Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Данилкин и Греф не вписались в протокол

Дата: 02 апреля 2011 в 07:50

Платон Лебедев обнаружил расхождения между аудиозаписями судебных заседаний по второму делу ЮКОСа и протоколами, которые ему выдал Хамовнический суд – эти разночтения отражены им в направленных в суд замечаниях. В протокол не попали угрозы прокурора Гюльчехры Ибрагимовой в адрес свидетеля Алексея Голубовича, отсутствует признание судьи Виктора Данилкина в незнании английского языка и отредактировано выступление свидетеля Германа Грефа.

В пятницу бывший глава МФО МЕНАТЕП Платон Лебедев направил в Хамовнический суд Москвы первую порцию замечаний на протокол судебного заседания по второму уголовному делу в отношении него и экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского. Он нашел минимум три имеющих серьезное значение несоответствия. Из таблицы, составленной Лебедевым, следует, что в протоколе отсутствуют упоминания об угрозе прокурора Гюльчехры Ибрагимовой в адрес свидетеля обвинения, бывшего топ-менеджера ЮКОСа Алексея Голубовича; нет признания судьи Виктора Данилкина в незнании английского и исправлены высказывания Германа Грефа, вызванного в суд по ходатайству защиты.

Инцидент с Голубовичем произошел 9 января 2010 года. Ибрагимова одернула свидетеля, которого допрашивал прокурор Валерий Лахтин. «Алексей Дмитриевич, а нам не смешно. Нам не смешно. Вы соскучились по Ходорковскому? … Перед тем как ответить на вопрос, вы смотрите на него», – заявила Ибрагимова. Голубович, говоривший в тот день явно не то, чего от него ждали прокуроры, сразу отреагировал на угрозу, обратив на нее внимание суда: «Выяснилось, что соскучился по Ходорковскому, видимо. Раз мне уже намекают». Суд отреагировал на происшедшее только 28 января, когда Голубович пришел в суд повторно и изменил показания. «Запугали вас, вас тут запугали», – прокомментировал судья Данилкин один из ответов Голубовича на вопрос.

Ничего этого в протоколе нет, там отражена только беседа Голубовича и Лахтина, несколько бессвязная из-за отсутствия реплики Ибрагимовой, выяснил Лебедев.

21 июля 2009 года Данилкин признался Ходорковскому, что не знает английского языка. Ходорковский выразил надежду, что Данилкин сможет в оригиналах изучить англоязычные документы, имеющие отношение к делу, заявив, что в их переводах на русский содержатся грубые ошибки, искажающие смысл. Данилкин ответил, что «изучал немецкий, а не английский». В протоколе этот ответ Данилкина полностью опущен. А в приговоре говорится, что «допущенные (переводчиком) Зуевой ошибки в переводе ряда документов не исключали возможности суда оценить их с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, поскольку судом исследованы оригиналы этих документов», – отмечает Лебедев.

У Лебедева есть претензии и к фиксации слов свидетелей. Так, в протоколе допроса Германа Грефа 21 июня 2010 года отсутствуют фразы, свидетельствующие о понимании Грефом уточняющих вопросов от Ходорковского и Лебедева по поводу его заявления о невозможности продажи нефтяными компаниями нефти на внутреннем рынке по ценам голландского порта Роттердама (следствие считало, что ЮКОС должен был рассчитываться со своими «дочками» по ценам, которые складываются в этом европейском порту).

Протокол «не соответствует требованиям точности и полноты» и содержит «существенные искажения», говорится в заявлении Лебедева. «Указанные недостатки имеют существенное значение для проверки приговора… на предмет законности и обоснованности, поскольку влекут за собой изменение смысла, искажение, а также не отражение ряда заявлений и процессуальных решений участников уголовного процесса», – считает подсудимый.


Протокол сравнивался с аудиозаписями, которые защита вела с самого начала процесса, о чем суд был неоднократно предупрежден и против ведения которых не возражал, сказал «Газете.Ru» адвокат Лебедева Константин Ривкин. Получив замечания на протокол, суд может их учесть, а может и не учитывать, как в свое время сделал Мещанский суд Москвы, слушавший первое дело Ходорковского и Лебедева, пояснил адвокат.

В соответствии с разъяснением Верховного суда, обжаловать решения суда по замечаниям на протокол судебного заседания невозможно, отметил Ривкин.

Аудиозапись процесса не запрещена законодательством, но что с ней делать после вынесения приговора, непонятно, говорит собеседник «Газеты.Ru». «Когда мы отправляли замечания на протокол судебного заседания в Мещанском суде, приложив к ним аудиозаписи, то они со свистом в суд ушли и со свистом и вернулись», – говорит Ривкин.

В конце декабря 2010 года Ходорковский и Лебедев были приговорены к 14 годам заключения по обвинению в хищении нефти у дочерних предприятий ЮКОСа в 1999–2003 годах и легализации части средств, вырученных от ее продажи. В настоящее время подсудимые и адвокаты готовят кассационную жалобу на этот приговор. Суд в течение 2,5 месяцев готовил протокол судебного заседания, вследствие чего затянулась и подготовка кассационной жалобы. Протокол был передан защите и подсудимым только 16 марта, до 20 апреля Хамовнический суд определил им срок ознакомления с ним. Адвокаты Ходорковского и Лебедева ранее уже говорили журналистам, что направляли в Хамовнический суд замечания на протокол судебного заседания.

По сообщению сайта Газета.ru