Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Соединенные Штаты Америки: президент и конституция /Дон Уоллес, профессор права юридического центра при Джорджтаунском университете, председатель Международного института права/

Дата: 01 апреля 2011 в 15:41 Категория: Новости науки

22-23 апреля в Алматы прошла Международная научно-практическая конференция «Институт президентства в Республике Казахстан: история и современность», посвященная подведению итогов 20-летнего развития института президентства в Казахстане. Организаторами указанной конференции выступили Конституционный Совет Республики Казахстан, акимат г. Алматы, КазНУ им. аль-Фараби при участии Министерства иностранных дел РК, Министерства образования и науки РК, Министерства связи и информации РК, Университета им. Д.А. Кунаева, Института правовых исследований и анализа, общественного объединения «Юристы за справедливые выборы». В конференции приняли участие видные ученые и общественные деятели Казахстана, представители государственных органов Республики Казахстан: Администрации Президента, Парламента, Конституционного Совета, Правительства, Верховного Суда, прокуратуры, центральных министерств и ведомств и т.д., а также крупнейшие правоведы из других государств. Это масштабное мероприятие было широко освещено казахстанскими СМИ.

На конференции выступил профессор права юридического центра при Джорджтаунском университете, председатель Международного института права Дон Уоллес.

 

Соединенные Штаты Америки:

президент и конституция

 

Президент Америки является творением конституции США, в некотором роде Гулливером, ограниченным и сдерживаемым лилипутами (Джонатан Свифт, Путешествия Гулливера, 1735 г. Известный роман о Лемуэле Гулливере, путешествующем по стране лилипутов, по сравнению с которыми Гулливер был великаном). На данный момент, в 2010 году, президент является наиболее могущественной фигурой, а президентство – наиболее влиятельным институтом в нашей системе. Он одновременно является главой государства и федерального правительства (у нас федеральная система с центральным правительством и правительствами 50 штатов. Иногда мы называем это системой «двойного суверенитета». Сочетание обоих может быть причиной того, что американцы не будут иметь четкого представления о «государстве»), главой властвующей партии (в настоящее время – Демократической партии) и, несомненно, является центром политического внимания; также президент имеет «высокую трибуну» (данное определение приписывается президенту Теодору Рузвельту), стоя за которой, он имеет силу убеждать народ и конгресс.

Система правления нашей страны является «президентской», а не парламентской; президент избирается народом (на четырехлетний срок; и максимально – на два таких срока), а не конгрессом, который отдельно избирается народом в штатах и избирательных округах по выборам в конгресс (два сенатора от каждого штата – на шестилетний срок, а члены палаты представителей – на двухлетний срок; в данном случае нет ограничений по количеству таких сроков, а также есть члены конгресса, предположительно несколько человек, состоявшие на службе более 50 лет). В нашей стране действует система разделения и ограничения власти, которой управляют не лилипуты, а система сдерживания и балансирования. Наша конституция 1787 года, вступившая в силу в 1789 году, фактически является нашей второй конституцией и заменяет статьи конфедерации от 1781 года, в соответствии с которыми власть принадлежала конгрессу, а единоличного главы исполнительной власти не существовало; это являлось недостатком данной системы, который был исправлен конституцией 1787 года путем обеспечения сильного руководителя исполнительной власти. Более того, было принято общее решение о том, что первым президентом будет Джордж Вашингтон, «отец нашей страны», генерал, командующий войсками во время революционной войны против британцев, от которых была провозглашена независимость в 1776 году. Конституция, несомненно, была направлена на то, чтобы президент обладал «силой» («Записки Федералиста», № 70, Александр Гамильтон) и инициативой – как внешней, так и внутренней, а Вашингтон являлся сильным президентом (Вашингтон ушел в отставку после двух сроков). Тем не менее только после президентства Франклина Делано Рузвельта (1933-1944 гг.), который был избран четыре раза, в конституцию были внесены изменения, предусматривающие максимум два срока. И в самом деле, никто до Франклина Делано Рузвельта не избирался президентом более чем на два срока.

Если вы следили за длившейся год и завершившейся в прошлом месяце борьбой президента Обамы за реформы законодательства в сфере здравоохранения, то вы поняли смысл разделения властей. В связи с этим президент сделал политическое заявление о том, что конгресс должен проявить законодательную инициативу (хотя сам президент имеет право вносить на рассмотрение любой законопроект), и мы видели, что две палаты – сенат и палата представителей, использующие различные методы, и более того – различные комитеты в каждой из палат, представили различные тексты законопроектов. В конце концов президент должен был «скрутить руки» членам своей партии, чтобы получить голоса и максимально приблизиться к победе; законодательство было настолько противоречиво, что лидеры Демократической партии в конгрессе пошли на дальнейшие меры и позволили отдельным своим членам не голосовать за законопроект, чтобы защитить их от нападок избирателей на предстоящих выборах в конгресс в ноябре 2010 года. Лето 2009 года стало пиком протеста против реформ, что даже некоторые штаты предполагали, что не будут следовать за лидером федерального правительства. Это было не самое лучшее время для Америки. Я упомянул об этом для того, чтобы проиллюстрировать такую систему, в которой президент должен лидировать и вести за собой не только центральное и федеральное правительство с раздельной властью между президентом и двухпалатным конгрессом, но и всю федеральную систему с 50-ю штатами, при этом быть открытым для общественности, несмотря на атаки прессы и средств массовой информации. На самом деле губернаторы и министры юстиций отдельных штатов заявляют, что планируют обратиться в суд для оспаривания и признания несоответствия конституции требования о приобретении медицинского страхования, которое содержится в законодательстве (в частности, чтобы гарантировать населению достаточную защиту и на самом деле позволить сократить размер страховых премий).

Возвратимся к институту президентства и подведем итоги: президент (конституция США, статья II) разделяет власть с двумя палатами конгресса (конституция США, статья I) на федеральном уровне; в системе «двойного суверенитета», в которой штаты имеют все виды власти, не делегированные федеральному правительству (конституция США, Десятая поправка); право граждан на свободу слова и свободу совести, а также права прессы, закрепленные в Первой поправке; первые десять таких поправок образуют Билль о правах, принятый в 1789 году и вступивший в силу в 1791 г. И суды, и судебная система, как федеральные, так и отдельных штатов (конституция США, статья III), призваны «защищать» эти и многие другие права от нарушения их конгрессом или президентом, а также правительством штатов.

Каким образом президент осуществляет свои обязанности вне этой системы разделения и ограничения властей, системы сдерживания и баланса и остается одним из значимых людей, если не самым значимым в мире? Существует несколько ответов: во-первых, с 1787 года США добились огромной власти в мире (все больше и больше разделяя ее с другими странами). Внутри страны компетенции правительства чрезвычайно возросли в связи с требованиями и запросами современной экономики и общества, ускоренными процессами развития в течение президентства Франклина Делано Рузвельта и его «нового курса».

Выступая с докладом здесь, в Алматы, хотелось бы отметить, что суды в Америке осуществляют свою судебную власть согласно статье III конституции и подтверждают тот факт, что президент обладает большей властью во внешней политике, так как в этой области вряд ли он будет нарушать защищаемые законом права и личные свободы, чем в области внутренней политики /Youngstown Sheet & Tube Co. v Sawyer, 343 US 579 (1952) и другие судебные решения/. В статье II конституции предусмотрено, что президент обладает всей «исполнительной властью» государства, а также является главнокомандующим вооруженных сил; верховный суд провозгласил его «единоличным органом» иностранных дел: главным дипломатом и лицом, ведущим переговоры. Примечательно то, что, несмотря на нашу конституцию, которую многие хотят видеть как строго соблюдаемую, в ней фактически, по необходимости или, возможно, и преднамеренно, содержатся пробелы, и многое в ней не прописано, что практически дает нашим судам (и, как правило, адвокатам) возможность интерпретации; в действительности, например, в конституции ничего не говорится о «дипломатических полномочиях». Наряду с тем, что президент является главнокомандующим, конгресс имеет полномочия в соответствии с законодательной властью (статья I Конституции устанавливает многие законодательные полномочия (например, в отношении внешней и внутренней торговли, а также полномочия сената в отношении международных договоров и встреч) объявить войну, управлять армией, имеет полномочия в отношении денежных средств (повышать налоги, выделять ассигнования на исполнительную власть); тут опять, относительно использования власти, соотношение между полномочиями президента и полномочиями конгресса четко не определено. Пока суды ограничивали себя от определения этого факта на протяжении многих лет, особенно начиная со второй мировой войны, власть постепенно, верно и неминуемо переходила к президенту, из-за «силы» и «законодательной инициативы», предоставленных ему. В то время как конгресс одобрил войны в Афганистане и Ираке, президент Буш заявил, что может провести первую войну в заливе без одобрения конгресса, хотя, в конечном счете, он получил его; президент Клинтон (и НАТО) вторглись в Боснию без одобрения конгресса, так же  как и президент Трумэн поступил с Кореей (хотя он полагался на санкции ООН (по всей видимости, президент Буш тоже полагался на подобные санкции во время первой войны в заливе), которые не могут заменить кКонституцию или конгресс в нашей системе). При помощи «Войны против террора» президент Буш младший установил значительную власть, даже над личными свободами граждан (включая даже так называемых «вражеских боевиков»), что возмутило многих юристов-конституционалистов, а администрация Обамы в некоторой степени ограничила эту власть. Право и правоведы имеют важное место в нашей системе. Однако важные решения президента, особенно в отношении военных и дипломатических вопросов, которые считаются «политическими вопросами», обычно защищены от судебного контроля. Но конституция содержит окончательный ответ на все вопросы по распределению власти. Однажды я слышал слова бывшего председателя верховного суда Сандры Дэй О’Конор, которая говорила в суде: «Президент имеет власть, и мы имеем власть, но мы определяем суть, что такое президентская власть...».                                  

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz