Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Судьи будут отбираться строже

Дата: 01 апреля 2011 в 11:10

Судьи будут отбираться строже

 

Справка

 

Жумабеков Оналсын Исламович – председатель Высшего судебного совета, государственный советник юстиции 2-го класса. Окончил юридический факультет КазГУ им. Кирова (ныне КазНУ им. аль-Фараби). Трудовую деятельность начинал следователем районной прокуратуры. Был прокурором района в Алма-Ате, прокурором Мангистауской, Алматинской областей, первым заместителем Генерального прокурора, министром юстиции, председателем Центральной избирательной комиссии, заместителем руководителя Администрации Президента Республики Казахстан. Награжден орденом «Даңқ» 2-й степени, медалями.

 

Штрихи к портрету

 

Оналсын Жумабеков родился 9 ноября 1948 года в небольшом ауле Кызыл-Орак Аксуского района Алматинской области. Отец был участником войны, до выхода на пенсию работал в торговле. Мама была техничкой, занималась уходом за зелеными насаждениями.

Оналсын Исламович состоялся как профессионал, как семьянин, как личность. Он – известный, авторитетный юрист, внесший значительный вклад в реализацию правовой политики, развитие правовой системы и укрепление законности в нашей стране.

Крупных ошибок и поражений в жизни не было. Удовлетворен достигнутым… Его радуют успехи не только в правовой жизни, но и во всех сферах общества – появление молодых талантов в музыке, балете, оживление в кинематографе.

Любимые фильмы – «Конец атамана», «Семнадцать мгновений весны».

Любимые актеры – Нурмухан Жантурин, Асанали Ашимов, Куман Тастанбеков, Досхан Жолжаксынов.

Любимые произведения – Абая, Ауэзова, Айтматова, Шолохова, Джека Лондона, О`Генри.

Любимые песни – Абая, Калдаякова, Бейсеуова. Любимая пословица – «Бірлік бар жерде тірлік бар».

Любимое изречение – «Свобода состоит в том, чтобы зависеть только от закона» (Вольтер).

Любимые воспоминания – о студенческих годах.

Любимые занятия в свободное время – чтение, прогулки, игра на бильярде.

Любимое время года – весна.

Любимые города – Астана, Алматы.

Любимый цвет – синий.

Любимый запах – запах яблок.

Любимое блюдо – пельмени.

Любимая одежда – джинсы, куртка.

Любимая машина – японские внедорожники.

Самым лучшим подарком в своей жизни считает стихотворение младшей дочери Маржан, посвященное родителям. У него три дочери. Одна из них, Сауле, – юрист, пошла по стопам отца. Алия – студентка, будущий финансист. Подрастают внук Амирхан и внучка Айдана. Супруга Айман занимается индивидуальным предпринимательством.

Беседу ведет Торгын НУРСЕИТОВА

 

 

Эффективность наказания за правонарушения

достигается ее неотвратимостью

 

– Оналсын Исламович, Вас называют суровым законником. Почему?

– Да, слышал, что так называют. Наверное, потому, что я всегда был и остаюсь убежденным сторонником жесткого порядка, неукоснительного соблюдения закона кем бы то ни было – от рядового гражданина до высокопоставленного чиновника.

Ваш вопрос навел меня на одно воспоминание. Летом 2004 года я, будучи министром юстиции, вместе с коллегами – председателем Конституционного совета Игорем Роговым и тогдашним председателем Верховного суда Кайратом Мами совершил рабочую поездку в Германию. В числе других у нас была встреча с министром юстиции ФРГ Бригиттой Циприус. В неофициальной обстановке перед встречей сотрудники министерства юстиции ФРГ сказали, что их министр – очень строгий, требовательный руководитель, поэтому ее называют Бригитта Калашникофф. Как видите, суровым законником может быть не только мужчина, но и женщина (смеется).

 

– В то же время Вы поощряете гуманизацию уголовной политики. Как это понимать?

– Я полностью поддерживаю изложенный в новой Концепции правовой политики подход к дальнейшему развитию уголовного права с учетом двухвекторности уголовной политики. Это значит, что гуманизация главным образом должна касаться тех, кто впервые совершил преступления небольшой и средней тяжести, а также представителей социально уязвимых групп населения.

Вместе с тем необходимо и впредь проводить жесткую уголовную политику в отношении лиц, виновных в тяжких и особо тяжких преступлениях, скрывающихся от уголовного преследования, а также рецидивистов. Я не открою Америки, если скажу, что во все времена эффективность наказания за правонарушения и преступления достигалась не столько их тяжестью, сколько неотвратимостью.

 

– Каким своим вкладом в развитие права в Казахстане Вы гордитесь особенно?

– Тем, что мне было доверено руководство Центральной избирательной комиссией в период выборов Президента Казахстана в 2005 году. Это является главным политическим событием уходящего десятилетия в нашей стране. По мнению ряда политиков и экспертов, выборы 2005 года признаны лучшими в истории суверенного Казахстана. Это результат работы очень многих людей, государственных органов, общественных объединений.

Предметом особой гордости для меня является и участие в рабочей группе под руководством Президента по разработке изменений и дополнений в Конституцию в 2007 году. При поддержке главы государства в начале двухтысячных годов значительно повысилась роль Министерства юстиции.

 

– Какие принципиальные новшества введены в казахстанскую юстицию в Вашу бытность?

– В период моей работы министром юстиции введено трехлетнее планирование законопроектных работ правительства. В ведение Минюста переданы следственные изоляторы из МВД, вопросы документирования граждан, юридический институт в Костанае. В Астане, Алматы и областных центрах образованы департаменты юстиции, в районах и городах – управления юстиции.

Пожалуй, заслуживает упоминания организованная Минюстом работа по защите интересов Казахстана в Стокгольмском арбитраже, куда с иском к нашей стране в сумме 221 миллион долларов обратилась компания «CCL», бывшая в свое время концессионером Павлодарского НПЗ. В результате проведенной нами работы Стокгольмский арбитраж поддержал позицию казахстанской стороны и отклонил иск.

Кстати, ранее, находясь в должности первого заместителя Генерального прокурора, я подписывал заявление в суд о досрочном расторжении договора концессии с компанией «CCL» ввиду невыполнения ею взятых обязательств. Заявление суд удовлетворил.

 

– Вы не раз занимали очень высокие должности. На какой из них Вы чувствовали себя особенно комфортно?

– Ни к одной должности, которые я занимал, понятие «комфортно» не применимо. Везде были и есть свои трудности, сложности, везде ответственно и интересно.

 

– Чем выше статус человека в обществе, тем меньше у него права, да и желания на личную жизнь. Вы думали, чем будете заниматься после ухода на заслуженный отдых, и вообще, Вас не пугает кризис предпенсионного возраста?

– Я тоже замечаю, что с годами у человека укореняются привычка целиком отдаваться работе и неумение отдыхать. Личная жизнь отодвигается в сторону. Связанные с возрастом изменения воспринимаю как естественные и закономерные. Как говорится, всему свое время, и любой возраст по-своему прекрасен, как любое время года. Хотя, конечно, быть молодым все же лучше, чем быть старше, и с этим трудно спорить. После выхода на пенсию хотел бы больше общаться с детьми, внуками, встречаться с друзьями, выезжать на природу. На это всегда не хватало времени.

 

– Человек всегда так думает: вот, выйду в отпуск, на пенсию, тогда и наверстаю. А время уходит. Безвозвратно. Как в стихотворении:

В настоящем грядущим живешь,

Налегке, как на временной дате.

Все о чем-то мечтаешь и ждешь,

Веришь – в будущем будет иначе.

Только время так долго не ждет,

Всем известно, что жизнь быстротечна.

И грядущее тоже пройдет…

Лишь одно ожидание вечно.

 

– Вот-вот. Три вещи никогда не возвращаются обратно – время, слово, возможность.

 

– Чего у Вас к жизни больше – надежд или претензий?

– Претензий к жизни у меня нет и быть не может. Напротив, я благодарен судьбе за все, что она дает. Роль обиженного на жизнь свою незавидна, в этом много вреда. Если относиться ко всему, как к благу, то твоя судьба покажется самой счастливой.

 

– Все, кто пережил юность и дожил до зрелости, считают, что раньше многое было лучше. Вам не кажется, что мир и окружающие становятся тем хуже, чем хуже мы о них думаем, что человек получает то, что сам допускает в сценарий своей жизни? Ведь в детстве мы не раздумывали над тем, хорош мир или плох, а просто принимали его таким, какой он есть, и все казалось удивительным, замечательным!

– У меня другое мнение. Мир становится лучше, ведь каждое поколение людей еще больше преобразует и совершенствует его. А если вы имеете в виду проблему отцов и детей – идеологическую борьбу двух поколений, то она появилась не со времен тургеневской эпохи. Эта проблема стара и вечна, как сам мир, это большая философия, о которой можно говорить бесконечно.

 

Не давать повода для худой молвы

 

– Оналсын Исламович, для чего создан Высший судебный совет? Каковы его полномочия?

– Высший судебный совет создан для обеспечения конституционных полномочий Президента страны по формированию судов, гарантий независимости и неприкосновенности судей. Хотел бы напомнить, что совет был образован после принятия Конституции в 1995 году, и первые годы его возглавлял сам глава государства.

В ноябре 2008 года вышел Закон «О Высшем судебном совете Республики Казахстан», которым определены его статус и новые полномочия. Так, если раньше отбором судей занимались два органа: Квалификационная коллегия юстиции – в отношении председателей и судей районных и приравненных к ним судов, а Высший судебный совет – в отношении председателей и судей областных и приравненных к ним судов и судей Верховного суда, то сейчас все эти вопросы сосредоточены только в одном Высшем судебном совете. За ним закреплена компетенция упраздненной ККЮ по рассмотрению кандидатов на вакантные должности председателей и судей районных и приравненных к ним судов и даче рекомендации главе государства для назначения на эти должности.

Кроме того, в законе сформулированы отдельные критерии, которые должны учитываться советом при проведении отбора на разные категории судейских должностей, определены правовые основы внесения рекомендаций об освобождении судьи от должности.

Высший судебный совет имеет право представлять главе государства заключение для решения вопроса о даче согласия на арест, привод судьи, применение к нему мер административного взыскания, налагаемых в судебном порядке, и привлечение к уголовной ответственности.

Закон предоставил совету полномочия по организации приема квалификационного экзамена у граждан, изъявивших желание работать судьями. Для этого при совете образована Квалификационная комиссия, которая непосредственно осуществляет прием экзамена.

К полномочиям совета также относятся такие важные функции, как выработка и внесение главе государства рекомендаций и предложений по совершенствованию судебной системы и законодательства. Совет уполномочен принимать меры по улучшению качественного состава судейского корпуса, системы подготовки кадров и повышению квалификации судей.

Статус и новые полномочия совета являются результатом конституционной реформы. Как вы знаете, в ноябре 2009 года проведен V съезд судей Казахстана. В свете реализации поручений главы государства, данных на этом форуме, нами разрабатываются предложения о расширении участия общественности в работе Высшего судебного совета.

 

– Кто определяет состав Высшего судебного совета, и кто в него входит?

– Состав определяется Президентом страны. Сегодня в него входят председатель Высшего судебного совета, председатель и трое судей Верховного суда, по одному депутату Мажилиса и Сената Парламента, Генеральный прокурор, президент Союза адвокатов и секретарь совета – сотрудник Администрации Президента.

 

– Вы отметили, что теперь к кандидатам в судьи предъявляются более строгие требования, чем те, которые существовали ранее. В чем это выражается?

– По новому закону для занятия должности судьи районного и приравненного к нему суда приоритет будет отдаваться лицам, сдавшим квалификационный экзамен в специализированной магистратуре, имеющим стаж работы не менее пяти лет по юридической специальности в государственных органах, обеспечивающих деятельность судебной системы, а также в правоохранительных структурах и адвокатуре.

Наряду с этим впервые на законодательном уровне сформулированы отдельные критерии, которые должны учитываться Высшим судебным советом при отборе кандидатов на разные категории судейских должностей. К примеру, в отношении действующих председателей судов и судебных коллегий закреплены показатели качества отправления правосудия.

Кроме того, кандидаты на должности судей областного суда обязательно должны иметь стаж по юридической специальности не менее пятнадцати лет или работать судьей минимум пять лет. Для кандидатов на должность судьи Верховного суда стаж по юридической специальности должен, по меньшей мере, составлять двадцать лет, или стаж работы судьей не менее десяти лет.

 

– Были ли случаи, когда Высший судебный совет не утверждал представленных Верховным судом кандидатов на вакантные должности председателей судебных коллегий областных судов?

– Видите ли, если раньше председатель Верховного суда вносил на рассмотрение Высшего судебного совета только одну кандидатуру на занятие вакантной должности председателя коллегии областного суда, то теперь с принятием нового закона предоставляет сразу нескольких кандидатов. Они рассматриваются советом на альтернативной основе, что дает возможность выбрать более достойного, подготовленного кандидата.

 

– Ровно три года назад по Указу Президента в Верховном суде образовано судебное жюри для определения профессиональной пригодности действующего судьи. Логичен вопрос: если создан такой орган, значит, в какой-то мере ставится под сомнение компетентность Высшего судебного совета в отборе судейских кадров. Только за десять месяцев 2009 года по итогам мониторинга качество отправления правосудия оказалось таковым: 13 судей добровольно написали заявления об уходе, еще двое по заключению судебного жюри признаны профессионально непригодными. Также были случаи, когда при последующих проверках кандидатов в судьи, прошедших через совет и получивших его рекомендацию на занятие судейских вакансий, выявлялось их несоответствие предъявляемым требованиям. О чем это говорит?

– Позвольте не согласиться с такой постановкой вопроса. Не все действующие судьи по своему профессиональному уровню отвечают предъявляемым требованиям. Многие работают со старым багажом, не хотят повышать квалификацию, совершенствоваться. При этом у них нет серьезных дисциплинарных взысканий, то есть оснований для освобождения от занимаемой должности. Добровольно, как вы понимаете, никто не уходит. Поэтому и существует судебное жюри, которое занимается проверкой профессиональной пригодности действующих судей.

На V съезде судей глава государства подчеркнул, что судьям надо постоянно повышать свой профессиональный уровень, а в отношении кандидатов в судьи Высший судебный совет должен ужесточить требования.

Что касается второй части вопроса, то действительно были случаи, когда Высший судебный совет отменял свои рекомендации кандидатам в судьи. Во время проверки отдельных, уже отобранных кандидатов выяснялось, что они привлекались к административной ответственности, в основном за нарушения правил дорожного движения. А один из кандидатов даже появлялся в общественном месте в нетрезвом виде. Естественно, такие люди не могут претендовать на судейскую должность. Чтобы стать судьей, человек должен иметь безупречную репутацию и сам не должен нарушать закон, не давать повода для худой молвы.

 

– Сколько сейчас судей в Казахстане? Сколько из них удостоено звания «Құрметті судья», и за какие заслуги оно присваивается?

– В настоящее время функционирует 345 судов, включая Верховный суд, с общей численностью 2481 судья. С 2001 года звания «Құрметті судья» (почетный судья) удостоились 37 судей. Оно присваивается действующим судьям и судьям, находящимся в отставке или на пенсии, за продолжительную и безупречную работу, успехи в сфере правосудия, за весомый вклад в развитие судебно-правовой системы, укрепление законности в деятельности судов.

 

– За Вашей спиной солидная правоприменительная практика. Как Вы полагаете, положа руку на сердце, как сейчас больше рассматриваются дела в судах – с позиции силы, с позиции права или с позиции интересов?

– Можно с уверенностью сказать, что суды рассматривают дела в основном объективно, справедливо, по закону. В последние годы в стране наблюдается стабильное улучшение качества и оперативности отправления правосудия. Об этом говорит и тот факт, что абсолютное большинство принимаемых судом решений воспринимаются сторонами как справедливые. Другое дело, что не все решения, какими бы они ни были обоснованными и законными, могут в равной степени удовлетворить обе конфликтующие стороны. Тот, кто проигрывает процесс, тот и жалуется чаще всего на суд, и чисто по-человечески это можно понять. Считаю, что одна из главных задач судов состоит в том, чтобы у каждого обратившегося к ним человека всегда оставались доверие и уважение к правосудию, независимо от исхода дела. Для этого нам надо много работать, менять правосознание граждан и общества. А это большая, ответственная работа.

 

– И все же в глазах общественности судьи позиционируются как коррупционеры, которых трудно победить. Видимо, не призывами надо спасать правосудие, а изменением сознания судей, и прежде всего – духовного. Работа, основанная на сознании и высокой духовности, дает такой результат, который не смогут дать все университеты мира вместе взятые. В Библии и Коране Всевышний предупреждает, что надо судить очень честно. А чтобы судить честно, не нужно принуждения. Для этого надо быть просто нормальным богобоязненным человеком с обостренным чувством справедливости, морали и человеческой совести. Ни об одной земной профессии Аллах не говорит столько, как о судейской. Может, будущим и молодым судьям надо преподавать основы священных Писаний, развивать их духовный мир? Ведь духовность, как и честь, распространяется на все – личную жизнь, общественное положение, деловую репутацию...

– Согласен, развитию духовного мира, культуры молодых людей и особенно будущих судей необходимо уделять особое внимание. Основы этики, морали и нравственности занимают немалое место в учебных программах школ и вузов, но что касается религии, то это, думаю, требует индивидуального решения и желания каждого человека. Не следует забывать, что по Конституции Казахстан утверждает себя светским государством. Судья, как и любой другой гражданин нашей страны, может быть приверженцем избранной им религии, и ему в этом никто не мешает.

 

Выборность судей разрушит судебную систему

 

– На одной из встреч в Алматы председатель административного суда федеральной земли Гамбург Герд Велинг заявил, что в Германии судебная система неподкупна. По его словам, у них весьма немногим удается стать судьей, для этого нужно быть очень сильным юристом. Причем судья там выбирается пожизненно. Господин Велинг поделился немецким опытом и порекомендовал Казахстану внедрить у себя систему выборности судей. Как Вы относитесь к предложению зарубежного коллеги?

– По моему мнению, выборность судей не только дестабилизирует, но и разрушит судебную систему. Формирование судебной власти по такому принципу будет не просто противоречить нашей Конституции, но главное – приведет к зависимости правосудия. При выборах судей будут использоваться разные рычаги, в том числе финансовые. Желающих завести «своих» судей будет предостаточно. Чем суд значимее, тем более значительные финансовые ресурсы будут использованы. Избранный таким образом судья будет зависим не только от избирателей, но и от политиков, финансово-промышленных групп и так далее. А этого допускать нельзя. Судья должен быть независим и при отправлении правосудия руководствоваться только Конституцией и законом. Во многих демократических странах судьи назначаются, а не избираются. Особу хочу отметить, что господину Велингу, давая в Казахстане советы о введении выборности судей, следовало бы информировать аудиторию о том, что в Германии судьи назначаются министром юстиции, и объяснить, почему в его стране не внедряется выборность судей.

 

– Многие судьи не хотят работать в административных судах и просят перевести их в суды общей юрисдикции. Почему? Будет ли повышен статус административного судопроизводства?

– Я бы не сказал, что многие, но ряд таких обращений имеет место. Причин здесь несколько. Во-первых, когда создавались административные суды, было намерение повысить степень актуальности дел об административных правонарушениях как среди населения, так и среди судей. Раньше административные дела назывались материалами и всерьез не воспринимались, поскольку оценка работы судьи была построена лишь на показателях рассмотрения уголовных и гражданских дел. И хотя законодательство переименовало эти материалы в дела, старые стереотипы о их второстепенности все же остались. Во-вторых, на сегодня рассматриваемые в административных судах дела в большинстве своем однотипны и не представляют особой сложности. В-третьих, огромный вал административных дел и, соответственно, высокая нагрузка на судей. Меры по решению этих проблем принимаются. Так, в Концепции правовой политики указывается о необходимости преобразования административного судопроизводства в полноправную форму осуществления правосудия.

 

– В Парламенте рассматривается законопроект о внесении изменений и дополнений в кодексы по совершенствованию судебной системы и уголовного судопроизводства. Многие из них носят концептуальный характер и кардинально меняют некоторые процессуальные институты. К примеру, предусматривается исключить дублирование функций различными судебными инстанциями. На Ваш взгляд, это будет удобно для населения?

– Парламент уже принял этот законопроект и передал на подпись главе государства. Документ предусматривает модернизацию судебной системы путем создания оптимальной трехзвенной структуры. Теперь дела по первой инстанции будут рассматриваться районными и приравненными к ним судами, областные суды будут рассматривать дела в апелляционном и кассационном порядке, а Верховный суд – надзорные жалобы. Такой порядок сократит судебные инстанции.

Сегодня в Казахстане надзорное производство осуществляется и в областном суде, который является судом второй инстанции и ко всему прочему рассматривает некоторые дела по первой инстанции. Аналогичная ситуация и в Верховном суде, где имеются дела, которые рассматриваются по первой инстанции, а также в апелляционном и надзорном производстве. Получается, что одни и те же судебные органы выступают в нескольких ипостасях. Многоступенчатость судов и дублирование функций вызывают серьезные нарекания со стороны участников процесса. Новая структура упростит и ускорит судебное следствие, а значит, будет удобна для населения.

 

– Также по внесенным в закон поправкам исключается коллегиальное рассмотрение уголовных дел в судах первой и апелляционной инстанций, и все дела, кроме подсудных суду с участием присяжных заседателей, будут рассматриваться судьей единолично. Не породит ли это еще большую коррупцию среди людей в мантии?

– Думаю, подобные опасения напрасны. Во-первых, такая поправка направлена на формирование оптимального состава суда для оперативного и качественного рассмотрения дел в первой и апелляционной инстанциях. Во-вторых, на повышение ответственности судьи при принятии решения, что, полагаем, сократит коррупцию в судейской среде. Более того, я считаю реальным решить задачу полного искоренения коррупции среди судей. Над этим мы и работаем.

 

– Изменения коснулись и суда присяжных. Теперь в его составе будут один судья и десять присяжных заседателей. Можно ли доверять присяжным? Прокурорские проверки показывают, что в их число попадают всякие, даже осужденные, пациенты нарко — и психдиспансеров….

– Институт присяжных заседателей в Казахстане доказал свою жизнеспособность и необходимость. Вообще вовлечение присяжных в отправление правосудия признается в мире одной из самых демократичных форм участия населения в уголовном судопроизводстве, и в этом плане расширение состава суда присяжных в нашей стране заслуживает одобрения. Что касается попадания в их ряды лиц, не отвечающих предъявляемым требованиям, то такие факты действительно встречаются. Поэтому местным исполнительным органам, на которых возложена обязанность отбора кандидатов в присяжные, необходимо улучшать эту работу, чтобы исключить любые причины, могущие вызвать недоверие к присяжным, скомпрометировать их в глазах общества. В целом, как показывает судебная практика, присяжные выносят не только обвинительные вердикты, но и оправдательные. О чем это говорит? О том, что они достаточно ответственно относятся к исполнению своих гражданских обязанностей.

 

– Становится модным использовать в судебной практике медиацию – досудебное разрешение споров по делам небольшой и средней тяжести, и эта идея, если не ошибаюсь, заложена в новой Концепции правовой политики. В то же время не решен вопрос, кто будет проводить медиацию в Казахстане? Наш закон этого пока не предусматривает. Будет ли юридическая общественность просить правительство включить в план законопроектных работ проект о медиации?

– На сегодня этот вопрос пока не решен, но в перспективном плане законопроектных работ правительства на 2010-2011 годы предусмотрена разработка проекта закона о внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам внедрения института примирительных процедур.

Тема медиации в современной ее интерпретации для Казахстана относительно новая, хотя некоторые виды досудебного урегулирования спора нам давно знакомы. Например, в Трудовом кодексе регламентируются вопросы образования согласительной комиссии и организации ее работы, сроки обращения в органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров и так далее.

На мой взгляд, медиация, как одна из эффективных форм разрешения споров, имеет свое будущее, ведь она прежде всего подразумевает примирение сторон. В Концепции правовой политики обозначены различные пути и способы достижения компромиссов между сторонами, в том числе речь идет о медиации, которая может успешно использоваться не только в уголовном праве по делам небольшой и средней тяжести, но и в гражданском.

 

– Какие основные приоритеты дальнейшего развития судебной системы обозначены в целом в Концепции правовой политики на 2010-2020 годы?

– В первую очередь я бы назвал дальнейшее последовательное образование системы специализированных судов. Сегодня во всех областях действуют специализированные межрайонные экономические и административные суды, в Астане и Алматы – специализированные межрайонные суды по делам несовершеннолетних, а также специализированный финансовый суд в Алматы. В 2010 году планируется создать специализированные межрайонные суды по уголовным делам и специализированные межрайонные военные суды по уголовным делам. Далее эта работа будет продолжена. Специализация судов позволит судьям стать профессионалами высокого класса, грамотно и оперативно рассматривать конкретные категории дел, что, по сути, является одним из путей повышения эффективности судебной системы. В концепции также поставлены задачи по реализации принципа равенства и состязательности в судебном процессе, обеспечению открытости и прозрачности судебной деятельности, внедрению современных средств фиксации судебной информации, поэтапному расширению пределов судебного контроля в досудебном производстве. И, конечно же, по совершенствованию отбора судей, исполнению судебных решений, повышению социальной защищенности судей.

 

– Будут ли в перспективе переданы в подсудность военных судов уголовные дела о преступлениях, совершенных сотрудниками других силовых ведомств – органов внутренних дел, финполиции, таможни, прокуратуры? То есть тех, кто по своему статусу и по другим параметрам приближен к военнослужащим, чья профессиональная деятельность связана с тайнами и секретами государства. И еще: будут ли в военных судах рассматриваться иски, где в качестве ответчиков выступают военные организации?

– Кардинального пересмотра подсудности военных судов пока не планируется. Но ряд мер по совершенствованию деятельности военных судов, конечно, будет принят.

 

– Оналсын Исламович, благодарю Вас за беседу.

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz