Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Хвосты» на экспорт

Дата: 31 марта 2011 в 12:10 Категория: Новости экономики

Вчера «Казатомпром» и российская «Атомредметзолото» (дочерняя компания «Росатома», владеющая контрольным пакетом канадской Uranium One Inc.) подписали меморандум о намерениях по сотрудничеству в области промышленного производства редких и редкоземельных металлов (РМ и РЗМ). Между тем РК уже активно сотрудничает в этой области с Японией и начала переговоры с Германией. С учетом того, что средняя цена РЗМ в последние полгода растет на $10 тыс. в месяц за тонну, а казахстанско-японское СП SARECO выдаст первую продукцию уже в начале будущего года, у Казахстана есть неплохие шансы занять нишу на мировом рынке. Японская Nikkei даже предрекает «золотую лихорадку» на урановых хвостохранилищах страны.

«Сегодня, когда цена на редкоземельные металлы очень серьезно в мире поднялась, а по всем прогнозам и дальше будет только расти, а потребности в редкоземельных металлах нарастают, Россия с Казахстаном начинают расширять свое сотрудничество в добыче, производстве и поставке, и, что крайне важно, на мировые рынки редкоземельных металлов», – прокомментировал глава «Росатома» Сергей Кириенко. По оценкам «Росатома», у двух стран есть хорошие возможности совместно занять влиятельную позицию на рынке РЗМ.

Однако партнер Казахстана по ТС, судя по всему, уже на старте серьезно отстает от других заинтересованных лиц – пока еще протокол о намерениях претворится в конкретные проекты. Япония, например, опередила РФ на 4 года – государственная корпорация Jogmec, по данным ведущей деловой газеты Nikkei, ведет исследования по запасам РМ и РЗМ в Казахстане с 2007 года, а в 2010 году подписала соглашение с «Тау-Кен Самрук» (горнорудная «дочка» ФНБ «Самрук-Казына») о совместной разведке месторождений редких металлов, включая вольфрам, запасы которого, по предварительным оценкам, в Казахстане достигают 10% мировых.

Интерес к казахским РМ и РЗМ проявляют и такие крупнейшие японские корпорации, как Toshiba и Sumitomo. Совместно с Toshiba «Казатомпром» планирует, как сообщил «Къ» председатель правления компании Владимир Школьник, учреждение и государственную регистрацию СП в апреле 2011 года (49% у Toshiba и 51% у «Казатомпрома», место расположения – Усть-Каменогорск). Годом ранее, в марте 2010 года, учреждено СП совместно с Sumitomo Corporation – Summit Atom Rare Earth Company (SARECO) с аналогичным распределением долей. Если Toshiba, как стало известно «Къ», пока не видит коммерческого интереса в РЗМ и намерена сосредоточиться на редких металлах, то SARECO, как сообщает компания, создана именно для производства и приобретения РЗМ-соединений и металлов из любых потенциальных источников, включая техногенные минеральные образования и минеральные месторождения, а также экспорта продукции. «В настоящее время SARECO ведет прединвестиционную деятельность по первому этапу своего развития – проекту экстракции РЗМ из техногенных образований, в числе которых хвостохранилище бывшего ПГМК в г. Актау (Прикаспийский горнометаллургический комбинат, объединявший в свое время добычу урана и эксплуатацию Мангышлакской атомной электростанции на быстрых нейтронах БН-350 – «Къ»). «Планируемый запуск производства – начало 2012 года, проектная мощность – 1500 тонн суммы оксидов РМЗ в год» – рассказал «Къ» глава «Казатомпрома». РЗМ будут производиться из обедненного гексафторида урана (ОГФУ, также именуемого «урановыми хвостами»).

На втором этапе СП займется поиском стратегического источника сырья – месторождения РМЗ, пригодного для промышленной разработки (причем, не обязательно на территории РК), чтобы затем на этой базе построить завод, продукция которого будет целиком идти на экспорт (в основном, в Японию и Европу). По данным Bloomberg, уже к 2014-2015 годам объем производства может достичь 10-15 тыс. тонн суммы оксидов в год. С учетом того, что потребности Японии в РЗМ составляют около 40 тыс. тонн в год (почти пятая часть мирового потребления на сегодняшний день), Страна восходящего солнца значительно снизит риск зависимости от не вполне предсказуемой политики Китая, производящего сейчас более 90% всех РМЗ мирового рынка.

Проблема в том, что в Казахстане («по состоянию на сегодняшний день», уточняет Владимир Школьник) практически нет экономически рентабельных подтвержденных природных запасов РЗМ. Зато есть во множестве так называемые альтернативные источники, которые «Казатомпром» вежливо именует техногенными минеральными образованиями, а японская Nikkei прямо называет «оставленными урановыми рудниками советской эпохи», которыми страна «заманчиво полна». По версии японских экспертов, «план Sumitomo» неизбежно вызовет «войну ресурсов», в которую неизбежно втянутся и другие технологически развитые страны, поскольку Пекин очень нервно реагирует на любые попытки «сокрушить любое нападение на его 98%-ную международную монополию на редкоземельное производство», но для Казахстана соперничество за его урановые хвостохранилища может обернуться новой «золотой лихорадкой». «Правительства и потребители во всем мире могут приходить в восторг от зари эры электромобиля, но она зависит от полезных ископаемых, которые Китай все чаще и чаще предпочитает оставлять дома, – пишет газета. – Лишь с РЗМ, среди которых особенно важны неодим и диспрозий, которыми богаты руды Казахстана, двигатели могут достичь веса, который делает электромобили коммерчески жизнеспособными. Не говоря уже о светодиодных лампах, солнечных батареях, компьютерах, роботах и атомных реакторах».

Комментируя «Къ» будущее казахстанско-японского сотрудничества в сфере производства РМ и РЗМ, экс-председатель комиссии по атомной энергетике Фуджи Юко, приехавший во вторник в Астану на промышленно-инновационный форум, сообщил, что Китай может довести ограничение поставок РЗМ на мировой рынок до 40%, и поэтому для Японии очень важно это сотрудничество. Япония, экономика которой состоит в основном из высокотехнологичных производств, не может обходиться без РЗМ, и объемы поставок из РК будут только расти.

Генеральный директор Института высоких технологий «Казатомпрома» Серик Кожахметов, считает, что трагические события могут привести еще и к росту потребности Японии в РМ и РЗМ – ведь нужно заменить то, что вышло из строя. «Казахстан уже может производить, например, рения (применяется, в частности, в двигателях реактивных самолетов – «Къ») несколько тонн в год, что весьма существенно при цене около $4 тыс. за 1 кг» – сообщил он «Къ».

Рост цены РЗМ – вообще отдельная история. Так, китайский экспорт в феврале текущего года преодолел рубеж $100 тыс. за тонну, что почти в 9 раз больше, чем год назад, в то время как объемы торговли оставались намного ниже средних многолетних значений. После ограничительных действий Китая цены резко возросли – в июле прошлого года тонна оценивалась в $14 405 в среднем. То есть РМЗ дорожают в среднем на $10 тыс. за тонну в месяц, а в феврале скакнули на $34 тыс. за тонну, утверждает Reuters, основываясь на данных таможни Китая.

Ситуация на рынке значительно повышает шансы на то, что не только хвостохранилища, но и месторождения Казахстана быстро станут рентабельными. Возможно, и Toshiba в этом случае посчитает возможным ускорить разработку комплексного ТЭО не только извлечения, но и глубокой переработки РМ и РЗМ на территории Казахстана, на что очень надеется правительство РК в плане внедрения наукоемких технологий. Тем более что, как утверждает Nikkei, электротехнический концерн Toshiba создал технологию извлечения РЗЭ из урана с помощью специальных электродов, которая впервые будет испытана в Казахстане. Правда, сам представитель Toshiba, комментируя в прошлом году «Къ» подписание соглашения с «Казатомпромом» заявлял, что технологии извлечения как раз казатомпромовские (из продуктивных растворов выщелачивания урана, то есть из жидких высокорадиоактивных отходов, остающихся при извлечении урана из природной руды), а корпорация внесет в общее дело деньги, опыт и технологии применения.

Редкоземельные войны, началоВ прошлом году Китай на некоторое время полностью приостановил экспорт редкоземельных элементов. По данным International Herald Tribune, экспорт этого стратегического вида сырья в Японию был приостановлен 21 сентября, а в США и ЕС – 18 октября. Только 28 октября китайская таможня разрешила отправить заблокированные ранее партии редкоземельных металлов. 0 1 2 3 4 5  (голосов: 0)

По сообщению сайта КУРСИВъ