Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Казахстан должен иметь АЭС, но это должна быть ...

Дата: 01 апреля 2011 в 15:51

На фоне последних новостей из Японии в Казахстане не утихают споры вокруг дальнейшего развития отечественной атомной промышленности. Своим видением ситуации в этой области с «&» поделился председатель правления АО «KEGOC» Алмасадам Саткалиев.

Алмасадам Майданович, сегодня ведется много споров по поводу дальнейшего развития атомной промышленности страны. В частности, насколько оно нам необходимо и нужно ли строить АЭС. Напомним: в связи с событиями в Японии Германия вывела из эксплуатации атомную электростанцию «Изар-1». А как вы к этому относитесь?

– На сегодня среди экспертов, имеющих непосредственное отношение к электроэнергетике и вопросам развития атомной энергетики в Казахстане, сформировались два противоположных мнения. Одни считают, что республика вполне может обойтись без АЭС. Их аргументация такова. Разведанных на сегодня запасов угля в стране хватит более чем на 700 лет. Помимо этого, существует огромный потенциал углеводородного сырья – газа, возобновляемых источников энергии, гидропотенциал, который еще не используется в полном объеме. В связи с этим на данном этапе развития пока нет необходимости строить АЭС, особенно учитывая отсутствие на сегодня безопасных технологий, как это показали последние события в Японии. Другая точка зрения: за атомной энергетикой будущее и она повлечет за собой развитие смежных производств, в частности, таких как высокоточное машиностроение и цветная металлургия. Это другой уровень компетенции, переделов, речь идет о вертикально интегрированных компаниях, которые будут построены в Казахстане. Таким образом, получит свое развитие экономика XXI века, связанная именно с инновационно-технологическими аспектами, внедрением нанотехнологий. Вот эти два мнения, которые имеют полноценное право на жизнь, сейчас существуют в стране. Но решение должно принять само общество, и, возможно, это решение отчасти будет политически мотивировано, как это сейчас происходит в Европе.

А ваше личное мнение?

– Я лично считаю, что нужно развивать атомное направление. Казахстан в любом случае должен стать обладателем атомной электростанции, но это должна быть современная и безопасная станция. Необходимо использовать реактор нового поколения. Кроме того, важно соблюдение основных базовых условий для строительства АЭС с учетом международного опыта эксплуатации подобного рода оборудования. Получается, для строительства АЭС в первую очередь необходима сейсмобезопасная зона. Второе, рядом должен находиться большой водоем, который обеспечит безо­пасность даже в критических ситуациях, если будут сбои в системе охлаждения. И третье, удаленность от основных центров компактного проживания населения. Только при соблюдении трех этих условий и наличии современных технологий страна должна развивать атомную энергетику. Причем это обязательно должно быть расписано в соответствующей госпрограмме.

Проект строительства АЭС в Казахстане, ТЭО которого сейчас разрабатывается, отвечает перечисленным вами условиям?

– Согласно проекту это будет станция средней мощности. У этого проекта тоже есть свои сторонники и противники. Кто-то говорит, что мы уже достаточно вложились в этот проект, нужно его быстрее разворачивать, так как он даст нам возможность получить новые технологии. Оппоненты, наоборот, предлагают подождать, когда в мире появятся реакторы нового поколения, чтобы закладывать в проект нашей АЭС технологии завтрашнего дня. Я пока не склоняюсь ни к одному из двух этих мнений. Относительно места размещения станции – площадка в Актау сегодня соответствует всем базовым критериям расположения АЭС. После 2020 года, когда будет развита национальная электрическая сеть, в этом регионе появится необходимость в источнике электрической мощности. Какой это будет источник, определит компетентное министерство. Это может быть как атомная станция, так и когенерационная. Сейчас очень серьезно развиваются технологии по производству энергии на парогазовых установках путем сжигания газа. Не отстают и угольные разработки, в которых используется сверхкритическое давление и циркулирующий кипящий слой. Огромные деньги вкладываются и в экологический аспект, включая утилизацию углекислого газа и других выбросов. В общем, технологии не стоят на месте. Все эти направления имеют право на жизнь. И Казахстан, будучи обладателем углеводородного сырья, залежей урана и определенных циклов по его переработке, должен развивать эти технологии. В перспективе, в условиях глобализации это позволит стране стать нетто-экспортером электроэнергии, то есть готового продукта. А подходы к реализации этой программы должны строиться на экономичности и экологичности, и в том числе на мнении общественности, чтобы решить, какое направление развивать и нужно ли строить эту АЭС. Я считаю, дискуссия здесь должна быть шире, чем на уровне одних лишь экспертов. Возможно, те события, которые произошли с реакторами на АЭС «Фукусима», станут стимулирующим фактором вовлечения общественности в решение этого вопроса.

Смогут ли возобновляемые источники энергии заменить атомную энергетику?

– Для начала хотелось бы развеять несколько мифов о возоб­новляемых источниках энергии (ВИЭ). Безусловно, у нас в стране огромный потенциал ВИЭ – согласно исследованию ПРООН, он составляет 130 млрд кВт/ч в год. При этом общее потребление электроэнергии у нас 86 млрд кВт/ч, то есть потенциал больше, чем потребление. Загвоздка в том, что ВИЭ относятся к неуправляемым источникам энергии, здесь мы зависим от того, есть ли сегодня солнце, ветер, водным ли выдался год. Будучи неуправляемым, любой крупный ВИЭ, за исключением очень мощных гидроэлектростанций или комбинированных гидроаккумулирующих станций, – это источник дестабилизации электрической сети. Таким образом, для того чтобы масштабно развивать ветропарки мощностью более 50 МВт, необходимо подготовить специальную «умную» сеть, обеспечить резервирование. А это очень затратные технологии, они требуют инвестиций, в разы превышающих те, которые мы можем себе позволить.

В связи с этим у экспертов сформировалось однозначное мнение: ветропарки нужно развивать в регионах, которые либо работают изолированно от высоковольтных сетей, либо имеют настолько слабую связь с высоковольтной сетью, что перепады на ВИЭ не будут влиять на работу основной сети. Также эксперты предлагают развивать комбинированные циклы. К примеру, строить большой ветропарк, а рядом с ним – гид­роэлектростанцию. При такой комбинации ветровой источник будет закачивать воду наверх, тем самым создавая условия для того, чтобы в часы максимума нагрузок эта вода могла быть сброшена по пиковым ценам. За счет этого варианта затраты на строительство станции окупятся быстрее.

Хотелось бы подчеркнуть, что у нас в Казахстане очень правильно выстроена политика в этой области. В стратегическом плане развития страны четко определен процент возобновляемых источников энергии, который должен быть вовлечен в энергобаланс. Даны конкретные цифры: к 2015 году – 2%, к 2020-му – 5%. Эти цифры ра­зумны, системны и не будут дестабилизировать сеть. Поэтому я скептически отношусь к тому огромному ренессансу, который сейчас имеется в обществе насчет строительства гигантских ветровых станций. Если сегодня мы «наштампуем» ветропарки, то дестабилизируем систему. В результате те, кто их строил, не смогут выполнить свои инвестиционные обязательства, вернуть кредиты. В массовом варианте это будет изначально невыгодный, непродуманный бизнес.

И несколько слов о вашей компании. Каков объем инвестирования в проекты KEGOC в 2011 году? Был ли сокращен бюджет компании в этом году? Если да, какими проектами пришлось пожертвовать?

– На текущий год наш бюджет составляет порядка 57 млрд тенге. По сравнению с 2010-м бюджет увеличился на 6%, это плановый рост. В этом году мы ожидаем примерно 3,5 млрд тенге чистого дохода, с которых выплатим дивиденды нашему единственному акционеру – фонду «Самрук-Казына». Что касается нашей инвестиционной программы, то в 2011 году на нее предусмотрено 17 млрд тенге. В текущем году мы приступили к реализации второго этапа модернизации Национальной электрической сети. Также мы продолжаем проект строительства новой подстанции «Алма». Кроме того, планируем построить открытое распределительное устройство и линии электропередачи в 220 киловольт на Мойнакской ГЭС, которые соединят эту станцию с Национальной электрической сетью. По прямому поручению главы государства компанией реализуется проект повышения надежности астанинского энергоузла с реконструкцией линии ЦГПП – Осакаровка.

Джамиля Каримова

№10-01.04.2011


Вы можете прокомментировать эту статью.

По сообщению сайта Бизнес & Власть