Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Сравнительный анализ законодательства о недрах и недропользовании Украины и Республики Казахстан (плюсы и минусы) /кандидат юридических наук Ж. Елюбаев/

Дата: 02 апреля 2011 в 07:43 Категория: Новости науки

Сравнительный анализ законодательства

о недрах и недропользовании Украины и Республики Казахстан (плюсы и минусы)

 

© Все исключительные авторские права на данную работу принадлежат Ж. Елюбаеву.

 

В настоящей статье автор кандидат юридических наук Ж. Елюбаев представил сравнительный анализ законодательства о недрах и недропользовании Республики Казахстан и Украины. Автором исследованы основные и важные положения законодательства двух стран, регулирующие отношения в сфере недропользования. Определены как положительные, так и отрицательные аспекты законодательных актов, приведены доводы о необходимости их совершенствования, в целях более эффективного управления процессом освоения недр. Практически эта работа является первой на постсоветском пространстве, поэтому высока ее актуальность, теоретическая и практическая значимость

 

С развалом СССР вновь образованные государства на постсоветском пространстве, в том числе Украина и Казахстан, стали обладателями богатейших природных ресурсов. В начале 90-х годов прошлого века Украина и Казахстан, как и другие бывшие союзные республики, впали в тяжелейший экономический и политический кризис. Выходу из кризиса, в первую очередь из экономического, способствовало то, что оба государства взяли курс на диверсификацию промышленности путем активного освоения месторождений минерального сырья и полезных ископаемых. Для выбора этого пути были серьезные основания. Так, например, в недрах Украины найдено около 20 тысяч месторождений полезных ископаемых, из них около 8 тысяч месторождений (97 видов полезных ископаемых) имеют промышленное значение и включены в государственный баланс. По запасам железных (около 14% общемировых), марганцевых руд (около 43%) и ряда других полезных ископаемых Украина занимает ведущие позиции в мире. Сильны позиции Украины в добыче угля, титана, графита, каолина и других полезных ископаемых. Некоторые эксперты, говоря о суммарной стоимости полезных ископаемых, заложенных в недрах Украины, называют сумму в 30 триллионов долларов США. Только по данным Института экономики Национальной академии наук, в 2000 году доля валовой продукции минерально-сырьевого комплекса Украины достигла 40% ВВП (www.advis.ru). Все эти отношения по освоению недр регулируются Кодексом о недрах Украины, принятым 27 июля 1994 года №132/94-ВР. Следует сказать, что в 2004 году в Верховную раду был внесен новый кодекс, однако политические события последних лет не позволили принять этот важный законодательный акт. В настоящее время ряд ведомств правительства Украины разрабатывают новый проект кодекса о недрах.

Что касается Республики Казахстан, то ее минерально-сырьевая база поистине уникальна, она составляет важнейшую часть мировых запасов полезных ископаемых и имеет огромный потенциал для промышленного освоения. По запасам нефти Казахстан занимает седьмое место в мире, по залежам угля – шестое, по залежам урана – второе, золоту – восьмое, серебру – второе, меди – третье, цинку и хрому – первое, кобальту – пятое. И этот список можно продолжить, поскольку на территории Казахстана имеются полезные ископаемые и элементы почти всей Таблицы Менделеева. Успешному освоению недр способствует его правовое регулирование, основанное на действующем законодательстве о недрах и недропользовании. В силу изложенного необходимо отметить, что освоение богатых недр как в Украине, так и в Казахстане невозможно без надлежащего правового регулирования отношений в сфере недропользования. В этом плане в двух государствах действуют соответствующие законодательные акты, основными из которых в Украине является Кодекс о недрах (1994 года), а в Казахстане – Закон «О недрах и недропользовании» от 27 января 1996 года № 2828 (ранее, до принятия названного закона, в Республике Казахстан действовал Кодекс «О недрах и переработке минерального сырья» от 30 мая 1992 года). Эти законодательные акты позволили упорядочить отношения в этой сфере промышленности, однако правоприменительная практика свидетельствует о необходимости их дальнейшего совершенствования, поэтому предлагаемое исследование будет посвящено сравнительному анализу названных правовых актов двух стран, выявлению плюсов и минусов, определению путей повышения эффективности правового регулирования отношений в сфере недропользования. Кодекс о недрах Украины (1994 года) и Закон РК о недрах (1996 года) были приняты спустя несколько лет после распада Советского Союза в связи с необходимостью регулирования отношений в сфере недропользования в новых политических и экономических условиях. И эти акты выполнили свое главное предназначение – на основе их положений были созданы условия для развития и укрепления рыночных отношений в сфере освоения недр, привлечению иностранных инвесторов в лице крупнейших транснациональных энергетических компаний, подъему экономики, решению социальных задач, стоящих перед государствами. В настоящее время в Казахстане и Украине предпринимаются меры к разработке и принятию новых законодательных актов, которые должны прийти на смену действующим. Но поскольку последние все еще являются регуляторами отношений в сфере недропользования, проанализируем их основные положения, позволяющие судить об их достоинствах и недостатках.

Итак, что же понимается под недрами?

Украинский кодекс под недрами понимает «часть земной коры, расположенной под поверхностью суши и дном водоемов и простирающейся до глубин, доступных для геологического изучения и освоения» (статья 1). Казахстанский закон определяет недра как «часть земной коры, расположенной ниже почвенного слоя, а при его отсутствии – ниже земной поверхности и дна морей, озер, рек и других водоемов, простирающейся до глубин, доступных для проведения операций по недропользованию с учетом научно-технического прогресса» (пункт 6 статьи 1). По ранее действовавшему Кодексу Республики Казахстан «О недрах и переработке минерального сырья» от 30 мая 1992 года под недрами понималась «часть природной среды, которая может быть использована для удовлетворения народнохозяйственных и иных нужд путем извлечения (отделения) ее составных частей или для размещения подземных сооружений, захоронения вредных веществ и отходов производства, сброса сточных вод» (статья 3).

Юридический анализ приведенных положений свидетельствует о том, что интерпретация понятия «недра» по украинскому законодательному акту более удачная вследствие лаконичности, смысловой содержательности и емкости. Такое определение в целом соответствует научному неправовому определению термина «недра» (этимологии этого слова), под которыми понимаются «места под земной поверхностью, глубины земли». Украинский законодатель при толковании понятия «недра» удачно использовал и термин «освоение», которое охватывает все виды основной хозяйственной деятельности в сфере недропользования (геологическое изучение недр, разведку и добычу, строительство и эксплуатацию подземных сооружения), поскольку слово «освоить» подразумевает «научиться пользоваться чем-либо, употреблять что-либо, овладеть чем-либо, включить в круг хозяйственной деятельности что-либо и т.д.».

Толкование, данное понятию «недра» в казахстанском законодательном акте, менее удачное, поскольку оно характеризуется сложностью определений, использованием слов и терминов, которые требуют дополнительной интерпретации, что усложняет правильное понимание этого важного законодательного положения для сферы недропользования. Авторы этого закона, по всей видимости, в максимальной степени пытались привязать этот термин к содержанию полезной деятельности в сфере освоения недр что, на мой взгляд, является весьма ошибочным подходом. К примеру, не было надобности в перечислении видов водоемов, в использовании термина «операции по недропользованию», так как это ограничивает виды полезной деятельности в недрах; а также в использовани слов «с учетом научно-технического прогресса». Ясно, что всякая антропогенная деятельность подразумевает использование научно-технического прогресса, в том числе при пользовании недрами. Одновременное использование слов «почвенный слой» и «земная поверхность» также вызывает сомнение, поскольку и эти понятия требуют отдельного толкования. Видимо, необходимо было уйти от такой альтернативы при определении понятия «недра». На основе имеющихся теоретических разработок и сложившейся правоприменительной практике по вопросам определения понятия «недра» хотелось бы в данной работе предложить свое толкование этого термина. Так, например, через призму законодательства о недрах и недропользовании было бы правильным интерпретировать это понятие следующим образом: недра – часть земной коры, в пределах которой возможно геологическое изучение и освоение. Земная кора – верхняя, твердая часть литосферы толщиной от 5 км (под океаном) до 75 км (под материками). Земная кора отделена от нижележащей мантии Земли поверхностью Мохоровичича. Литосфера – внешняя сфера «твердой» Земли (планеты), включающая земную кору и часть верхней мантии Земли (планеты). (Поверхность Мохоровичича – часть Земли (планеты), расположенная ниже нижней границы земной коры. См. Советский энциклопедический словарь. М., 1989 г.)

Такое определение термина «недра», основанного на учении о планете Земля, позволяет в максимальной степени исключить споры по толкованию этого понятия в пределах действия законодательства о недрах и недропользовании. Далее важным положением является определение права собственности на недра. По законодательству Казахстана недра и содержащиеся в них полезные ископаемые являются государственной собственностью (пункт 1 статьи 5 Закона РК о недрах), что вытекает из конституционной нормы о том, что «недра находятся в государственной собственности» (пункт 3 статьи 6 Конституции Республики Казахстан). Правда, в конституционном положении нет прямого указания на то, что полезные ископаемые также являются собственостью государства, это обстоятельство вытекает из смысла вышеприведенной нормы Закона РК о недрах. По украинскому же законодательству недра являются исключительной собственностью народа Украины, который осуществляет право собственности на недра через Верховную раду Украины и другие представительные органы государства (статья 4 Кодекса о недрах Украины). На мой взгляд, такое положение закладывает фундаментальную основу для социальной направленности деятельности по освоению недр, поскольку у народа есть право на осуществление контроля за деятельностью недропользователей через представительные органы государства и право получать определенные «дивиденды» за пользование недрами в виде социальных благ, прямых финансовых поступлений и т.д. Следует признать, что законодательное закрепление права собственности на недра за народом, а не за государством – концептуально лучший подход, поскольку, когда речь идет о государственной собственности, права народа этого государства в отношении собственности размыты, и только лишь подразумеваются. Одним из важных институтов права о недрах и недропользовании является вопрос о предоставлении недр в пользование. Украинское законодательство предусматривает, что недра предоставляются в пользование хозяйствующим субъектам и гражданам только при наличии у них специального разрешения (лицензии) на пользование недрами. При этом право на пользование недрами удостоверяется актом о предоставлении горного отвода (статья 19 Кодекса о недрах Украины). По всей видимости, это положение распространяется только на добычу полезных ископаемых и минерального сырья. Предоставление же права на иные виды недропользования несколько отличается от вышеприведенного положения. Так, например, для геологического изучения, в том числе для опытно-промышленной разработки месторождений полезных ископаемых общегосударственного значения, недра предоставляются в пользование без горного отвода после получения специального разрешения (лицензии). Без горного отвода предоставляются в пользование недра для добычи пресных подземных вод, торфа, для захоронения отходов производства, иных вредных веществ, сброса сточных вод (статьи 21-23 Кодекса о недрах Украины). Исключением из этого общего правила является то, что иностранным юридическим лицам и гражданам недра в пользование и право на переработку минерального сырья предоставляются на конкурсной основе и в соответствии с соглашением (контрактом), заключаемым между недропользователем и уполномоченным государственным органом (статья 68 Кодекса о недрах Украины). Таким образом, недра в Украине местным (национальным) недропользователям предоставляются в пользование и изучение на основании специального разрешения (лицензии), что свидетельствует об административно-разрешительном способе передачи недр для освоения, а иностранным субъектам – на конкурсной основе и путем заключения соответствующего соглашения (контракта). Вряд ли можно признать такой механизм передачи недр в пользование оправданным и справедливым, поскольку он не обеспечивает равные условия для всех субъектов (национальные и иностранные) правоотношений в сфере недропользования. Передача недр в пользование на основе контракта является наиболее прогрессивным методом закрепления прав сторон по поводу недр, такой способ позволяет привлечь наиболее привлекательного недропользователя к освоению недр – с точки зрения инвестиций и компетентного – с точки зрения способности его эффективно разрабатывать недра. Административно-разрешительная система передачи недр для освоения всегда подразумевает диктат государственного органа и чиновника, кроме того, такой механизм имеет почву для злоупотреблений и коррупционных правонарушений. В этом плане законодательство Казахстана, на мой взгляд, является более совершенным в условиях рыночной экономики и формирования демократических институтов власти. Так, согласно Закону РК о недрах предоставление иностранным субъектам права недропользования на разведку, добычу, совмещенную разведку и добычу, то есть на основные виды пользования недрами, производится путем заключения контракта по результатам проведенного конкурса (статьи 13, 41-1). Без проведения конкурса, но также на основе контракта предоставляются права на осуществление, в частности, следующих видов недропользования: проведение операций по строительству и (или) эксплуатации подземных сооружений, не связанных с разведкой и (или) добычей; проведение операций по разведке и (или) добыче общераспространенных полезных ископаемых при строительстве (реконструкции, ремонте) железных и автомобильных дорог и мостов общего пользования; проведение операций по разведке и (или) добыче национальными (казахстанскими) компаниями. При этом следует отметить, что предоставление права на недропользование казахстанским компаниям без проведения конкурса является хорошей преференцией, поскольку местным компаниям было бы трудно конкурировать с известными транснациональными энергетическими компаниями («ЭксонМобил», «Шеврон», «Бритиш Петролиум», «Шелл», «Тоталь» и др.), работающими в сфере недропользования в Казахстане. Горный и геологический отводы, которые должны получать недропользователи по законодательству Казахстана, не являются актами, подтверждающими право субъекта на тот или иной вид недропользования. Эти документы лишь устанавливают право недропользователя осуществлять свои операции только в пределах участка недр, определенного горным и геологическим отводом (статья 13-1 Закона РК о недрах). В то время как по украинскому законодательству именно актом горного отвода закрепляется основное право на недропользование, что, на мой взгляд, не бесспорно, поскольку горный и геологический отводы являются в большей степени техническими актами, а не нормативно-правовыми. Все же юридически значимые права и обязанности субъектов правоотношений должны быть предусмотрены в юридически значимых актах (например, в законе или договоре), а не в нормативно-техническом акте.

Как усматривается из вышеизложенного, предоставление права на пользование недрами связано и с вопросом проведения конкурса. Казахстанское законодательство очень подробно регламентирует этот процесс, в частности, в Законе РК о недрах этому предмету посвящена целая глава 4-1, где подробно описывается процедура проведения конкурса. Между тем в Кодексе о недрах Украины таких положений нет, и это следует приветствовать, поскольку отношения, связанные с объявлением и проведением конкурса должно регулироваться гражданским законодательством. Казахстанские цивилисты неоднократно высказывали свою позицию об ошибочности регулирования этих отношений законодательством о недрах и недропользовании. К сожалению, этот вопрос остается открытым до сих пор, и нет уверенности в том, что уполномоченные государственные органы в сфере недропользования и законодатель услышат голос ученых-цивилистов. Положительным моментом следует признать и то, что Закон РК о недрах содержит норму (статья 42), в которой указаны виды контрактов, используемые при проведении операций по недропользованию, каковыми являются: контракт (соглашение) о разделе продукции; контракт о концессии; контракт о возмездном оказании услуг (сервисный контракт). При этом, в зависимости от условий конкретных операций по недропользованию и других обстоятельств, допускаются комбинированные и иные виды контрактов. Также в названном законе указывается, что заключение, исполнение, изменение или прекращение контракта производятся в соответствии с Законом РК о недрах и гражданским законодательством. Последнее положение вряд ли можно назвать совершенным и правильным, поскольку, на мой взгляд, эти контрактные (договорные) отношения должны регулироваться только гражданским законодательством. Кодекс же о недрах Украины не предусматривает виды контрактов, заключаемых с иностранными субъектами/недропользователями, что следует отметить как недостаток законодательства, регулирующего отношения в этой сфере экономики. Выше уже отмечалось, что по украинскому законодательству контракты с национальными недропользователями вообще не заключаются. Весьма важным является законодательное закрепление порядка прекращения права пользования недрами. Так, например, Кодекс о недрах Украины предусматривает, что право пользования недрами прекращается в случаях:

1) если отпала потребность в пользовании недрами;

2) окончания установленного срока пользования недрами;

3) прекращения деятельности пользователей недр;

4) пользования недрами с применением методов и способов, которые отрицательно влияют на состояние недр, приводят к загрязнению окружающей природной среды или вредным последствиям для здоровья населения;

5) использования недр не для той цели, для которой они были предоставлены, нарушение других требований, предусмотренных разрешением (лицензией) на пользование недрами;

6) если пользователь без уважительных причин в течение двух лет, а для нефтегазоперспективных площадей и месторождений нефти и газа – 180 календарных дней не приступил к пользованию недрами;

7) изъятия в установленном законодательством порядке предоставленного в пользование участка недр. При этом пользование недрами прекращается органом, который предоставил недра в пользование, в случаях, предусмотренных вышеприведенными пунктами 4, 5 и 6, а также в случае несогласия недропользователя с решением органа – в судебном порядке (статья 26 Кодекса о недрах Украины).

В Законе РК о недрах нет самостоятельного института прекращения права недропользования. Этот вопрос разрешается через другие правовые институты, в частности, путем: признания контракта недействительным; прекращения контракта; одностороннего отказа (государства) от исполнения контракта. Выше уже говорилось о том, что вопросы заключения, исполнения, изменения или прекращения контракта на пользование недрами должны регулироваться гражданским законодательством, поэтому наличие указанных правовых институтов в Законе РК о недрах является ошибочным подходом в регулировании описываемых отношений. В силу этого было бы правильным, если в казахстанском законодательстве о недрах были бы приведены основания прекращения права пользования недрами, а порядок прекращения действия контракта регулировался бы самим контрактом и (или) гражданским законодательством.

Весьма важным являются и вопросы осуществления платы за пользование недрами. Украинское законодательство закрепляет общее положение о том, что пользование недрами является платным, правда, существуют и исключения из этого правила. Так, например, от платы за пользование недрами освобождены: землевладельцы и земплепользователи, которые осуществляют в установленном порядке добычу полезных ископаемых местного значения для собственных потребностей или пользуются недрами для хозяйственных и бытовых потребностей на предоставляемых им в собственность или пользование земельных участков; пользователи недр, проводящие региональные геологогеофизические работы, геологические съемки, разведывательное бурение с отбором образцов, проб, направленных на общее изучение недр, поиск и разведку месторождений полезных ископаемых и за другие, предусмотренные законом виды недропользования. Итак, согласно Кодексу о недрах Украины плата за пользование недрами взимается в виде (статья 28):

1) платежей за пользование недрами;

2) отчислений за геологоразведочные работы, выполненные за счет государственного бюджета;

3) сбора за выдачу специальных разрешений (лицензий);

4) акцизного сбора.

При этом три первых вида платы за пользование недрами взимается на основании процедур, установленных Кабинетом Министров Украины (правительственным актом), а последний вид – на основании законодательного акта Украины. Естественно, все недропользователи производят, кроме этого, плату применимых налогов и иных обязательных платежей в соответствии с налоговым законодательством. Что касается Казахстана, то следует отметить, что платность недропользования является одним из основных принципов законодательства о недрах и недропользовании (статья 3 Закона РК о недрах). Виды же платы за пользование недрами предусмотрены Налоговым кодексом РК от 10 декабря 2008 года № 99-IV. Так, в статье 307 раздела 11 Налогового кодекса РК («Налогообложение недропользователей») указывается, что при проведении операций по недропользованию (операции по недропользованию – работы, относящиеся к государственному геологическому изучению недр, разведке и добыче, в том числе связанные с разведкой и добычей подземных вод, лечебных грязей, разведкой недр для сброса сточных вод, а также работы по строительству и (или) эксплуатации подземных сооружений, не связанные с разведкой и (или) добычей, пункт 11 статьи 1 Закона РК о недрах) в рамках контракта на недропользование, заключенных в порядке, определенном законодательством РК, недропользователи уплачивают все налоги и другие обязательные платежи в бюджет, установленные кодексом. Кроме этого, кодекс предусматривает специальные платежи и налоги для недропользователей, каковыми являются:

— подписной бонус, являющийся разовым фиксированным платежом недропользователя за приобретение права на недропользование на контрактной территории;

— бонус коммерческого обнаружения, уплачиваемый недропользователем за каждое коммерческое обнаружение полезных ископаемых на контрактной территории, если не предусматривается их добыча;

— плата по возмещению исторических затрат, являющаяся фиксированным платежом недропользователя по возмещению суммарных затрат, понесенных государством на геологическое изучение и обустройство контрактной территории до заключения контракта;

— налог на добычу полезных ископаемых оплачивается недропользователем отдельно по каждому виду добываемых минерального сырья, нефти, подземных вод и лечебных грязей;

— налог на сверхприбыль, плательщиками которого являются недропользователи, за исключением осуществляющих деятельность по соглашениям о разделе продукции, контрактам на добычу общераспространенных полезных ископаемых, поздемных вод и лечебных грязей, а также по контрактам на строительство и эксплутацию подземных сооружений, не связанных с разведкой и добычей.

Вся процедура расчетов и взимания обязательных платежей и налогов с недропользователя также урегулирована налоговым законодательством Казахстана, что необходимо признать наилучшей практикой. В исследуемых законодательных актах особое место занимает вопрос об урегулировании споров между недропользователями и государством. В Кодексе о недрах Украины отмечается, что споры по вопросам пользования недрами рассматриваются: органами государственного геологического контроля, государственного горного надзора, охраны окружающей среды, местными представительными органами, государственным судом, арбитражным и третейским судами в порядке, установленном законодательством Украины. Споры же, которые возникают с другими государствами, иностранными юридическими лицами и иностранными гражданами рассматриваются обязательно в соответствии с законодательством Украины (статья 64), то есть данное законодательное положение исключает разрешение споров на основе применимого права других стран. В Казахстане, на мой взгляд, положения Закона РК о недрах, регулирующие эти же отношения, являются более прогрессивными и совершенными, способствующими формированию четких и равных правил игры для всех субъектов правоотношений в сфере недропользования, а также созданию более привлекательного инвестиционного климата. Так, согласно статье 71-2 Закона РК о недрах «споры, связанные с исполнением и прекращением контракта, решаются путем переговоров либо в соответствии с ранее согласоваными в контракте процедурами разрешения спора», то есть казахстанский закон не приводит исчерпывающий перечень органов разрешения спора и не устанавливает обязательные процедуры. Таким образом, сторонам в контракте на недропользоваание предоставляется право свободного выбора органа по рассмотрению споров, возникающих в связи с пользованием недрами. Поскольку в Казахстане право на недропользование предоставляется только на основе контракта как иностранным, так и национальным недропользователям, то стороны сами определяют орган рассмотрения спора без вмешательства государства и диктата закона. Из этого общего правила есть исключение, которое устанавливает, что если споры, связанные с исполнением и прекращением контракта, не могут быть разрешены по вышеприведенной процедуре, то стороны могут передать спор для разрешения в суд в соответствии с законодательством Республики Казахстан или в международный арбитраж в соответствии с законодательным актом Республики Казахстан об инвестициях. Здесь следует отметить, что указанные правила разрешения спора между субъектами отношений в сфере недропользования касаются только исполнения или прекращения контракта на недропользование. Иные же споры, например, инициированные государственными контролирующими органами о возмещении недропользователем ущерба (вреда) окружающей среде, либо споры, вытекающие из договоров, не связанных с проведением операций по недропользованию, рассматриваются в соответствии с гражданским законодательством Казахстана. В этой связи необходимо привести положения казахстанского законодательства о гарантиях прав недропользователя, являющиеся важным правовым институтом права о недрах и недропользовании. Так, в соответствии со статьей 71 Закона РК о недрах «недропользователю гарантируется защита его прав», при этом «изменения и дополнения законодательства, ухудшающие положение недропользователя, не применяются к контрактам, заключенным до внесения этих изменений и дополнений» в закон. Однако эта гарантия не распространяется на изменения законодательства в области обеспечения обороноспособности, национальной безопасности, в сфере экологической безопасности и здравоохранения. Такого положения в Кодексе о недрах Украины не имеется.

В данной работе проанализированы лишь наиболее значимые положения законодательства о недрах и недропользовании Республики Казахстан и Украины. В ходе исследования не были затронуты вопросы правоприменительной практики, которые свидетельствуют об имеющихся проблемах в этой сфере экономики. Целью данной работы было проведение сравнительного анализа норм только лишь двух законодательных актов Украины и Казахстана, регулирующих отношения в сфере недропользования, а также определения плюсов и минусов, содержащихся в их положениях. В настоящее время Казахстан и Украина проходят период становления рыночных отношений и утверждения демократических институтов власти. В этих условиях особую значимость приобретает изучение правовых аспектов недропользования, поскольку и Украина, и Казахстан являются странами с ресурсозависимой экономикой. Как выше указывалось, природные ресурсы, и прежде всего ресурсы недр, приносят основную долю государственного бюджета и валютных поступлений обеих стран. Поэтому от того, насколько отношения в сфере недропользования отвечают радикальным рыночным реформам, по существу, зависит будущее казахстанской и украинской экономик. В завершение следует сказать, что реформирование экономики на рыночных основаниях требует разработки новых механизмов регулирования отношений в сфере недропользования и соответствующего правового обеспечения, поэтому совершенствование законодательства о недрах и недропользовании является главнейшей задачей, стоящей перед правительствами двух стран.

 

Литература

 

1. Конституция Республики Казахстан, принятая на республиканском референдуме 30 августа 1995 года.

2. Конституция Украины, принятая Верховной радой Украины 28 июня 1996 года.

3. Гражданский кодекс Республики Казахстан.

4. Гражданский кодекс Украины.

5. Закон Республики Казахстан о недрах и недропользовании от 27 января 1996 года № 2828.

6. Кодекс о недрах Украины от 27 июля 1994 года.

7. Кодекс Республики Казахстан «О недрах и переработке минерального сырья» от 30 мая 1992 года (утратил силу).

8. Большой Толковый словарь русского языка. СПб., 1998 год.

9. Советский энциклопедический словарь. М., 1989 г.

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz