Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Мнение: Пенсионная реформа, или Доступно о сделке с будущим

Дата: 04 апреля 2011 в 14:00 Категория: Общество

Павел Краснобрижий – Руководитель Днепропетровской областной организации молодежного крыла ПП «Сильная Украина»

Многие страны уже прошли через пенсионную реформу, и почти везде она давалась тяжело. Но в нашей стране обсуждение реформы идет особенно тяжело, и мы откладываем принятие решений снова и снова. Наш лидер и главный реформатор Сергей Тигипко говорит: «Альтернативы пенсионной реформе нет». А президент отправляет весь проект на новый круг народного обсуждения. Ну что ж – продолжаем обсуждать.

Сразу расставлю точки над «і»: я сторонник идеи реформы. Все, кого это не устраивает на уровне ощущений, дальше могут не читать. Я буду говорить на языке логики, и буду говорить от имени своего поколения – поколения 70-80-х. Разговор пойдет преимущественно о солидарной системе, потому что это главный разговор. Я объясню, в чем суть вещей с повышением пенсионного возраста. И еще я буду желать Тигипко силы и воли, чтобы закончить это безнадежное (не раз и не одним политиком уже брошенное) дело. Возможно, и мои аргументы внесут свою лепту.

Начну с того, что в самом обсуждении пенсионной реформы зарыт дьявол: тема болезненная, и много кому хочется прослыть защитником народных интересов от коварной власти. Между тем, строго говоря, власть вообще не может быть стороной переговоров по пенсионной реформе. Истинные стороны переговоров — пенсионеры и работающие. Причем, работающие должны договориться не только с нынешними пенсионерами, но и сами с собой, то есть с будущими пенсионерами. Только при условии достижения этого компромисса пенсионная система страны будет считаться справедливой. А власть может и должна выступить лишь как посредник и описать границы возможного.

По поводу чего же должны договориться работающие и пенсионеры? Их интересы очевидны: пенсионеры хотят пенсию побольше, работающие хотят отдавать со своей зарплаты поменьше. Точка. Все остальное или вообще не имеет отношения к сути реформы, или является необязательной опцией и может быть отброшено. Ведь главный принцип солидарной пенсионной системы прост – работающие скидываются, чтобы помочь пенсионерам. И ответить нужно всего на один вопрос: «По сколько скидываемся?»

Именно в этой плоскости пенсионная реформа обсуждалась в других нормальных странах мира (кроме, правда, успешного опыта Швеции, где она вообще не обсуждалась – ее просто молча провели). Есть всего-навсего один ключевой параметр, который вообще стоит обсуждать – сколько процентов со своей зарплаты должен отчислять работающий на нужды пенсионеров? Иначе это называется размером социального взноса. Причем решить это должна не власть, не оппозиция, а сами граждане. В конечном счете – это им скидываться, а в старости – им жить на эту пенсию. То есть нам.

Но Украина, как всегда, идет своим путем. Наши политики и журналисты говорят о каких-то мифических требованиях Запада, о борьбе с теневой экономикой, о рейтингах и выборах, о новых налогах, о том, что нужно еще что-то приватизировать или найти какие-то еще источники… Да не об этом нужно говорить! Нам просто нужна новая справедливая система социального обеспечения, нам нужен новый договор между работающими и пенсионерами.

Размер социального взноса прямо зависит от соотношения количества работающих к количеству пенсионеров. Иначе говоря, сколько работающих содержат одного пенсионера. В Пруссии, первой внедрившей солидарную систему во времена Бисмарка (1889 год!), это соотношение выглядело так: одного пенсионера содержали 63 работающих. Вдумайтесь: при такой системе при отчислениях с зарплаты в 1,5% немецкий средний пенсионер мог рассчитывать на пенсию, равную средней зарплате! Подчеркну, что сама идея введения пенсии изначально была поддержать самых старых, полностью утративших возможность работать. При средней продолжительности жизни в Пруссии того времени в 45 лет, пенсионный возраст был назначен в 70.

В нынешних условиях повсеместно победившего гуманизма это кажется немыслимым. Впрочем, мы не преминули довести эту идею до абсурда и благополучно впасть в свой маразм. В Украине сегодня 100 работающих содержат 95 пенсионеров – то есть соотношение практически 1 к 1. При этом средняя пенсия более чем в два раза ниже средней зарплаты, а каждый работающий отдает со своей зарплаты больше 40%. Спросите своего бухгалтера – какова Ваша зарплата-брутто, с налогами и отчислениями в ПФ? Вы увидите, что на самом деле вы зарабатываете не, скажем, 6 тысяч гривен, а 10, просто каждый месяц 4 тысячи вы перечисляете в пенсионный фонд. Чисто формально это делает работодатель, но на самом деле это ваши кровные деньги! Все ли до этого момента знали, какие они на самом деле добрые?

И все равно, даже при таких параметрах, пенсионная система Украины – банкрот. В Пенсионном фонде – дыра, и этот дефицит все последние годы гасится из бюджета. Который, если по справедливости, никакого отношения к спору между пенсионерами и работающими не имеет. Потому что это деньги, которые могли бы пойти, например, на увеличение зарплат врачам и учителям. Но этими деньгами затыкают дыры в ПФ, и получается, что врачи и учителя фактически скидываются дважды! Также «скидываются» новые дороги, новые детские сады, государственные программы доступного жилья и прочее-подобное-архиважное.

Ситуацию нужно менять. Вопрос – как? Ведь нагрузку на зарплаты увеличивать больше нельзя – люди либо перестанут работать вообще, либо полностью перейдут на неофициальные зарплаты. Отдавать 40% — это и так много. Исходить нужно как раз из того, чтобы наоборот снизить размер социально взноса. Остается только один путь: менять соотношение официально работающих и пенсионеров в пользу первых. А это значит – выводить экономику из тени, создавать новые рабочие места и… повышать пенсионный возраст.

Вывод экономики из тени и создание новых рабочих мест – это задачи, которые лежат вне поля пенсионной реформы. Это более общие экономические задачи, решение которых сейчас также в приоритете. Можно много спорить о том, как и что получается, но направление понятно. Сергей Тигипко – и кто скажет, что это он не прав, пусть первый бросит в меня камень – уже год и днем и ночью говорит о необходимости улучшения условий для ведения бизнеса и об инвестиционном климате. И он дает реальный результат, в том числе — по дерегулированию экономики. Плохо ли, хорошо, но кодифицировано налоговое законодательство, а сами налоги будут снижаться. В ближайшее время ждем от Тигипко обещанных законов по борьбе с теневой экономикой и неофициальными зарплатами. Все эти меры обязательно дадут эффект и для Пенсионного фонда. Но появившиеся средства нужно будет направлять на повышение размеров пенсий и обязательно на снижение нагрузки на зарплату. Последнее нужно чтобы стимулировать дальнейший вывод зарплат из тени и чтобы у человека оставались резервы для участия в накопительной системе.

Но одной экономикой всех проблем пенсионной системы не решить. Потому что речь идет о тонкой материи социальной справедливости, о новом компромиссе между работающими и пенсионерами. С тех пор, как были установлены советские нормы пенсионного возраста, изменилась возрастная структура общества. Это случилось объективно – благодаря прогрессу человечества в медицине, улучшению условий труда, повышению среднего уровня жизни – от обеспеченности продуктами питания до средств гигиены. Вот простые данные: в 2010 году средняя продолжительность жизни на планете составила 69 лет. В 1950 году она составляла 47 лет. Порог старости объективно отодвинулся. Женщину в 55 лет сейчас не считают старой.

Это уже случилось де факто, и теперь это просто нужно зафиксировать де юре, иначе напряжение в обществе будет возрастать. А когда вода в аквариуме закипает, рыбки из него выпрыгивают.

Попутно хочу развеять бытующий миф о средней продолжительности жизни. Утверждаю следующее: после достижения пенсионного возраста, украинцы живут долго. Дольше, чем, например, среднестатистический европеец. А показатель средней продолжительности жизни, который поднимают на знамена противники реформы, включает в себя детскую смертность, смертность в результате ДТП или несчастных случаев на производстве, из-за алкоголизма и наркомании и так далее. Эти показатели в Украине традиционно высоки, и именно они влияют на среднюю продолжительность жизни. Если совсем буквально, это означает следующее: если человек дожил до пенсионного возраста, то он с высокой вероятностью проживет не меньше дожившего до пенсии европейца.

Итак, еще раз: повышение пенсионного возраста – это не вопрос денег. Если посмотреть в совсем уж далекое будущее, мы увидим, что порог старости и дальше будет отодвигаться. Демографы утверждают, что со временем люди будут жить дольше и дольше. Просто представим себе: а что если средняя продолжительность жизни на планете в 2070 году будет составлять 120 лет? Тоже отправлять всех на пенсию в 60? Тогда кто и как будет кормить армию пенсионеров, размером в половину человечества?

Не все об этом думали, но интуитивно это понимают многие: тем, кому сейчас 20, придется работать дольше, потому что через 40 лет пенсионный порог точно будет отодвинут еще годиков на 5-10 сверху к тому, о чем мы говорим сегодня. Кстати, думающим о будущем политикам не мешало бы молодежь своей страны об этом заранее предупредить. Может, кто пить-курить бы бросил, а то и спортом занялся.

Подвожу итог. Обществу нужна справедливая система социального обеспечения, но мы хотим новой и актуальной справедливости, а не той, которую приняли за образец и засыпали нафталином еще при царе Горохе. Мы хотим быть честными по отношению к пенсионерам и к будущим самим себе. И мы хотим, чтобы они были честны с нами и не отбирали у нас нашу жизнь. При всем моем искреннем и глубоком уважении к старости, думаю, справедливым было бы такое соотношением работающих и пенсионеров, при котором одного пенсионера содержит как минимум двое официально работающих. С поправкой на теневую экономику, безработицу и другие виды неискоренимого иждивенчества, справедливый пенсионный возраст должен вычисляться так, чтобы соотношение людей трудоспособного возраста к пенсионерам было не менее трех к одному.

По сообщению сайта Подробности.ua