Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Ром, сигара, кофе...

Дата: 31 марта 2011 в 14:51

Остров свободы глазами русского туриста

«Перед отлётом на Кубу мы спросили: «Педро, что тебе привезти из России?». Он ответил не задумываясь: «Водку, чёрный хлеб и сало!» Хлеб и сало у нас изъяли при досмотре в гаванском аэропорту имени Хосе Марти. Молодой кубинец-таможенник при этом так широко улыбался, что было понятно, как именно он употребит конфискованную русскую еду. К счастью, спиртное всё же удалось донести до адресата…».

В 2000-м и 2008-м альпинист и полярный путешественник Борис Смолин стал участником двух рекордных экспедиций: вместе с другими первопроходцами он пересёк на лыжах ледяной щит Гренландии и впервые в истории дошёл на лыжах полярной ночью до Северного полюса. А перед этим успел побывать в тропической стране — на Кубе.

— Это был последний этап безвозмездной помощи России братской Кубе: незадолго до нас туда прибыл последний корабль с оборудованием для местных предприятий. Вскоре в Гаване оказались и мы — специалисты по его установке и запуску. Педро, коротко стриженный 40-летний мулат двухметрового роста и крепкого телосложения, встретил нас в аэропорту. В конце 70-х он учился в CCCР и работал на сталелитейном комбинате. А вернувшись на родину, стал замдиректора центра металлургических исследований.

Однажды Педро пригласил нас в гости. Познакомил с женой и сыном-школьником. Выпили кофе, пообщались. А на закуску было… настоящее сало. Кто-то спросил: «Педро, откуда у тебя такое вкусное сало?» Он подмигнул: «Пошли, покажу свое ноу-хау». Оказалось, что он устроил в обычном городском дворе частную мини-свиноферму. А именно, переоборудовал под загон бездействующую бетонную будку вентиляционной шахты и держал там свиней. Мы поинтересовались: «Чем же ты их кормишь?» Он улыбнулся: «По принципу: ты мне — я тебе. Знакомые из деревни дают мне овощные (то есть — кормовые) бананы. А я им потом — кусок свинины…». Об этом случае я вспомнил, когда для нас, русских, организовали дегустацию на пивзаводе в Гаване. А в качестве закуски вынесли на подносах обжаренные кусочки свинины, похожие на шкварки. С отличным свежим пивом они пошли на ура.

В другой раз нас позвала на чашечку кофе 35-летняя кубинка по имени Хуанита — пышная миловидная дама, инженер по профессии. Она вместе с 6-летней дочкой жила на последнем, четвёртом, этаже старого дома в центре Гаваны.

Здание было настолько ветхим, что сквозь дыры в  крыше просвечивало небо. Во время тропических ливней в квартире должен был твориться настоящий потоп. Однако жизнерадостную женщину это нисколько не огорчало. Она беспечно отмахивалась: «Ну что ж, боремся!» И показывала на тазики, расставленные по квартире: «Зато с водой для мытья проблем нет…».  Квартира оказалась одной обширной комнатой с очень высокими потолками — она же гостиная, она же кухня, и там  же в отгороженном углу сооружение из пластиковых бочек со шлангом, вроде душа на садовом участке.

Такая же бочка с ведром стояла и в туалете. Тем временем на лице неунывающей Хуаниты не было даже тени грусти из-за отсутствия ванной или нормальной душевой комнаты. Она эмоционально приветствовала нас и поставила на стол все угощения, что были в доме: несколько маленьких обжаренных бананов, два-три клубня варёного батата (сладкого картофеля), похожего на морковку, горсть фасоли и рис — по столовой ложке каждому. А затем вручную намолола кофе и заварила его в турке.

Надо отдать кубинцам должное — при всеобщей бедности нам всегда и везде объявляли: «Мы угостим вас отменным кофе!» И действительно угощали. Хотя достать кофе можно только на чёрном рынке.

Хозяева третьего дома, в который мы попали, считались более зажиточными. Молодожёны Рамон и Долорес жили в двухкомнатной квартире панельной пятиэтажки, возведённой советскими строителями ещё в 60-е. Проще говоря — в обычной хрущобе. Район — стандартные новостройки. Разрухи там уже не было, зато был, по воззрениям самих кубинцев, относительный достаток. «Если в доме есть телевизор, холодильник, вентилятор и велосипед — это уже неплохо», — объяснили нам. А в холодильнике у молодой пары нашлись даже сосиски!

Позже нам встречались и более экзотические жилища. Это был особняк колониальной архитектуры в историческом центре столицы. В одной из его квартир на первом этаже, точнее в бельэтаже, жил кубинский учёный, профессор по имени Карлос, поселившийся там ещё до прихода к власти Фиделя Кастро. Мы пришли вечером, но свет не горел — из-за веерных отключений электроэнергии в городе. Темно, холодно, как в склепе, по углам плесень... Старинные шкафы с множеством книг стояли на голом бетонном полу. 

Как выяснилось, во время уборки пол не просто мыли, а драили шваброй, будто палубу на корабле — плеская из ведра. Грязная вода стекала в специальную дыру, а оттуда на тротуар улицы. Таких домов на Кубе ещё много. Из-за этого по узким улицам старой Гаваны надо ходить с опаской: вода с балконов и водосточных желобов выплескивается прямо на брусчатку. К счастью, в таких местах есть правило: собираясь мыть пол, хозяева высовываются из окон и весело просят прохожих посторониться.

Самой же роскошной оказалась квартира, в которой жил технолог Эрнесто — сын номенклатурного работника. Его отец был высокопоставленным чиновником в ранге замминистра и мог позволить себе комфортное жильё в элитном доме престижного района Мирамар на берегу океана — среди иностранных посольств, представительств, частных особняков, клубов и ресторанов. Внутри евроремонт и кондиционер — признак местной роскоши. Из еды — деликатесы вроде омаров. Картины на стенах, дорогие шторы, добротная мебель. Мама Эрнесто — домохозяйка. Несмотря на материальный достаток семьи, снобизма и высокомерия в характере молодого человека мы не заметили. Он на равных общался со всеми и не брезговал пообедать в обычной рабочей столовке.

Однажды Педро устроил нам поездку на Плайя-Хирон — место высадки вооружённого десанта кубинских эмигрантов с целью свержения режима Фиделя Кастро. Для этой цели он раздобыл где-то «КамАЗ» без бортов: кабина, платформа и две скамейки.  «Извините, ребята, — сказал он, — придётся трястись так». На обратном пути мы заехали на апельсиновую плантацию. Педро раздал каждому по мешку и объяснил ситуацию: кубинцам, в том числе и ему, собирать апельсины нельзя, а нам можно. Все апельсины идут на экспорт. Этот урожай, например, уже на корню скуплен за валюту канадцами. И намекнул: берите, мол, и на нашу долю.

После сбора и дегустации фруктов нас тоже угостили кофе. Пока грузовик пылил по извилистому шоссе до Гаваны, мы продолжали есть апельсины. Этот вкус запомнился мне надолго. И сейчас, когда я вспоминаю о Кубе, иду в магазин, покупаю апельсины и ставлю на огонь турку с кофе...

После распада СССР нас интересовало будущее кубинской модели социализма. «Социализм или смерть!» или «Социализм — это смерть!»? Кубинцы  возражали: «Нет! Фидель — молодец!» — и смеялись без ехидства и обиды. Они объясняли: «Это родина, это свобода!», неразрывно связывая понятие «свобода» с другими чертами кубинской жизни: сиеста, которая длится с 12 дня до самого вечера, жара, море, шелест пальм, запах сигар, кофе и рома.

Это ощущение и в самом деле будто бы разлито в кубинском воздухе. Однажды по дороге на Варадеро, элитный курорт с самыми чистыми пляжами мира, мы проезжали местечко Санта-Крус-дель-Норте, где производятся тёмные сорта рома «Гавана Клаб». Терпкий ромовый аромат накрывал все окрестности этого небольшого городка. Он слышен по всей Кубе.

Читайте по теме:

Путешествие в Венесуэлу. Сколько длится «завтра» в Латинской Америке?

По сообщению сайта Аргументы и Факты