они  проделали такой долгий путь, чтобы встретиться с ней .

 

 

 

 

 

3 Apo (курдск.) – дядя по отцовской линии, обращение к уважаемым старшим мужчинам

4 Ання (карач.) – бабушка.

 

По сообщению сайта арба.ру