Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Мифы строгого режима?

Дата: 31 марта 2011 в 01:11

Театр был создан психологами колонии, где женщины отбывают сроки за тяжелые преступления.

Театр оправдывает свое предназначение — арттерапевтический. По словам режиссера-постановщика Анастасии С. (фамилии нас просили не упоминать), артистическая терапия – то, что нужно женщинам в этой ситуации – разлуки с детьми, семьей, тотальном одиночестве.

В подготовке каждого спектакля принимают участие все женщины. Они готовы стать  режиссерами, актерами, декораторами, костюмерами и всеми теми, от кого зависит  постановка. «Миф о Деметре» — спектакль, который к Международному Дню театра подготовили артистки арттерапевтического театра женской исправительной колонии №6.

— К Международному Дню театра мы готовились с января. Хотя премьера пришлась аккурат на женский день, — рассказала «АиФ-Адыгея» режиссер-постановщик спектакля Анастасия С.

Они и сейчас волнуются. Импровизированная гримерка из нескольких составленных стульев, краски из более чем десяти косметических наборов, присланных родителями, измазана вконец – спектакль предстоит тяжелый. Каждая деталь грима вырисовывается на совесть. Не обходится без споров.

Что для осужденных женщин театр? Отдушина, где со сцены говоришь слова, которым не научилась в жизни, говоришь искренне и всегда – от первого лица. Каждая играет свою боль, свою заветную мечту. Как это ни парадоксально звучит, но одна из участниц спектакля призналась, что с детства мечтала быть актрисой, и вот в колонии ее мечта осуществилась.

— Если не цепляет текст, никто за него здесь не возьмется. Хочется поговорить о своем, о женском. Хотя бы помечтать о любви, хоть в сказке оказаться счастливой. Поэтому слова и в сценарии, написанном всем отрядом, невыдуманные, свои. Я вообще против заучивания ролей до автоматизма. Пусть импровизируют — это идет от сердца, — считает Настя.
К премьере в клубе готовились долгих два месяца. Долго перечитывали «Мифы Древней Греции» Николая Куна. Остановились на истории Деметры и Персефоны. Всей колонией шили костюмы. Правда, с  туникой главной героини пришлось изрядно повозиться. Юлия Н., игравшая Деметру, нарисовала с десяток эскизов. Сшили тунику «богини» из простыни, украсили золотой тесьмой – получилось почти точное одеяние статуи Храма Апполона в Парфеноне.

— Того и добивались. Все-таки древние гречанки! – смеются самодеятельные актрисы. 

— Миф о Деметре дает повод о многом задуматься. У нас, в «несвободе», начинаешь по-иному ценить те блага, мимо которых проходил на воле. Главное остается незыблемым – человеческое тепло, доброта выше материальной составляющей, — рассказала участница всех спектаклей арттерапевтического театра Лиля Ж., исполнительница мужской роли бога Аида.

— Нам здесь материнской любви, ох, как не хватает. В каждой женщине заложен материнский инстинкт. Когда играю Деметру, представляю себя матерью, у которой похитили дочь. И знаете, комок стоит в горле, когда играю сцену мольбы. Слез сдержать не могу, — делится впечатлениями Юлия М.

— Мы на воле родителям не сказали самого важного – как их любим. Кто-то,  может, не успеет сказать никогда! Эта драма для них, — считает исполнительница роли Персефоны Ольга С.

После спектакля к актрисам подходили женщины и благодарили. Некоторые – со слезами на глазах. Многие здесь окончили всего 5 классов, о существовании мифов не знали совершенно. Но посмотрели – и пошли в библиотеку. Самодеятельные актрисы ИК №6 оправдывают своих героев, не делят на положительных и отрицательных.
— Разве любовь и страсть пагубны? Пусть Аид жестокий, но он любит…
— Любит! Но на Олимпе остался. А Деметра ради любви к смертным ушла. А ты могла бы так?

— А я не знаю, чего больше происходит в мире из-за любви – добра или зла.
Споры бесконечны, вживание в роль стопроцентное. Каждое утро перед премьерой начиналось с высокопарного древнегреческого штиля, на котором общались участницы спектакля: «О, высокородная принцесса, как вам живется под сводами моего дворца?». И начинается диалог, к которому потом подключаются даже дежурные офицеры: «Позовите Зевса!» — и всем все понятно, кого.

— Меня в одном спектакле убили, в другом повесили. Зато теперь на красавице Персефоне женили! Знаете, как мы ждем репетиций и как коленки дрожат перед премьерой?! — говорит Лиля Ж.

Им и, правда, трудно было играть. Особенно сцену, когда нужно ребенка предать огню.
— Долго не получалось. Каждая думала о своем – женщине такое сыграть трудно. И хотя спектакль длится от силы 25 минут, они проживают за это время целую жизнь, — рассказала Настя.

Слезы и аплодисменты зрителей после премьеры несколько поубавили накал страстей. А когда премьера была позади, они словно другими глазами взглянули на мир. Может, потому что не просто учили текст, а пытались осмыслить, что не только к их персонажам, но и к ним самим адресованы слова Аида: «Я буду ждать тебя, любимая, принцесса!»?

На прощание Настя не вытерпела, сказала искренне и просто: «Здесь у каждой жизнь искалечена, мы ее другими мерками оцениваем. Мы не божеств — людей играли. Их жертвенность — это и есть сила».

По сообщению сайта Аргументы и Факты